Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Евросоюз — пациент скорее жив, чем мертв?

Образование союза европейских государств в своё время было продиктовано главенствующими идеями глобализации, кооперации и формирования мощной экономической системы, способной противостоять кризисным явлениям.

Тем не менее, как показывает практика, далеко не все системные вопросы могут быть решены путём консолидации. Касается это и ЕС, как крупнейшего межгосударственного союза. Индикатором этого послужил кризис в Греции, провал миграционной политики, а также доминирование ключевых экономических игроков в объединении.

Внутренняя напряжённость как результат необдуманных решений

Недовольства внутри ЕС зрели уже давно, в основе своей они обусловлены вовсе не внешними геополитическими факторами, а необдуманной программой развития, заключающейся в излишне интенсивном расширении границ за счёт интеграции слабых и потенциально проблемных экономик.

Так, с 1995 по 2013 годы в состав союза были включены 16 государств, в итоге суммарное их количество возросло с изначально запланированных 12 до нынешних 28. Сам процесс был излишне политизирован и не учитывал экономических реалий и возможных трудностей.

В конечном итоге внутри ЕС сформировалась чёткая иерархия государств-доноров с мощной экономикой, которые с 2008 года вынуждены систематично поддерживать на плаву остальных участников.

Такая необходимость связана не только с союзными обязательствами, но и с введением единой валюты, курс которой определяется финансовыми показателями всех участников.

Это также лишает слабые государства такого проверенного способа стабилизации экономики, как снижение курса национальной валюты, что на примере Греции и было наглядно продемонстрировано.

Проблема Евросоюза заключается в том, что число государств, испытывающих определённые трудности, неуклонно растёт, в результате чего уже Португалии было суммарно выделено боле 78 миллиардов евро кредитных займов.

Всё это объясняет снижение макроэкономических показателей, стагнационные процессы, обусловленные инвестиционным дефицитом, рост объёмов государственного долга.

Такая ситуация уже прошла рубеж саморегулирования, необходимо проведение системных реформ, в противном случае экономика ЕС станет неконкурентоспособна на мировой арене.

На этом фоне вопрос коллективной обороноспособности уже уходит на второй план, но, тем не менее, стоит уделять внимание и ей.

Формирование единой военной доктрины, призванной обеспечить высокий уровень безопасности, а также оптимизировать численность армий и повысить их эффективность, в итоге провалилось.

На деле мы можем наблюдать излишне бюрократизированные структуры со сложной иерархией и непродуктивным управлением в виде огромного количества комитетов и государственных структур, недееспособность которых не раз подтверждалась терактами в крупных европейских городах.

Осложнение обстановки по ряду ключевых показателей предопределило и формирование «антиинтеграционных» настроений, которые особенно сильны в государствах, занимающих ведущие позиции в ЕС.

Подобные явления вполне логичны – их экономики вполне могли бы показывать достойные темпы роста, однако взятые обязательства вынуждают выступать в роли локомотива для менее успешных стран.

Лишь бы России насолить: Эстония готовится превратиться в посмешище в ЕС

Такие настроения находят поддержку не только в оппозиционных кругах, но и среди рядовых граждан. Так «Национальный фронт» Франции, который совсем недавно не считался крупной политической организацией, сумел привести в состав Европарламента 24 депутата.

Что с учётом последних заявлений его лидера фронта Марин Ле Пен о том, что Евросоюз должен вернуть Франции суверенитет, вызывает вполне обоснованные опасения.

Лидером же протестного движения является Великобритания, в которой, по итогам проведённого референдума, более 52% населения проголосовало за выход из Евросоюза.

Что же касается результатов парламентских выборов, то «Партия независимости Соединенного Королевства», отличающаяся своими радикальными взглядами, смогла завоевать 24 места для своих представителей.

Ближайшие перспективы и угрозы

Всё это постепенно готовит почву для грядущих изменений.

Конечно, о развале и ликвидации ЕС говорить рано, события такого масштаба имеют колоссальное влияние, и принимать столь поспешные решения не станет ни одна из сторон.

То же самое касается и скоропостижного выхода из союза ключевых участников, которые, вероятно, столкнутся с внешнеполитическим лобби и затягиванием процесса.

В настоящих условиях ключевой задачей европейских лидеров стало сохранение союза, пусть и в несколько модифицированной форме. Принятие новых членов в такой ситуации невозможно, даже несмотря на политические мотивы.

Терпение России не бесконечно: Польша, корми Беларусь сама

Подтверждением этого служат слова Жана-Клода Юнкера о том, что в ближайшие 25 лет Украина не станет новым участником ЕС. Это вполне закономерно, поскольку любое объединение сохраняет своё преимущество до тех пор, пока преференции распространяются между строго ограниченным числом участников.

