Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Если завтра в поход...

Как военно-промышленному комплексу сходит с рук один провальный контракт за другим
Рецепт катастрофы
В конце декабря 2018, когда Джеймс «Бешеный Пес» Мэттис подал в отставку с поста министра обороны после того, как президент Трамп объявил, что собирается вывести американские войска из Сирии, воцарился ад. Бывшего генерала превозносили до небес, как последнего «взрослого в комнате», расхваливали в Конгрессе и с огромным уважением выслушивали из его уст его критику президента.
Но тут есть и иная история, о которой сообщили постфактум, и она осталась совершенно не откомментированнной лже-мудрецами или кем-либо в Конгрессе: через семь месяцев после отставки Мэттис занял пост в правлении «Дженерал Дайнемикс», одном из крупнейших оборонных подрядчиков страны, во всеми прилагающимися льготами (фактически он был в том правлении с момента ухода в отставку в 2013 году, пока в 2017 году президент не обнял его по-медвежьи, по-трамповски, и не назначил министром обороны).
Об этом никто не писал колонку. Никто не поднял шума. Никто значимый ничего не сказал. О, извините меня, точности ради. На самом деле был энтузиаст, слова которого цитировали в СМИ: председатель и исполнительный директор «Дженерал Дайнемикс» Фиб Новакович, глава компании, которая сразу после отставки Мэттиса получила $714 миллионов на обновление 174 танков «Абрамс» M1A1. Она выпустила заявление, где говорилось: «Джим — мыслящий, целенаправленный и принципиальный руководитель с доказанным послужным списком беззаветного служения нашей стране. Нам оказана честь тем, что он в нашем правлении».
По данным «Вашингтон Пост» «Дженерал Дайнемикс» «четвертая по величине корпорация-реципиент контрактных долларов правительства США», а сам Мэттис — один из 50 «правительственных чиновников высокого уровня», нанятый оборонными подрядчиками с начала эры Трампа. На самом деле в том правлении, куда пришёл Мэттис, есть ещё шесть бывших военных офицеров и чиновников, в том числе бывший адмирал флота, бывший генерал ВВС, бывший заместитель министра обороны, да и сама Новакович ранее работала на ЦРУ и Пентагон. И раз уж мы затронули эту тему, не будем забывать обо всех тех фигурах их мира производителей вооружений, которые пошли другим путём, вроде Марка Эспера, нынешнего министра обороны, который ранее был лоббистом компании «Рейтион».
А теперь вместе с Мэнди Смитбергером, постоянным автором TomDispatch, директором Центра оборонной информации в проекте контроля правительства, рассмотрим, как обстоят дела в мире военно-промышленного комплекса. И помните, что в век, когда ошеломляюще финансируемые войска не могут выиграть ни одной войны (но не перестают пытаться сделать это), неудачи продолжают свидетельствовать о «безусловном успехе» военно-промышленного комплекса.
Том.
* * *
Назовите это колоссальной победой Пентагона, который в этом веке не победил ни в одной войне, но никак не для нас остальных. Недавно Конгресс провёл, а президент одобрил один из самых крупных бюджетов Пентагона. Он превзойдёт расходы в разгар Корейской и Вьетнамской войны. По окончании прошлого года, словно чтобы подчеркнуть странность всего этого, в «Вашингтон Пост» опубликовали информацию о «конфиденциальном кладе правительственных документов» — интервью с ключевыми фигурами, вовлечёнными в Афганскую войну офиса Генерального инспектора по восстановлению Афганистана — раскрыв уровень, до которого высшие руководители Пентагона и военные командиры понимали, что война проигрывалась. Но год за годом они обеспечивали «радужные заявления, зная, что они ложны», одновременно «пряча безошибочные свидетельства того, что в войне стало невозможно победить».
Однако как показывает недавний бюджет Пентагона, эти раскрытия не имеют значения, не будет никакой расплаты, когда речь идёт о бесконечных войнах страны или военном руководстве — когда президент Дональд Трамп направляет ещё больше военных на Ближний Восток, и решил затеять новую войну с Ираном. Не менее тревожно то, как немногов каждой партии в Конгрессе людей желают, чтобы президент и Пентагон несли ответственность за безудержные оборонные расходы или сопутствующие им плачевные результаты.
Учитывая то, как Пентагон вливает доллары налогоплательщиков в эти бесконечные войны, в более разумном мире эта организация подверглась бы всеобъемлющему аудиту всех программ и переоценке расходов. (Кстати, Пентагон никогда не проходил аудит). По данным проекта «Цена войны» института Брауна, Вашингтон уже потратил как минимум $2 триллиона только на войну в Афганистане и, как прояснила «Вашингтон Пост», коррупция, растраты и неудачи, связанные с этими расходами, были (или должны бы быть) сумасшедшими.
Конечно, мало что из этого стало новостью для тех, кто в предшествующие годы читал убийственные отчёты Генерального инспектора по восстановлению Афганистана. В них, например, включены свидетельства, что от $10 и до $43 миллионов было потрачено на строительство одинокой заправки где-то в глуши, что $150 миллионов пошло на роскошные частные виллы для американцев, которые, как предполагалось, помогают укреплять экономику Афганистана, а ещё десятки миллионов были напрасно растрачены на провальные программы улучшения афганской индустрии, с особым вниманием на извлечение всё большего количества минеральных ресурсов, нефти и природного газа страны.
И при всём этом вместо урезания расходов Пентагона Конгресс продолжает увеличивать его бюджет, одновременно поддерживая тайный фонд министерства обороны на военные расходы, чтобы поддержать прилагаемые усилия. И всё же отчёт генерального инспектора сумел зацепить американских военных командиров (неспособных найти успешную боевую стратегию в Афганистане) настолько, чтобы они, по сути, начали пиар-войну в попытке опорочить находки контролёров.
Всё это, в свою очередь, отражает «неоправданное влияние» военно-промышленного комплекса, о чём тогдашний президент (и бывший пятизвёздный генерал) Дуайт Эйзенхауэр предупреждал американцев в своем памятном прощальном обращении 1961 года. Почти шесть десятилетий спустя этот комплекс лишь продолжает процветать и разрастаться, а прибыли подрядчиков стали вечным приоритетом над тем, что можно было бы считать интересами национальной безопасности граждан.
Печально известные «вращающиеся двери», которые непрерывно выводят высших руководителей Пентагона на посты в оборонной промышленности, а высших представителей оборонной промышленности на ключевые посты в Пентагоне (и в остальной части государства национальной безопасности), просто добавились к бесконечному пиар-наступлению, сопутствующему «вечные войны» страны. В конце концов, отставные генералы и другие чиновники, которых СМИ регулярно приглашают в качестве экспертов, зачастую представляют собой фактически оплаченный щит оборонной промышленности. Отсутствие публичных раскрытий и обсуждений в СМИ таких явных конфликтов интересов лишь ещё более коррумпирует общественные дебаты и о войнах, и о финансировании войск, одновременно давая производству вооружений основное место в дискуссиях о том, сколько расходовать на войны и подготовку к ним.

