Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Евразийский экономический союз: жизнь или смерть?

Интеграция на постсоветском пространстве спустя 23 года после распада СССР начала приобретать законченные формы. Большинство «республик-сестер», похоже, определились со своим политическим и экономическим будущим. Самое время подводить первые итоги и оценивать плюсы и минусы для каждой стороны-участницы.


Россия. Цели не достигнуты

Идеологи евразийства возлагали на ЕАЭС особую миссию. Новый экономический блок должен был стать костяком будущей альтернативы СССР, в зону влияния которого войдет пространство от Лиссабона до острова Новая Гвинея. Официальный Кремль, конечно, смотрел на вещи потрезвее. Например, стояла задача втянуть в новый блок Украину во главе с Януковичем, который сопротивлялся, как мог. На 2013 год она не выглядела такой уж невыполнимой. Конечные цели также виделись расплывчатыми.

Российские парламентарии настаивали на широкой интеграции с единой валютой (разумеется, рублем), единой законодательной властью и даже внешнеполитическим ведомством. Разумеется, ничего подобного продавить не удалось. Более того, даже экономический блок получился куцым. Скажем, профильные комиссии и суд могут только рекомендовать, а не обязывать. А по торговле сырьем с Казахстаном договориться и вовсе не удалось. Тем не менее, Майдан спутал Кремлю и эти карты.


Экономическая изоляция, затеянная Европой и США, серьезно усугубила проблемы России. Санкции и сланцевая революция грозят обернуться продолжительной рецессией. Это значит, что шарахаться инвесторы будут от ЕАЭС, как черт от ладана, и все трудности, которые испытывает Москва, автоматически перекинутся на Минск и Астану с Ереваном. Да и «продуктовая война» с ЕС при таких раскладах теряет всякий смысл. Против наших союзников санкции не действуют, а, стало быть, ничто не мешает норвежскому лососю плавать де юре в озере Балхаш, или нереститься в Свислочи.

Тревожным сигналом для будущего союза стала поездка Назарбаева и Лукашенко в Киев. И тот и другой намерены помочь президенту Порошенко навести порядок на неконтролируемой им территории. Политолог Алексей Малашенко усматривает в этом тревожный сигнал для Кремля, чувствительный удар по Путину и ЕАЭС, а его прокремлевский коллега Сергей Марков, напротив, видит в этих действиях конструктив и признает их «согласованными с российской стороной».


Беларусь. Не стать Минской губернией

Перед Белоруссией и Александром Лукашенко лично сегодня стоит одна-единственная задача: выжить в политическом и экономическом планах. Внешнеполитический стиль «последнего диктатора Европы» изучен вдоль и поперек. Заключается он в балансировании между Россией и Европой и постоянном торге на максимально выгодных для себя условиях со всеми заинтересованными сторонами.

До поры до времени Батька был не против и создания союзного государства, и наднациональных органов управления. Все упиралось, правда, в его личное участие в судьбах народов. А этого гарантировать строптивому лидеру никто не мог. После укрепления позиций и авторитета Владимира Путина на территории России, к полной интеграции белорусский лидер заметно охладел.

Экономические проблемы терзают нашего западного соседа уже четвертый год. Все народное хозяйство республики твердо ориентировано на российский рынок. Минск присутствует там на льготных условиях без всяких ЕАЭС. Любые вторжения Москвы в политическое пространство республики воспринимаются местными элитами и экспертами болезненно, как посягательство на независимость.

Да и президент Александр Лукашенко твердо намерен избраться на новый срок. Молодежь западных областей, по признанию российского писателя Захара Прилепина, настроена против сближения с Путиным и его режимом.

Большинство политологов постсоветского пространства сходятся во мнении, что республика Беларусь не пойдет на выход из Таможенного и Евразийского союзов, а «взбрыкивающий Батька» добивается от Путина равноправных отношений.


