Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Эстония на игле

Как правило, если страны Балтии и напоминают о себе какими-то рекордами, то эти «достижения» никак не отнести к числу завидных. Например, Литва уже многие годы заставляет говорить о себе, как о «лидере» по самоубийствам и алкоголизму. В то же время Эстония стремительно выдвинулась на передовые позиции по наркомании. Ядовитые вещества губят здоровье местного населения, а власти не в силах бороться с этой заразой.

Недавно Европейский мониторинговый центр по наркотикам и наркомании выяснил, что среди стран ЕС самая острая ситуация в данной сфере сложилась именно в Эстонии. Более того, эта бывшая советская республика лидирует сразу в нескольких «номинациях» данного центра.

В частности, в Евросоюзе Эстония на первом месте по смертности от наркотиков, в мире – на пятом. Также эстонцы держат первое место в ЕС по количеству наркоманов, использующих шприцы. Как следствие – первое место по проценту наркоманов, больных СПИДом.

Картина усугубляется тем, что не менее 40% эстонских «нарков» – это молодые люди в возрасте до двадцати пяти лет.

К слову, ещё среди стран-лидеров по молодежной наркомании оказалась Литва, Румыния, Чехия и Австрия. Кроме того, Эстония, Великобритания и Чехия вошли в первую тройку государств по объёмам употребления экстази и амфетамина. Причём в Эстонии эти виды наркотиков популярнее всего у школьников. Много молодых людей, употребляющих экстази, живёт также в Латвии, Болгарии и Сербии. Коноплю предпочитает от 26 до 32% молодежи во Франции, Великобритании, Нидерландах, Словакии и Эстонии.

В среднем, в год в Эстонии умирает от наркомании 86 человек (при общей численности населения в 1,3 млн человек). Наиболее гибельным оказался 2012-й – 160 человек (в 2001-м – только 38). Здешние мужчины на протяжении жизни принимают зелье в три раза чаще, чем женщины. Людей, которые когда-либо употребляли наркотики, больше всего среди эстонской молодёжи (18–24 года – 42%, 25–34 года – 39%). Среди учащихся 6-го, 8-го и 12 классов 16% хотя бы раз пробовали наркотики (особой популярностью пользуются, в порядке убывания, конопля, амфетамин, экстази, кокаин и галлюциногенные грибы). Что же до смертности от передозировки, то она рекордно высокая среди жителей 15–39 лет и среди мужчин. Что характерно, с годами постоянно увеличивается и средний возраст погибших: если в 2002 году он составлял 24 года, то десять лет спустя – уже 31 год.

Местное телевидение сообщает, что исторические районы Таллина, которые, по идее, должны привлекать, в первую очередь, туристов, буквально заполонили наркозависимые. Всего в эстонской столице проживает, согласно проведенным подсчетам, не менее 5000 колющихся наркоманов, особенно в районе Пыхья. Его жители жалуются: «Всю зиму и весну мы терпели выходки наркоманов в подъездах нашего дома. Каждый день они звонили в домофон нашим жильцам, притворяясь соседями, которые якобы случайно забыли ключи. Или просто один из них забегал в подъезд вместе с жильцом нашего дома, а потом впускал всех остальных. Попадая в подъезд, они рассаживались на этажах и делали своё грязное дело – кололись. Жильцы вызывали полицию, полиция увозила наркоманов, но уже на следующий день те же самые лица продолжали сборища. Теперь, когда настало лето, они к нам перестали, наконец, приходить, но продолжают мозолить глаза, встречаясь в разных других местах».

Нет покоя от «нарков» и посетителям пляжей. Вот типичный отзыв: «На днях мы с семьей решили прогуляться на Штромку (популярный пляж в районе Пыхья). Решили пройтись по песку, подойти ближе к морю. Хорошо, что мы не сняли обувь. На глаза попались два шприца, которые были в каплях крови, и мы чуть не наступили на них. Наркоманы и там побывали. Видимо, наслаждались морским воздухом. Мы нашли и установили большую палку рядом с этой гадостью, а потом ушли с того места, захватив с собой детей, потому что стало очень противно. Сами побоялись дотрагиваться до шприцов. Дети ещё долго задавали вопросы, почему мы не остались, а вынуждены были уехать…».