Аналитика СМИ подаётся вам оружейной промышленностью

Отсутствие раскрытий относительно потенциальных конфликтов интересов недавно вроде как дало некое облегчение, поскольку помощники промышленности били в СМИ-барабаны, призывая к войне с Ираном. К сожалению, мы видели это уже много раз. Ещё в 2008-м, например, в серии статьей, получивших Пулитцеровскую премию, «Нью-Йорк Таймс» раскрыла, что Пентагон начал программу переподготовки группы отставных военных офицеров на экспертов для поддержки уже терпящей крах военной кампании в Ираке. Видя их на телевидении или читая их комментарии в прессе, общество может посчитать, что они высказывают своё мнение. Однако расследование «Таймс» показало, что хотя их широко цитировали в СМИ они постоянно появлялись в новостях на телевидении, они никогда не упоминали, что получили особый допуск Пентагона и что коллективно обладают финансовыми связями с более чем 150-ю пентагоновскими подрядчиками.
Учитывая подобные финансовые интересы, им почти невозможно быть «независимыми», когда речь идёт о провальной войне в Ираке. В конце концов, им необходимо обеспечить больше контрактов для своих нанимателей из военно-промышленного комплекса. Дальнейший анализ офиса подотчётности правительства выявил, что программа Пентагона вызывает «законные вопросы» о том, как общественная пропаганда связана с купленными вооружениями, высветив «возможность компромиссного снабжения, являющегося результатом потенциальных конкурентных преимуществ» для тех, кто им помогал.
Хотя программа в том же году была приостановлена, подобные же действия проявились в 2013 году во время дебатов на тему, следовало ли США нападать на сирийский режим Башара аль-Асада. Вы, вероятно, не удивитесь, обнаружив, что большинство бывших военных чинов и чиновников, привлечённых на роль аналитиков в то время, поддерживали действия против Сирии. Обзор их комментариев, проведённый Общественной Инициативой Подотчётности, обнаружил, что многие из них обладали тайными связями с производителями вооружений. На самом деле в 111 появлениях в ведущих выпусках СМИ 22-х комментаторов лишь 13 из них раскрыли какой-либо аспект своих потенциальных конфликтов интересов, которые могли привести их к поддержке войны.
Та же самая модель повторяется и теперь на дебатах относительно решения администрации Трампа убить с беспилотника иранского генерал-майора Касем Сулеймани и других вопросов, связанных с Ираном. Хотя Сулеймани открыто действовал против США и многих представителей деловых кругов из сферы национальной безопасности, его убийство привело к риску втягивания Вашингтона в очередную бесконечную войну на Ближнем Востоке. Модель отчётливо узнаваемая, ведь Intercept уже выяснил, что вещание уже было переполнено экспертами оборонной промышленности, расхваливающими нанесённый удар. Не удивительно, что новости и потенциальной войне тут же подняли акции оборонной промышленности. «Нортроп Грумман», «Рейтион» и «Локхид Мартин» — все начали 2020 год с подъёма.
Сенатор Элизабет Уоррен (Демократ от Массачусетса) и представитель Джеки Спейер (демократ от Калифорнии) предложили законопроект, который мог бы навсегда захлопнуть эти «вращающиеся двери» между ведущими производителями вооружений и Вашингтоном, но он был встречен общим сопротивлением представителей Пентагона и другими в Конгресе, продолжающими получать выгоду от сохранения системы такой, какая она есть. Даже если эти «вращающиеся двери» не были бы захлопнуты, прозрачность относительно того, кто через них проходит, помогла бы общественности лучше понимать, что бывшие чиновники и военные на самом деле защищают, когда положительно высказываются о необходимости очередной войны на Ближнем Востоке.

