Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Фальшивый козырь американской политики



Начало слома десятилетиями складывавшейся политической системы. Таков главный итог прошедших в США выборов. Кризис неолиберализма размывает традиционную двухпартийную схему, выталкивая на поверхность лидеров вроде Дональда Трампа. В этих условиях американские элиты всеми путями пытаются сохранить господство над страной и миром.

Холодные ветры неолиберализма


Результаты президентских выборов в США мало кого оставили равнодушным. Победа Трампа одними сравнивается с катастрофой, другими — с долгожданным приходом здоровых сил. При этом и первые, и вторые связывают свои оценки и прогнозы с личностью эксцентричного миллиардера и медиамагната, якобы сумевшего понять чаяния миллионов американцев и предложить соответствующую программу.

Это верно лишь отчасти. Безусловная заслуга Дональда Трампа и его избирательного штаба в том, что они точно определили направление ветра, сумели уловить массовые настроения, подстроив под них свои действия и призывы. Но сам «ветер», усиливающийся с каждым днём и грозящий перерасти в бурю, вызван намного более глубокими причинами. Другими словами, успех Трампа был во многом предопределён объективными условиями. В пользу этого говорит тот факт, что кандидаты-популисты, заявлявшие об ограничении иммиграции и т.п., появлялись и прежде. Однако они отсеивались на предварительных этапах предвыборной кампании, не имея возможности конкурировать с «тяжеловесами» американской политики. Кстати, и сам Трамп заявлял о намерениях баллотироваться в президенты по крайней мере трижды (в 1988-м, 2004-м и 2012 году), но всякий раз отступал, трезво оценивая свои крайне невысокие шансы.


Так что же изменилось, если такой кандидат сумел триумфально выиграть выборы, а лозунги, прежде использовавшиеся исключительно маргинальными околополитическими группами, смогли повести за собой миллионы американцев? Изменилось многое, и прежде всего социально-экономическая реальность. «Новый курс» Франклина Рузвельта, выведший США из Великой депрессии, стал точкой отсчёта «социального государства» — с системой пособий, гарантированным минимумом зарплаты и прочими атрибутами «мягкого капитализма». С эпохи правления Рейгана начался процесс сворачивания «общества всеобщего благосостояния», в последние годы приобретший характер настоящего обвала.

По имущественному расслоению страна откатилась к началу прошлого века. Доходы 20 процентов наиболее обеспеченных граждан превышают доходы аналогичной доли наименее обеспеченных американцев (так называемый квинтильный коэффициент) в 15 раз. Это вдвое больше, чем 50 лет назад. Нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц в вышедшей недавно книге «Цена неравенства» пишет, что господствующая в США тенденция — это резкое обогащение состоятельной верхушки, в то время как доходы основной массы граждан сейчас ниже, чем 20 лет назад. Почти 15 процентов американцев не имеют достаточно средств на питание, а в среде наименее обеспеченных жителей отмечено устойчивое снижение продолжительности жизни — процесс, который не фиксировался десятилетиями. «Мы живём в разделённом обществе», — констатирует Стиглиц.

Эти тенденции связаны с наступлением неолиберализма. Владельцы корпораций считают социальные расходы ненужной обузой. Их единственная цель — прибыль, их интересы не связаны с конкретной страной. США являются такой же жертвой финансового капитала, как весь остальной мир. Деиндустриализация и полузаброшенные промышленные центры — зримое свидетельство этого.

Но для американцев последствия неолиберализма не ограничиваются социально-экономической сферой. Они вызвали серьёзный мировоззренческий кризис. В течение двухсот с лишним лет жителей США уверяли, что их страна — это «сияющий град на холме», имеющий мессианские цели. Теперь же всё больше граждан видят: «сияющий град» оказался покрыт позолотой, которая к тому же стремительно осыпается. Не великая американская нация, а воротилы Уолл-стрит являются истинными хозяевами страны.

Бунта не будет

Накапливавшееся недовольство прорвалось в ходе нынешних выборов. Но прорвалось двумя потоками. Более образованные жители преимущественно молодого возраста увидели альтернативу господству финансового капитала в лице Берни Сандерса. Провозглашённый им «американский демократический социализм» включал требования справедливого распределения доходов, расширения социальной помощи и барьеров на пути вмешательства корпораций в политику. На этапе предварительного голосования (праймериз) Сандерса поддержали 13 миллионов человек — невероятно много для США, считавшихся «заповедником» консерватизма.

Другой поток двигался по правому руслу. Как показали исследования, основным электоратом Трампа стали жители небольших городов и сельской местности с образованием ниже колледжа. Эта часть недовольных видит выход из сложившегося положения в возвращении к «правильному капитализму», к «старой доброй» Америке как «стране собственников». С одной стороны, их пугают жёсткие ветры неолиберализма, с другой — они на дух не переносят любые намёки на социализм. Этот поток и «оседлал» Трамп. Его предвыборная риторика — крайне путаная, но агрессивно-популистская — отразила противоречивость вышеназванных настроений. В ней сочетались антииммигрантские лозунги, выпады против «финансовых акул» и рыночный фундаментализм. Так, кандидат-республиканец выступал против законов о доступной медицине и повышения минимальной заработной платы. Но главное, Трамп говорил о возрождении «великой Америки», которую должны бояться и уважать во всём мире. Этот демагогический коктейль был приправлен артистическими качествами самого миллиардера, отлично сыгравшего роль борца с истеблишментом.

