Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Эрдоган записался на прием к Трампу

Турецкая внешняя политика в фазе турбулентности: с кем и куда дальше двигаться

Еще недавно президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, комментируя негативное отношение большинства европейских политиков к кандидатуре Дональда Трампа на пост президента США, заявлял, что «не удивится, если в скором времени большая часть протестующих встанет в очередь на аудиенцию к Трампу». Потом после вступления Трампа в должность Эрдоган сообщал, что «поздравил Трампа с успехом на выборах» и «рассчитывает, что «Турция станет одной из первых стран, которую он посетит после вступления в должность». При этом Эрдоган подчеркивал, что «администрация Трампа представляется более расположенной к тому, чтобы принять предложения Турции по урегулированию сирийского и иракского кризисов, в частности по установлению зоны безопасности на севере Сирии».

В то же время объективности ради стоит отметить, что и сам Эрдоган не без греха. Летом 2016 года он призывал оперативно демонтировать с башни бизнес-центра Trump Towers в Стамбуле имя Трамп, так как он «не имеет терпимости к мусульманам в Америке». Напомним, что Трамп в ходе избирательной компании призывал запретить мусульманам въезд в США в связи с повышенной террористической угрозой. Став президентом, он сдержал свое слово, подписал приказ о прекращении на 120 дней программы приема беженцев из других стран, включая граждан семи мусульманских стран (Судана, Йемена, Ливии, Сомали, Ирака, Ирана и Сирии). Правда, как уточняет Би-Би-Си, «в указе упоминаний конкретных государств, за исключением Сирии, нет».

Более того, уже после победы Трампа на выборах президент Эрдоган обещал «хоть в картинках, хоть на видео» представить доказательства сотрудничества не только США и ИГИЛ (структура, запрещенная в России), но и некоторых других участников возглавляемой США международной коалиции. При этом Эрдоган указывал на сирийские курдские формирования «Отряды народной самообороны» и партию «Демократический союз», называя их террористическими организациями. Интрига в том, что не ясно, почему для своих обвинений Эрдоган использовал «междуцарствие» в Вашингтоне. То ли он стремился нанести удар в след администрации президента Барака Обамы, то ли выставить перед новой администрацией свои определенные условия для налаживания «конструктивного сотрудничества», предполагая новую внешнеполитическую повестку США в отношении Ближнего Востока и Сирии, в частности. Во всяком случае турецкие СМИ сообщали, что на декабрь 2016 года, то есть еще до инаугурации нового президента США, намечена встреча Эрдогана с Трампом во время ежегодного форума мусульман США, проводимого в Чикаго, штат Иллинойс. Не вышло.

На инаугурации Трампа 20 января 2017 года Турцию представлял министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу. После этого он вновь заявил, что «в ближайшее время состоится личная встреча Эрдогана и Трампа, которая принесет новое, позитивное развитие отношений двух стран». В свою очередь Эрдоган говорил, что речь будет идти об обсуждении ситуации на Ближнем Востоке и видении со стороны Вашингтона роли Турции в этом регионе, указывая на то, что «Турция — самая сильная страна на Ближнем Востоке, которая влияет на динамику процессов в регионе». И вот вновь на днях Эрдоган вновь публично напомнил о том, что «намерен обсудить с американским коллегой «оздоровление» отношений двух стран». По его словам, «наши страны — члены НАТО» и «мы хотим понять смысл недавних заявлений Трампа о НАТО». То есть, Анкара публично нервничает, недоумевает отсутствием должного внимания со стороны Вашингтона. Тем более что авторитетное американское издание The New York Times со ссылкой на источники в окружении Трампа сообщает, что новый глава Пентагона Джеймс Мэттис приступает к практической реализации задачи по усилению борьбы с ИГИЛ (структура, запрещенная в России). Указываются и конкретные цели: «расширение военного присутствия США на Ближнем Востоке, больше командировок в Сирию и Ирак», и «усиление американо-российского сотрудничества по борьбе с ИГИЛ (структура, запрещенная в России). Турция, как видим, не упоминается.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Дональд Трамп

Комментируя эту ситуацию, турецкая Milli Gazete призывает Анкару не считать действия Вашингтона «голливудским розыгрышем», внимательно анализировать его ходы в сторону выстраивания главных приоритетов во внешней политике: «сначала квартет США — Англия Германия — Франция, США-Россия, а потом все остальное». Потому, что хотя новый глава Пентагона говорит о том, что «Вашингтон будет сохранять свою приверженность НАТО», никто не дезавуировал слова Трампа, что «альянс утратил свою прежнюю роль», но необходимо быть готовыми и к тому, что «США или закроют «лавочку», или реструктурируют организацию, или создадут из нее более мелкие мобильные структуры». Milli Gazete уточняет, что «при взгляде на нынешнюю атмосферу отношений США и Европы можно предположить, что третья альтернатива станет для США более предпочтительной».