Дорогостоящее оружие (и хорошо оплачиваемые лоббисты)

Вот что мы уже знаем о том, как всё это работает: системы вооружений, производимые крупными оборонными фирмами со всеми отставными генералами, бывшими чиновниками администрации и бывшими представителями Конгресса в правлениях (или лоббирующие или консультирующие их за кулисами) постоянно придумывают переоценённые, часто поставляемые с задержками, и постоянно не соответствующие разрекламированным свойствам. Возьмём, например, новые авианосцы класса «Форд», производимые «Хантингтон Ингаллс Индастриз», корабли, которые традиционно использовались для глобальной демонстрации силы. В данном случае, однако, развитие программы задыхается от проблем с оружейными лифтами и системами, используемыми для запуска и ремонта самолётов. Эти проблемы достаточно дорогостоящи, чтобы цена первого из этих авианосцев взлетела до $13.1 миллиарда. В то же время самолёт Ф-35 «Локхид Мартин», самая дорогая система вооружений в истории Пентагона, обладает ужасающим уровнем боеготовности и ныне самолёт обходится в более чем $100 миллионов каждый.
И почему-то никто, по-видимому, не несёт ответственности за такие программные сбои и цены — определённо не компании, которые их производят (или отставные военные, сидящие в правлениях или на них работающие). Одна основная причина такого отсутствия ответственности в том, что ключевые члены Конгресса в комитетах, которые должны контролировать эти расходы, зачастую главные реципиенты взносов крупных производителей оружия и их союзников. И как и в Пентагоне, члены этих комитетов или их сотрудники зачастую позже становятся лоббистами этих самых федеральных подрядчиков.
Помня об этом, крупные оборонные фирмы тщательно распределяют контракты на производство оружия по как можно большему числу избирательных округов. Эта практика «политического инжиниринга» — термин ввел бывший аналитик министерства обороны и военный реформатор Чак Спинни — помогает подрядчикам и Пентагону покупать членов Конгресса от обеих партий. Возьмём, к примеру, корабль береговой обороны, судно, предназначенное для действий у побережья. Стоимость программы по сравнению с первоначальной оценкой утроилась, и, по данным Defense News, Флот уже обдумывает списание четырёх новых кораблей в следующем году как меры снижения затрат. И не впервые программе угрожают финансовые сокращения. Однако в прошлом политика казённой кормушки, возглавляемая сенаторами Тэмми Болдуином (демократ от Висконсина) и Ричардом Шелби (республиканец от Алабамы), в чьих штатах строились эти корабли, удержала программу на плаву.
Новый бомбардировщик ВВС B-21, который строит «Нортроп Грумман», ведёт себя аналогично. Несмотря на значительное давление тогдашнего сенатора Джона МакКейна (республиканец от Арканзаса), в 2017 году ВВС отказались публично озвучить или согласиться с ценой подряда этой программы (в конце концов, это же был контракт «издержки плюс фиксированная прибыль», а не «фиксированная цена»). Однако, были озвучены названия компаний, обеспечивающих компоненты для программы, что гарантировало поддержку соответствующих представителей Конгресса вне зависимости от предсказуемого роста будущих расходов.
Недавние опросы показали, что такие казённые кормушки общественность не поддерживает, даже если могла бы получить от них выгоду. На вопрос должны ли представители в Конгрессе использовать бюджет Пентагона для создания рабочих мест в своих округах, 77% опрошенных ответили отрицательно. Две трети предпочли передачу фондов в такие сектора, как здравоохранение, инфраструктура и чистая энергетика, которые на самом деле создали бы значительно больше рабочих мест.
И помните, что эта звёздная система получения выгод, аппаратных затрат, как бы они ни были ошеломляющи, всего лишь скромная часть уравнения. Пентагон тратит на то, что называет «обслуживанием», почти столько же, как на сами вооружения, и эти контракты на обслуживание — ещё один основной источник доходов. Например, по оценкам программа F-35 будет стоить $1.5 триллиона за время службы самолёта, но триллион долларов из этой суммы пойдёт на поддержку и техническое обслуживание самолёта.
Это всё более означает, что подрядчики способны держать Пентагон в заложниках всё время службы вооружения, а это означает завышение цен практически любого рода, в том числе и оплаты труда. Проект Контроля Правительства (где я работаю), например, раскрывает завышение цен на запчасти с момента нашего основания, в том числе печально известные $435 откатов в 1983 году. Мне грустно сообщать, что в 1980-х было вроде бы возмутительным отдавать $640 за пластиковую крышку сиденья унитаза боевого самолёта, а теперь она стоит $10,000. Множество факторов помогают объяснить такие невообразимые цены, в том числе то, как подрядчики зачастую удерживают права на интеллектуальную собственность на многие системы, развитие которых финансировали налогоплательщики; прорехи в законе, которые осложняют борьбу правительства с дикими счетами; и систему, во многом склонную поддерживать интересы оборонных компаний.
Самым недавним и заметным случаем может быть компания TransDigm, которая скупила другие компании с монополией на производство запасных частей для множества систем вооружений. Это, в свою очередь, даёт возможность увеличить цену запчастей, не опасаясь потерять бизнес — однажды даже получив сверхприбылей 9,400% за одну-единственную металлическую булавку длиной в полдюйма. Расследование Комитета по надзору и правительственной реформе Палаты представителей выявило, что в TransDigm работников тренировали сопротивляться предоставлению информации о ценах или расценках правительству, тем более о перерасходах.
В одном случае, например, филиал TransDigm сопротивлялся предоставлению такой информации, пока правительство, отчаянно нуждавшееся в запчастях для оружия, используемого в Ираке и Афганистане, не было вынуждено капитулировать или рискнуть поставить на кон жизни солдат. Впоследствии TransDigm выплатила правительству $16 миллионов за определённый перерасход, но только после того, как Комитет по надзору и правительственной реформе провел слушания по этой теме, пристыдив компанию. Как оказалось, поведение TransDigm не является прямой ложью. Оно типично для многих компаний, связанных с обороной и ведущих дела с правительством — около 20 основных промышленный игроков, по данным бывшего «ценового царя» Пентагона.