Помимо Таллина, большое количество поражённых этим недугом проживает в северо-восточном регионе государства Ида-Вирумаа – населённом, кстати, в основном русскоязычными. В результате тревогу бьют не только социальные службы, но и представители армии. Так, например, в ходе проверки призывников, прибывших год назад в пункт Таара, выяснилось, что у 76 из 200 из них имеются признаки употребления наркотических веществ.

Отмечено, что такое число призывников-наркоманов (38%) оказалось самым большим за пятнадцать лет проведения подобного контроля. Большая часть из тех, кто не прошёл тест, употребляли марихуану и амфетамин – около 90%.

Новобранцев наказали в соответствии с законодательством, но это не освободило их от несения срочной службы. В конце прошлого года министр здравоохранения и труда Евгений Осиновский заявил, что смертность наркоманов в Эстонии – серьёзная и непопулярная проблема, которой до сих пор уделялось недостаточно внимания и необходимого финансирования. Так, комбинированное лечение ВИЧ и метадоновую заместительную терапию можно получать в Эстонии лишь в Ляэне-Таллинской Центральной больнице. В Ида-Вирумаа, где потребность в таком лечении самая высокая, такая терапия вообще недоступна. Министр пожаловался, что в Эстонии нет и единой методики по лечению наркомании. «Соответствующие НКО существуют, но их уровень разношёрстный, а финансируются они на проектной основе», – признал Осиновский. Дошло до того, что, как пишет эстонская пресса, наркомания стала одной из движущих сил местной экономики. По оценке специалистов, один колющийся наркоман в день тратит на свой порок примерно 25 евро. То есть, каждый месяц ему нужно найти 750 евро, а в год – свыше 9 тысяч евро. Если умножить это на 10 000 (по приблизительному подсчёту Министерства социальных дел Эстонии, именно столько в стране колющихся наркоманов), то получается цифра в 99 млн евро в год и 250 тыс. евро в день.

А ведь тревогу по этому поводу начали бить ещё в 2002-м – причём, иностранцы. «Ситуация хуже, чем мы думали. Наркомания угрожает целому государству. Если ничего срочно не предпринять, то это обойдется Эстонии очень дорого – как в экономическом отношении, так и в смысле человеческих жизней. Дешевле заняться этим делом сейчас, государству гораздо дороже обходятся активные наркоманы на улицах», – призывал четырнадцать лет назад Гунвор Перссон, работавший учителем в лечебном учреждении для молодых наркоманов в шведском Эребру. Шведы, привыкшие у себя на родине к очень строгой государственной политике в деле борьбы с опасными зависимостями, были шокированы, узнав, что в Эстонии этим занимаются лишь НКО.

«Создаётся ощущение, будто здесь боятся взглянуть в глаза правде. Решение проблемы взваливают на кого-то другого – на некоммерческие объединения, которые в состоянии сделать лишь мелочи. Обмен шприцов и раздача метадона – тоже лишь капля в море. Надо изменить мышление и поведение людей», – предупреждал Перссон.

Однако тогда его призывам не вняли… Лишь в начале этого года на рассмотрение в Рийгикогу поступили законопроекты, которые позволят ускорить внесение изменений в список запрещённых в стране веществ, усилить контроль и выявление случаев наркотического опьянения.

