Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Эротический шантаж. Трамп, Эрдоган и бен Сальман могут хорошо пощекотать друг другу нервы в Буэнос-Айресе

На полях аргентинского саммита госсекретарь США Майкл Помпео и глава саудовского МИДа Адель аль-Джубейр уже успели обсудить ход расследования скандального убийства журналиста Джамаля Хашогги. Эта история продолжает держать в напряжении обе стороны. Другие пытаются использовать ее в своих интересах.
ФБР и Минюст США, по информации канала NBC, дали указание возобновить дело об экстрадиции Фетхуллаха Гюлена – противника президента Турции Реджепа Эрдогана, который обвиняет проповедника и его движение «Хизмет» в подрывной деятельности, в т.ч. в организации попытки военного переворота летом 2016 года. Насколько серьезны американские намерения, судить трудно, но Вашингтон вынужден сбивать пыл Анкары, устроившей информационную кампанию с требованием международного расследования под эгидой ООН убийства на территории генконсульства КСА в Стамбуле оппозиционного журналиста Хашогги. Ситуацию стоит рассмотреть в нескольких аспектах.
 
Анкара поняла, как именно можно использовать сложившуюся ситуацию в свою пользу и решить некоторые задачи. Для начала вспомним, что даже после неудачного военного переворота Эрдоган, получив своеобразный морально-политический импульс, так и не сумел добиться выдачи Гюлена, администрация Обамы была непреклонна. Для турецкого президента тогдашняя ситуация была весьма тяжелой. Чистка в армейских структурах после провала переворота, а также в полиции, в сфере образования и СМИ, необходимость проведения военной операции «Щит Евфрата» для создания буферно-оккупационной зоны вдоль сирийской границы и ослабления курдского присутствия не давали Анкаре сформировать жёсткую позицию – в игре против Вашингтона не было нужной карты. Да и у ближневосточных сателлитов США на тот момент не просматривалось откровенно слабых мест. Спустя два с лишним года ситуация серьезным образом изменилась.
 
Убийство Хашогги произошло незадолго до промежуточных выборов в США, что дало возможность демократам обвинить Трампа из-за его тесных связей с кронпринцем КСА Мохаммедом бен Сальманом, который, по мнению противников действующего главы Белого дома и, как заявляет The Washington Post, – по данным ЦРУ, чуть ли не лично отдал приказ на убийство журналиста. Данное обстоятельство поставило Трампа в весьма щекотливое положение. Поэтому ряд политических сил и в самих США, и за пределами стараются сделать все, чтобы спустить дело на тормозах. Но только не Турция.
 
Уловив момент и верно оценив уязвимость положения хозяина Овального кабинета, Анкара перевела убийство журналиста в плоскость завуалированного шантажа. Если команда возобновить дело об экстрадиции Гюлена действительно поступила, возможен размен: турки перестают педалировать убийство Хашогги, а Вашингтон выдает проповедника. Скорее всего, в такую схему заложены и некоторые другие опции, но вряд ли об этом будет заявлено официально. Сценарий реальный, а сама акция разовая: Гюлена можно выдать лишь единожды, но и повторно поднять шум вокруг спланированной спецоперации убийства саудовского журналиста не получится. При этом перехват контроля над Палатой представителей в Конгрессе – не совсем то, чего ждали демократы от прошедших выборов, т.к. за «слонами» остался контроль над Сенатом и, вероятней всего, затеять эпопею с импичментом Трампа не удастся. С другой стороны, увеличились возможности препятствовать его инициативам, идущим вразрез с фундаментальными интересами глобалистов, стоящих за большей частью демократов. «Ослы», вне всякого сомнения, тему убийства саудовского журналиста продолжат раскручивать, как смогут. Турки это понимают, а потому делают то же самое.
 
Есть и глубинная причина возможного согласия Белого дома на размен. Ответ следует искать в Эр-Рияде. Смена системы престолонаследия и устроенная бен Сальманом квазиреволюция вызвала в стане династии естественное противодействие тех, за чей счет совершается. Ультраконсервативные круги представителей конкурирующих кланов и часть молодого, вестернезированного пласта многочисленных принцев – неполный перечень тех, кто принял в штыки нововведения кронпринца. Следовательно, эти противники реформатора вполне солидарны с внешними силами, стремящимися подорвать позиции бен Сальмана в собственных интересах. Преступление в саудовском генконсульстве в Стамбуле – отличный повод оказать мощнейшее давление на кронпринца через лишение его внешней поддержки, чего в определенной мере уже удалось достичь. Важным элементом здесь является позиция Турции: чем сильней она раскручивает дело Хашогги, тем больше шансов нанести удар по наследному принцу.
 