Казахстан. В ЕАЭС от безысходности

Президент республики Нурсултан Назарбаев, как и его коллега Александр Лукашенко, настаивал на исключении из договора политических пунктов. Мол, никаких наднациональных парламентов, никакой единой валюты. Голая торговля и больше ничего. Президент Назарбаев «торпедировал» и единый парламент, и единую валюту, угрожал выходом из союза, если что-то будет угрожать независимости его республики, и серьезно опасается, что Россия своим кризисом «заразит» Казахстан.

Астане разговаривать с Москвой и проще, и сложнее одновременно. Проще, потому что страна экономически самодостаточна и не нуждается в российских энергоносителях. Сложнее, потому что выбирать-то по большому счету не из чего. «Замутить» собственный интеграционный проект в Средней Азии мешает Узбекистан. Евроинтеграция, по понятным причинам, невозможна. А китайская альтернатива чревата более серьезными угрозами независимости, чем альянс с Россией.

Политолог Алексей Макаркин не видит ничего необычного в том, что Назарбаев пытается отстаивать государственные интересы, ссылаясь на то, что аналогичные процессы были и в СССР, а личная позиция лидеров Беларуси и Казахстана – в пользу интеграции с ЕАЭС, которая для них принесет больше плюсов, чем минусов.

Мнения экспертов из среднеазиатской республики довольно пестрые. Доминируют тревожные ожидания развития кризиса российской экономики и рекомендации «ограничиться двусторонними соглашениями».


Армения и Киргизия. Проблемные члены

Ереван ратифицировал свое членство в ЕАЭС 2 января. От Бишкека подобного шага ожидают со дня на день. Оба государства крайне проблемны в экономическом плане. Армянская экономика жестко привязана к российской. Национальная валюта – драм – колеблется вместе с рублем, поэтому каких-либо проблем с отказом от доллара не возникнет. Многочисленным трудовым мигрантам, в свете новых перспектив, не придется менять паспорта на российские. В том числе, это позволит сохранить Армению как национальное государство.

В то же время для республики существенно осложнится решение карабахского вопроса. Азербайджанские политологи потирают руки, мол, Россия, Белоруссия и Казахстан признали членство их заклятого соседа в действующих границах.

Схожие проблемы ожидают Киргизию, чей сом по примеру рубля обвалился на 12% к доллару за последние несколько недель. Среднеазиатская экономика и законодательство наименее подготовлены к интеграции в Евразийский Союз. Тем не менее, Казахстан настаивает на членстве в организации своего ближайшего экономического союзника с претензией на роль сателлита.


Резюме

Общие перспективы Евразийского союза оценивают противоречиво. Позиции официальных Москвы, Минска и Астаны сходятся в том, что вместе выходить из кризиса легче, чем по отдельности. Ожидается, что единое экономическое пространство объединит 180 миллионов человек, которые будут вести бизнес по одним и тем же правилам, обеспечит Россию необходимыми трудовыми ресурсами, а союзные республики – участием в глобальных инфраструктурных проектах. Единой валюты в ближайшее время на территории ЕАЭС вводиться не будет. Экс-глава Минфина Алексей Кудрин считает, что российской валюте для того, чтобы стать полноценной региональной денежной единицей, понадобится 20 лет. А оппозиционеры предрекают объединению скорый крах.

«Просто он будет мертворожденным, такой же фикцией, как СНГ. Его участникам не нужна Москва ни в качестве пахана, ни в качестве учителя жизни», — резюмирует перспективы блока политолог Андрей Пионтковский.

Тем не менее, сторонников у евразийской интеграции на постсоветском пространстве гораздо больше, чем противников. А это значит, что даже при смене политических элит в России, Беларуси и Казахстане, запущенные в 2015 году процессы имеют шансы на продолжение.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

887
Похожие новости
18 августа 2017, 10:00
22 августа 2017, 09:00
22 августа 2017, 09:00
18 августа 2017, 17:30
22 августа 2017, 09:00
22 августа 2017, 11:15
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 августа 2017, 07:33
18 августа 2017, 17:30
16 августа 2017, 18:00
16 августа 2017, 15:31
19 августа 2017, 16:30
18 августа 2017, 09:45
20 августа 2017, 07:01