Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Евроскептицизмом заражаются партии власти Европы

На втором заседании Московского политологического клуба обсуждали евроскептиков и национальную политику России.

Накануне в Москве состоялось второе заседание Московского политологического клуба при городском отделении Союза писателей России. Как ранее сообщал «Колокол России», на этой площадке политологи, писатели и руководители СМИ обсуждают самый широкий круг насущных вопросов – от геополитики до внутрироссийских проблем. Центральной темой встречи стал доклад международного наблюдателя, эксперта фонда «Народная дипломатия» Станислава Бышка (на главном фото) о положении и политической борьбе евроскептиков в ЕС.

«Накануне в Голландии состоялись выборы и главным вопросом было – выйдет ли победителем партия евроскептиков «Партия свободы» под руководством Герта Вилдерса, которая сама характеризовала себя как националистическая, антимиграционная и антиисламская. В итоге она заняла второе место и интересно проследить, как к этому факту отнеслись разные стороны политического спектра.

Противники этой партии – еврооптимисты и либералы – сказали: «Наконец-то европейцы поняли, что популизм не пройдет!» При этом люди, которые относились к «Партии свободы» нейтрально или с симпатией заметили, что она на прошлых выборах была на третьем месте – так что ни о каком проигрыше говорить нельзя, особенно с учетом постоянной агрессии к партии со стороны СМИ и исламских радикалов.

Вообще важно отметить, что крупные политические события ныне получают полярные интерпретации со стороны различных экспертов. Возьмем голосование по «Брекзиту» в Великобритании в прошлом году. Сторонники выхода из ЕС тогда победили с отрывом всего в 4%. Как говорят математики, это ниже, чем статистическая погрешность. Тем не менее, евроскептики начали говорить: наконец-то Британия проснулась и показала, что хочет проводить суверенную внешнюю, миграционную политику и т.д. А те, кто ратовал за ЕС, сказали: «Разрыв в 4% - это несерьезно. Мы можем скорее говорить о расколе в обществе, чем о какой-то консолидации».

Далее произошла победа Дональда Трампа на президентских выборах в США, которую у нас в основном восприняли так: «Наконец-то настоящая, корневая Америка победила и теперь больше не будет глобализации». Однако либеральные эксперты сказали: «Вообще-то Хиллари Клинтон получила на 3 млн. голосов больше, так что народ США выбрал ее. Трамп стал первым лишь благодаря мажоритарной системе выборов», – рассказал Бышок.

Стоит заметить, что сам термин «евроскептики» в России стал применяться по отношению к европейским партиям совсем недавно – начиная с 2012-2013 годов. Думающим людям, которые слышат его впервые, он наверняка покажется достаточно нелепым. Ведь политические силы, которые так характеризуются, позиционируют себя как настоящая старая Европа – консервативная, национальная, Европа традиций и границ. Каким образом эти силы объединили под вывеской евроскептицизма? На самом деле весь скептицизм этих партий основывается на неприятии той модели евроинтеграции, которая является доминирующей в рамках модели ЕС. Евросоюз сегодня предельно централизован и замкнут на Брюссель как единый экономический и политический центр решений.

На самом деле нынешние евроскептики ранее были не против интеграции экономики стран Запада. Представители многих современных правых партий стояли у истоков Евросоюза, который сформировался на базе Европейского объединения угля и стали в середине прошлого века. До середины 2000-х годов слияние носило прежде всего экономический характер и пессимизма не вызывало. Ранее и «Национальный фронт», и «Австрийская партия свободы» были далеки от правого популизма. Первые бурные протесты со стороны внутриевропейской оппозиции вызвало требование Брюсселя поддержать бедствующие страны ЕС во главе с Грецией и Италией за счет более успешных государств – Франции, Германии и т.д.

Кроме того, очень остро встал вопрос миграции беженцев (а не рабочих!) из Африки и Азии в Европу, который принял массовый, фактически неконтролируемый порядок – опять же, по квотам, навязанным из Брюсселя. Когда в Европе разразился экономический кризис, недовольство достигло апогея. На этом фоне неосоциалисты ЕС заговорили уже о необходимости мультикультурализма, призвали отказаться от политики натурализации приезжих в национальные культуры Европы, и на этом фоне евроскептицизм в своем нынешнем виде начал быстро набирать популярность.

«Сейчас в ЕС очень сильны позиции социалистов-неотроцкистов, для которых толерантность и мультикультурализм – это абсолютное благо по умолчанию. Они отказались от векового подхода ассимиляции мигрантов в своих странах и теперь выступают за то, чтобы строить внутри своих стран мультикультурное сообщество, чтобы мигранты оставались «самими собой». Что из этого получилось, мы прекрасно видим: беженцы из Азии фактически уже считаются и ведут себя как хозяева в европейских странах. В то же время в головы европейцев внедряется ложная мысль, что любой национальный патриотизм – французский, европейский и т.д. – неизбежно ведет к фашизму и третьей мировой войне», – отметил Бышок.