Примерно то же самое мы наблюдаем и в вопросах расширения Таможенного союза, число участников которого довольно скоро станет конечной величиной.

Распад Евросоюза прежде всего не выгоден США, поскольку организовать эффективное взаимодействие по вопросу санкционной политики, а также иной антироссийской деятельности гораздо проще с крупным объединением, нежели с тремя десятками полностью независимых государств.

И в этом плане активно насаждаемая русофобия может дать определённый результат. Дело в том, что большинство политиков, высказывающихся за выход из ЕС, лояльны по отношению к России либо выступают за конструктивный диалог, что вполне может быть преподнесено как «влияние Кремля».

Негативную роль в этом процессе играет и факт получения «Национальным фронтом» 9-миллионного кредита от российского банка. При этом анализу реальной заинтересованности России на внешнеполитической арене уделяется крайне мало внимания.

По мнению Кирилла Коктыша, доцента кафедры политической теории МГИМО, единственное, что не устраивает Москву в нынешней организации – неспособность ЕС принимать самостоятельные решения.

Что же касается взаимодействия, то его гораздо проще выстраивать с единым союзом, отражающим интересы всех участников.

Аналогичного мнения придерживается и глава департамента Центральной и Восточной Европы Фонда Фридриха Эберта Райнхард Крумм.

По его словам, Россия всегда демонстрировала стремление к стабильности, в том числе и на внешнеполитической арене, а распад Евросоюза – это угроза порядку, сформированному десятилетиями.

Тем не менее, усугубившаяся обстановка приведёт, вероятно, к трансформации нынешнего союза в менее консолидированную форму политического объединения.

Если принять во внимание слова Ле Пен о необходимости предоставления странам территориального суверенитета, права иметь собственную валюту, экономическую стратегию, а также правовые основы законодательства, то вырисовывается формат крайне неэффективного консорциума, полномочия которого абсолютно размыты.

Конечно, такой сценарий развития крайне сомнителен, в частности возврат к национальным валютам может спровоцировать новую волну международного кризиса, а ряд экономик в Восточной Европе будут близки к дефолту.

Однако если принять во внимание первоначальные задачи образования ЕС, то одной из первостепенных являлась задача формирования объединённой экономической системы, способной на равных конкурировать с ведущими державами.

Как показало время, до показателей США Европа так и не поднялась, более того, она стала своего рода разменной монетой в крупной внешнеполитической игре.

За прошедшие десятилетия колоссальный прогресс продемонстрировал Китай, самостоятельно достиг тех результатов, которые для ЕС остаются за гранью реальных возможностей.

Ввиду этого сохранение союза при его трансформации в свободное политическое партнёрство может дать и положительный эффект.

Дело в том, что выход из Еврозоны слабых игроков позволит существенно укрепить экономику Германии или Франции, а вместе с тем и стабилизировать курс евро.

С другой стороны, в первые несколько лет будут проявляться негативные тенденции, что ослабит внешнеполитические позиции союза, поэтому наиболее вероятен промежуточный вариант решения.

Пока же примечателен опыт Великобритании, которая столкнулась с ситуацией, когда выход из Евросоюза сопряжён со столь значительными трансформациями в экономике, что процесс с регламентированных двух лет может затянуться на значительно больший временной период.

Прибалтийские «зайки»: очередное «копьё» против России

Кроме того, пока не ясны механизмы сохранения экономических связей при переходе на бивалютный режим торговли.

Таким образом, стремясь минимизировать потери от неизбежных реформ, европейские политики, вероятно, остановятся на таком решении, как ослабление экономической интеграции, возможном введении национальной валюты в отдельно взятом государстве, с целью индикации макроэкономических трендов.

И если эксперимент окажется удачным, то Евросоюз получит двухуровневую структуру, состоящую из еврозоны, представленной ведущими экономиками и ассоциированными странами, чьё вхождение в альянс будет реализовано в правовом и политическом поле.

Автор: Сергей Василенков

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

915
Похожие новости
21 ноября 2017, 00:15
22 ноября 2017, 18:45
21 ноября 2017, 10:45
21 ноября 2017, 21:30
21 ноября 2017, 10:15
21 ноября 2017, 18:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
19 ноября 2017, 11:15
21 ноября 2017, 20:15
17 ноября 2017, 08:30
20 ноября 2017, 13:45
20 ноября 2017, 10:45
20 ноября 2017, 19:00
22 ноября 2017, 13:30