Рецепт катастрофы

Слишком долго Конгресс по большей части отказывался от ответственности, когда речь шла о том, чтобы призвать к ответу Пентагон. Не стоит удивляться, узнав, что большая часть «реформ приобретения», проведенных им в недавние годы, повлиявшие на то, как министерство обороны закупает товары и обслуживание, отдала влияние в переговорах в руки крупных оборонных подрядчиков. И добавляя боли к ране, обе партии Конгресса продолжают голосовать почти единогласно за наращивание бюджета Пентагона, несмотря на более 18 лет проигранных войн, нескончаемого огромного дурного управления программами вооружений и продолжающимися неудачами при прохождении базового аудита. Если бы любое другое федеральное агентство (или подрядчики, с которым они имеют дело) имели бы такой же послужной список, вы едва ли могли представить шум, который последовал бы. Но только не о Пентагоне. Никогда о Пентагоне.
Значительно урезанный бюджет без сомнений усилил бы эффективность этой организации, ограничив стремление вбрасывать всё больше денег в проблемы. Вместо этого зачастую оплаченные и купленные члены Конгресса продолжают способствовать принятию дурных решений о том, что покупать и как покупать. И давайте признаем — Конгресс, который позволяет бесконечные войны, ужасающую практику расходов и умножение конфликтов интересов представляет собой, как показала нам история двадцать первого века, прямой рецепт катастрофы.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
1485
Похожие новости
16 сентября 2020, 10:45
22 сентября 2020, 06:45
21 сентября 2020, 12:15
22 сентября 2020, 06:45
22 сентября 2020, 06:45
18 сентября 2020, 12:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
20 сентября 2020, 10:00
22 сентября 2020, 19:00
19 сентября 2020, 15:00
18 сентября 2020, 16:15
21 сентября 2020, 16:15
17 сентября 2020, 23:00
19 сентября 2020, 16:45