К этому можно добавить, что большинство евроскептиков положительно относятся к России. Они являются противниками глобализации, а главным двигателем глобализационных процессов всегда считались США. Россия во главе с Владимиром Путиным пытается противостоять гегемонии США во внешней политике, соответственно, евроскептики сближаются с нами как с растущим центром силы.

***

После информативного доклада о европейской политике своим мнением о миграционном кризисе в Европе и уникальной российской цивилизации как альтернативном варианте поделился политолог Евгений Бень.

«Идея о том, что мусульмане смогут адаптироваться к высоким технологиям и западным ценностям в первом-втором поколении, что они будут нести Европе благую весть об исламе, потерпела поражение. И там все возвращается на круги своя, как было в 18-19 веках.

В то же время западные проблемы для России менее актуальны, потому что исторически у нас на базе русской православной культуры и мировоззрения уже проросли из традиционной почвы корни исламского влияния, и западноевропейского, и еврейской традиции, и восточной. У нас за последние 20 лет сложилась такая атмосфера, что сам по себе русский язык – это и есть страна. То есть для кого русский язык – живая материя, тот уже может стать частью нашей страны и культуры.

Поэтому евроскептики и тянутся к России – им очень интересен наш феномен. Если посмотреть видеохронику из центра Москвы в 30-е годы прошлого века и сегодня, посмотреть на одежду и лица людей, мы поймем, что у нас практически ничего не изменилось, а вот европейские столицы изменились до неузнаваемости», – отметил политолог.

Станислав Бышок не совсем согласился с коллегой и сделал акцент на необходимости отхода от политики поддержки национальных окраин в ущерб Русскому миру.

«Что касается России – политика институционализации этничности, которая началась еще в 20-х годах при советской власти, у нас в значительной степени продолжается. Тут вспоминается цитата Владимира Путина о том, что ленинская нацполитика заложила бомбу под государство. Но чем нынешние действия власти отличаются от советских? Сейчас они предполагают развитие и всяческую поддержку сепаратных идентичностей на территории РФ, особенно в нацреспубликах. Почему бы нам не учить граждан России, что они – русские в культурном отношении?», – заметил Бышок.  

***

После выступления главного докладчика отдельные выступления и высказывания членов клуба перевели беседу в эсхатологическое русло, были затронуты прямо и косвенно связанные с евроскептицизмом темы глобализма и исламского фундаментализма.

Разговор к заявленной теме евроскептицизма вернул главный редактор «Колокола России» Вадим Рогожин:

«Думаю, что евроскептики в ЕС к власти не придут. Против них существует серьезный межпартийный сговор (Станислав Бышок называет его «санитарным кордоном», — прим. ред.), скорее их конкуренты будут частично брать на вооружение их идеи, но не пустят националистов во власть. Хотелось бы ошибиться, но думаю, что Марин Ле Пен не станет президентом Франции.

С точки зрения интересов России, нам сейчас выгодно поддерживать евроскептиков, которые выступают как раздражитель для глобалистов. Может быть, некорректно сравнивать правых Европы с национал-социалистической гитлеровской партией, тем не менее, став сильнее, они тоже могут уйти в крайности. Главное, чтобы евроскептики и глобалисты занимались друг другом и отвлеклись от России, не мешали нам проводить свою политику и строить Русский мир в глобальном смысле слова. А русофобия на Западе крайне полезна для профилактики нашей элиты – пусть чувствует, что ее там не ждут, пусть приобретает имущество и воспитывает детей в России. Да и с точки зрения сплочения нации – ненависть к ней нам так же на пользу», – заключил Вадим Рогожин.

Так что здоровый скептицизм в отношении либерально-глобалистской идеи «плавильного котла» Европы, управления экономикой и внутренней политикой стран Запада из единого центра – дело, безусловно, важное и полезное. Большие победы консерваторов в этой, казалось бы, неравной схватке, уже происходят – это итоги «Брекзит» и успех Дональда Трампа, ну а малых политических успехов просто не счесть. И весьма вероятно, что альтернативные идеи вскоре будут взяты на вооружение правящими партиями ЕС и заставят глобалистов принципиально пересмотреть свои интеграционные методы и стратегии.

Иван Ваганов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

287
Похожие новости
26 июня 2017, 09:30
20 июня 2017, 15:15
15 июня 2017, 21:15
21 июня 2017, 10:00
16 июня 2017, 12:15
27 июня 2017, 14:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
20 июня 2017, 21:45
26 июня 2017, 09:45
26 июня 2017, 12:16
23 июня 2017, 04:30
24 июня 2017, 08:15
25 июня 2017, 10:15
24 июня 2017, 13:30