На политическое убийство наложилось обострение в секторе Газа, где Израиль и ХАМАС провели обмен ударами, закончившийся перемирием при посредничестве Управления общей разведки Египта и отставкой министра обороны Авигдора Либермана. Не вдаваясь в перипетии внутренней политики еврейского государства, отметим появившиеся в прессе заявления о том, что налеты на ХАМАС были осуществлены при активной поддержке бен Сальмана, которому некая «чрезвычайная целевая группа» (an emergency task force, как назвали ее источники лондонского новостного портала Middle East Eye) посоветовала разворошить осиное гнездо арабо-израильского конфликта. Цель – уменьшить деструктивные эффекты по отношению к кронпринцу от медиа-кампании, связанной с убийством саудовского журналиста, т.е. путем переключения внимания на новую громкую тему. Не имея инсайдерской информации, невозможно наверняка утверждать о согласованности действий Тель-Авива и Эр-Рияда, и среди аналитиков высказывались сомнения в том, что Нетаньяху пошел на сделку с бен Сальманом, однако совпадение отдельных интересов Израиля и КСА налицо, что связано с противодействием их экзистенциальному противнику – Ирану, а также близкими отношениями с Трампом. Это – вторая составляющая ближневосточной геополитической мозаики.
Репутация кронпринца отражается на Трампе, что необходимо учитывать еще и через призму грядущей в 2020 году схватки за президентское кресло
 
Удары по иранским прокси, несостоявшаяся операция в Идлибе, американские санкции, искусственное обострение внутренних социально-экономических проблем и периодические вспышки насилия в Иране – часть непрямой войны, которую ведут против Тегерана его враги. Соответственно один из ответов на эти вызовы состоит в том, чтобы использовать ориентированные на Иран группы по всему Ближнему Востоку. Раскол между Тегераном и ХАМАСом, вызванный отказом поддержать Асада, преодолен. Данный вывод подтверждается недавним утверждением Госдепа о том, что Иран вновь предоставляет ХАМАС необходимое финансирование. Возможно, усиление присутствия персов в секторе Газа и стало одной из причин для израильского руководства отдать приказ на проведение спецоперации. Поддержать Тель-Авив мог Эр-Рияд, решавший задачу переключить внимание с кронпринца на контролируемый конфликт, а заодно сдержать влияние Ирана на ХАМАС. Однако, по всей видимости, Нетаньяху не был готов к дальнейшей эскалации и даже отставка Либермана ничего не меняла. Вероятно, нагнетание ситуации до красной черты не входило в планы и самого Ирана, поэтому достичь перемирия удалось в кратчайшие сроки. Одновременно с этим персы прекрасно видят, в какую ситуацию попал наследный принц КСА и, несомненно, прорабатывают варианты дополнительной дестабилизации обстановки в королевстве. Не дать бен Сальману заглушить тему с убийством оппозиционного журналиста в канонаде взрывов в секторе Газа отвечает интересам Тегерана.
 
Соответственно, у каждой из сторон есть свои мотивы усиливать или наоборот, ослаблять информационный прессинг по делу Хашогги. Для Тегерана выгодно обострение отношений между Западом и антиирански настроенным кронпринцем через лишение его поддержки со стороны Вашингтона и Брюсселя, а также Анкары. В свою очередь Турция готова жестко надавить на Штаты в деле Гюлена, пользуясь уязвимостью нынешней администрации и понимая, что для Трампа устойчивость бен Сальмана крайне важна в свете противостояния с Ираном и ставки на кронпринца как на «смотрящего» в Ближневосточном регионе. При этом репутация наследника престола отражается на самом Трампе, что необходимо учитывать не только в текущей политической борьбе американских элит, но и через призму грядущей в 2020 году схватки без правил за президентское кресло.
 
Исходя из имеющейся информации, Израиль, заключив перемирие с ХАМАСом, сумел на время выбраться из того обострения, к которому не был готов. Одно дело ликвидировать лидера боевого крыла палестинского движения и заработать очки перед выборами 2019 года в Кнессет, другое – ввязаться в очередную интифаду, играя в чужих интересах. Тегеран, скорее всего, займет более мягкую позицию насчет последнего конфликта Тель-Авива и ХАМАСа, но максимально поспособствует шуму вокруг убийства Хашогги – грех не воспользоваться столь удачной возможностью нанести удар по врагам-саудитам.
 
Для России, как видится, поддержание контактов с КСА даже на фоне инцидента в Стамбуле может быть полезно ради усиления недоверия западных стран к Эр-Рияду. Воспользоваться ситуацией, и, например, инвестировать в программу Vision 2030, потеснив Европу, стало бы грамотным ходом. Примером служит участие российских высокопоставленных лиц и глав крупных компаний в международном бизнес-форуме в КСА (Future Investment Initiative, FII). В деле Хашогги важно соблюдать равноудаленность, в умеренной степени осуждая произошедшее и призывая узнать правду о случившемся. Но не слишком сильно упирая на это.
 
Константин СТРИГУНОВ

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

543
Похожие новости
18 декабря 2018, 03:16
17 декабря 2018, 08:45
17 декабря 2018, 17:00
18 декабря 2018, 03:15
19 декабря 2018, 13:45
18 декабря 2018, 21:00
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 декабря 2018, 11:45
15 декабря 2018, 14:30
12 декабря 2018, 22:30
16 декабря 2018, 13:01
17 декабря 2018, 11:45
18 декабря 2018, 15:30
13 декабря 2018, 15:00