Действительно, премьер-министр Великобритании Тереза Мэй посетила Вашингтон, где провела встречу с новым президентом США. Она стала первым зарубежным лидером, который провел переговоры с новым хозяином Белого дома, в чем нет ничего удивительного, если иметь в виду историю стратегического партнерства двух стран. Тем более что Трамп открыто поддержал выход Великобритании из Евросоюза, а сейчас Вашингтон и Лондон заявляют о готовности начать переговоры о заключении двухстороннего соглашения о свободной торговле. По оценке британских экспертов, это «начало перетасовки карт в мировом масштабе». При этом Лондон, понимая необратимость изменений в отношениях между США и Россией, советовал Трампу «сотрудничать, но быть осторожным». Точнее, Мэй, как считают турецкие эксперты, обозначив, что прежняя администрация США, «не справившись с давлением на центр (имея в виду прежде всего Россию — С.Т.) навалилась на периферийный пояс — Ближний Восток ‑ и сделала врагами тех, кто ранее был ее союзником против другого».

Не случайно после США премьер-министр Великобритании Мэй отправилась в Турцию. Но это далеко не то, на что рассчитывает Анкара, даже несмотря на то, что таким образом Лондон демонстрирует, что Турция является для него близким союзником и партнером по многим вопросам, которые имеют глобальное значение, включая торговлю, безопасность и оборону. Для Эрдогана Мэй — политик не того уровня, с которым можно обсуждать волнующие ключевые вопросы мировой политики. Она вторична. Точно так же как и канцлер Германии Ангела Меркель, которая собирается в первых числах февраля посетить Турцию. Потому, что ни Лондон и ни Берлин не намерены институционализировать ту геополитическую роль на Ближнем Востоке, на которую психологически привыкла претендовать Турция, вписавшая сама себя в табель о рангах в состав мировых лидеров. К тому же, по нашим наблюдениям, в европейских СМИ участились публикации, в которых содержатся рассуждения о вероятности формирования альянса Трамп — Путин — Эрдоган, который «будет наносить удар по европейской демократии».

Но пока мало кто берется прогнозировать, как будет складываться внешняя политика Трампа на Ближнем Востоке. Анкара опасается того, что инициатива в этом регионе будет перехвачена Трампом и президентом России Владимиром Путиным, а Эрдогану предложат сосредоточиться на решении только некоторых деталей. Напомним, что первоначально контуры иранского ядерного соглашения обозначались при посредническом участии Турции, но потом все было согласовано между Тегераном с США, Великобританией, Францией, Россией, Китаем и Германией. Турция была на первом этапе выдавлена и из процесса сирийского урегулирования. Сейчас, когда существует альянс Россия — Турция — Иран на сирийском направлении, многое может оказаться в подвешенном состоянии из-за будущего административно-территориального обустройства Сирии (Турция всегда выступала против предоставления автономии сирийским курдам — С.Т.), или из-за возможного конфронтационного подход администрации Трампа к Ирану. Но это опять выход на диалог Вашингтон — Москва — Тегеран без участия Анкары.

Вот почему Эрдоган предпочел бы провести встречу с Трампом еще до начала предполагаемых политических катаклизмов в Европе, возможно, в НАТО, да и на Ближнем Востоке. Глобальный политический ландшафт меняется. Пока, как считает экс-министр Турции по делам ЕС Берил Дедеоглу, «Турция остается зажатой между НАТО и Россией, и нормализация отношений между Россией и США может серьезно повлиять на ситуацию». Но когда и как состоится встреча Трамп — Эрдоган, к чему нужно готовиться, к какому лагерю примкнуть, создавать или не создавать — с кем и как — сдерживающий противовес в противостоянии с Трампом или Путиным, или наоборот, идти на альянс с ними, а может быть не только с ними, в Анкаре пока никто не знает.

Станислав Тарасов

Источник: regnum.ru

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

944
Похожие новости
22 ноября 2017, 13:30
22 ноября 2017, 10:45
22 ноября 2017, 18:45
21 ноября 2017, 19:00
23 ноября 2017, 13:15
23 ноября 2017, 13:15
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 ноября 2017, 08:30
22 ноября 2017, 16:00
22 ноября 2017, 13:30
18 ноября 2017, 16:45
19 ноября 2017, 13:45
21 ноября 2017, 21:30
22 ноября 2017, 10:45