Вообще-то, главной причиной этого бедствия является то, что Эстония находится на «наркотическом перекрестке»: через её территорию зелье поступает, в частности, из Западной Европы в Россию. Кроме того, как известно, наркомания относится к числу наиболее злых социальных язв: она идёт рука об руку с неустроенностью и безнадёгой. Эстонские националисты любят говорить, что наркомания в стране якобы является, в первую очередь, уделом «тиблов» (презрительная кличка представителей русского населения). И действительно, как уже указывалось, наркомания особенно распространена в «русском» регионе Ида-Вирумаа. Не секрет и то, что в целом русские в Эстонии находятся в гораздо худшем положении, нежели «титульное» население – в условиях сформировавшегося режима этнической сегрегации у них меньше возможностей для самореализации. И именно пример Ида-Вирумаа иллюстрирует это лучше всего. Только в прошлом году в энергетическом секторе Эстонии, предприятия которого сосредоточены как раз на северо-востоке, были сокращены несколько сотен человек. В начале этого года в регионе последовала новая волна увольнений – местные предприятия закрываются в силу тяжелого экономического положения. При этом многие местные жители, а также представители общественных организаций выражают сомнения в эффективности действий правительства по спасению Ида-Вирумаа.

Так, председатель профсоюза работников химической промышленности города Кохтла-Ярве Юлия Леонтьева скептически восприняла заявления членов Кабмина о том, что людей, оставшихся без работы, нужно переучивать на другие специальности: «Когда я слышу такие заявления, у меня всегда возникает один и тот же вопрос – на кого переучивать безработных? Проблема не в том, чтобы переучить, а в том, чтобы это были востребованные профессии. Какие предприятия будут работать в регионе? Какие работники им окажутся нужны?». Она убеждена, что за громкими заявлениями Кабинета министров стоят вполне циничные цели: «Я так понимаю, что надо просто потратить полученные из еврофондов деньги. В противном случае. следует дотировать местные фирмы, помогать им развиваться, создавать рабочие места».

Еще более откровенно высказался в местной прессе безработный Геннадий Серпухов из Кохтла-Ярве. Он рассказал, что в государственной Кассе страхования от безработицы его направили на курсы по переобучению. «Выбор специальностей всегда есть, имеется и возможность переобучения. Но кому я буду нужен со своей новой профессией в Ида-Вирумаа, если она здесь не востребована? У нас в Ида-Вирумаа есть только химические шахты, мелкие предприятия по торговле, швейные предприятия. Но и там постоянно проходят сокращения. Должна быть государственная программа по созданию новых рабочих мест. Иначе появится большое количество высокообразованных безработных», – отмечает местный житель.

Во многом с этой точкой зрения согласен и мэр Кохтла-Ярве Евгений Соловьёв: «Интересно, какие профессии имелись в виду? Переучивать химиков на шахтеров? Шахтеров тоже сокращают. Проблема региона – нехватка рабочих мест». Соловьёв напоминает, что крупнейший работодатель, предлагающий трудоустройство прямо сейчас – это торговая сеть Maxima. «Химики могут, конечно, переквалифицироваться в кассиров или продавцов, но надо ли для этого специально организовывать переобучение?» – задается вопросом мэр. Он отметил, что если в городе не останется людей с высокооплачиваемыми профессиями (шахтеров, сланцехимиков), то и кассиров в магазинах понадобится немного.

«Ко мне часто обращаются люди за советом по трудоустройству. Честно скажу, в Кохтла-Ярве я не могу предложить им работу», – признается градоначальник.

Так стоит ли удивляться, что в столь депрессивном регионе многие жители ищут утешения в алкоголе и наркотиках?


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

969
Похожие новости
02 декабря 2016, 20:00
01 декабря 2016, 11:45
01 декабря 2016, 23:00
30 ноября 2016, 16:15
01 декабря 2016, 02:00
02 декабря 2016, 23:30
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
02 декабря 2016, 09:45
02 декабря 2016, 17:00
02 декабря 2016, 10:45
02 декабря 2016, 23:30
02 декабря 2016, 16:45
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
28 ноября 2016, 14:01
27 ноября 2016, 13:10
29 ноября 2016, 17:30
30 ноября 2016, 18:15
02 декабря 2016, 06:30
29 ноября 2016, 17:00
29 ноября 2016, 11:01