По мере приближения даты выборов позиция Трампа по многим вопросам была смягчена. Он стал изображать из себя выразителя интересов всех недовольных — и левых, и правых. Это предопределило успех республиканца, в то время как штаб Хиллари Клинтон допустил большую ошибку. Вице-президентом от демократов был выбран Тим Кейн, придерживающийся правых взглядов. Для тех, кто на праймериз голосовал за Сандерса, это оказалось вторым серьёзным разочарованием. Первым стал отказ от борьбы самого сенатора, что многими его сторонниками было воспринято как предательство. В результате часть электората Сандерса просто не участвовала в выборах, а часть предпочла Трампа как «меньшее зло».

В начале статьи мы писали, что на всём протяжении избирательной кампании фигура Дональда Трампа вызывала противоположные оценки: надежды сторонников и страхи противников. И те и другие наверняка окажутся завышенными. Если даже предположить, что Трамп всерьёз хотел потрясти основания американской политической системы (в чём есть большие сомнения), эти стремления разобьются о её пока ещё крепкие стены.

Не нужно забывать, что полномочия президента США уравновешиваются сильной законодательной и судебной ветвями власти. Случается, что конгресс и Верховный суд блокируют решения главы государства — практика, немыслимая в современной России. Так что Трамп будет действовать в довольно жёстких рамках, заданных критиковавшимися им политическим истеблишментом и крупными корпорациями. Ждать же от миллиардера какого-то бунта не стоит. Уже на этапе праймериз Трамп пошёл на сближение с вполне себе «системными» силами. Главный напарник Трампа Майк Пенс, который теперь займёт должность вице-президента, долгое время был конгрессменом, а затем губернатором штата Индиана. За эти годы он ни разу не проявил себя ярым оппозиционером. Например, Пенс поддержал администрацию Обамы в вопросе Транстихоокеанского партнёрства и, по сообщениям СМИ, даже оказывал давление на членов конгресса от Индианы с требованием проголосовать за этот документ. Сам Трамп, напомним, клеймил это соглашение как «преступное».

Наиболее вероятный состав новой администрации и нового правительства, опубликованный газетой «Уолл-стрит джорнэл», также не оставляет камня на камне от мифа о «революционере Трампе». На должность госсекретаря претендует бывший мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани. В главы Агентства национальной безопасности прочат Майка Роджерса, занимавшего аналогичный пост при Обаме, и так далее.

«Ястребы» готовы к взлёту

Во внешней политике Вашингтона также не нужно ожидать серьёзного переворота. Для российского обывателя это утверждение сродни ереси, ведь больше года федеральные телеканалы представляли Трампа как будущего союзника Москвы, который обязательно снимет санкции, признает Крым российским, прекратит помощь Киеву и вообще откажется от агрессивного курса предшественников.

Это глубокое заблуждение. Во-первых, высказывания Трампа, касающиеся внешнеполитических проблем, отличались не меньшей противоречивостью, чем заявления по внутриамериканским вопросам. С одной стороны, он критиковал Обаму и Клинтон за агрессию против Ливии, за ошибки в Сирии и т.д. С другой стороны, Трамп постоянно говорил о намерениях увеличить военные расходы, модернизировать армию и защищать интересы США по всему миру. В частности, новый президент обещал ужесточить позицию по отношению к Китаю, Северной Корее и Ирану. Ядерное соглашение с Тегераном Трамп назвал «ужасным», а кроме того, выступил против ослабления эмбарго в отношении Кубы. По его мнению, на этот шаг можно пойти только после выполнения Гаваной американских требований, касающихся либерализации политической системы.

Диапазон высказываний Трампа о России и перспективах российско-американских отношений был чрезвычайно широк. Отечественные СМИ применяли к ним жёсткий фильтр, отбрасывая всё, что не вписывалось в сомнительную схему «Трамп — друг России». Поэтому так мало людей в стране знают о призывах нового президента сбивать российские военные самолёты, если они будут приближаться на опасное расстояние к американским боевым машинам, или о критике властей Евросоюза, которые, по его мнению, не прилагают достаточно усилий для поддержки Киева, противостоящего «агрессивной политике» Москвы. Можно, наконец, вспомнить о встрече Трампа с польскими политиками. В ходе неё кандидат в президенты заявил, что США должны стремиться к сильной Польше и сильной Восточной Европе «как оплоту свободы и безопасности».

Но как в таком случае объяснить лестные отзывы о Путине и России? Нужно понимать, что предвыборная кампания Трампа строилась на эпатаже, на сознательном противопоставлении господствующей линии Вашингтона. Оппонируя Клинтон, миллиардер действовал «от противного» и обрушивался на все инициативы администрации Обамы, включая санкции против России. Эту позицию разъяснил кандидат в вице-президенты Майк Пенс. По его словам, говоря о «сильном Путине», Трамп не одобрял политику главы России, а лишь подчёркивал слабость Обамы. «Но с приходом Трампа всё изменится», — добавил он. Сам Пенс на теледебатах назвал Путина «мелким лидером», и реакции со стороны Трампа на это не последовало. Ещё одним выпадом политика стали призывы наносить авиаудары по военным целям «режима Асада» и ввести бесполётную зону в Сирии, что тоже является откровенной угрозой России.

Таким образом, ожидать смягчения внешнеполитического курса США, в том числе по отношению к Москве, не стоит. В пользу этого говорит то, что в команде нового главы Белого дома господствуют классические американские «ястребы». Большинство членов команды Трампа поддерживали вторжение в Ирак и Ливию. Среди них - занявший пост генпрокурора Джефф Сешнс. В прошлом году он дал интервью, в котором призвал США и Европу «объединиться против России». «Россия должна понимать, что заплатит очень высокую цену, если продолжит своё поведение», — грозился он.

Кроме того, нельзя забывать о новой программе Республиканской партии, принятой на предвыборном съезде в Кливленде в июле этого года. В ней прямо указывается на возможность оказания военной помощи Украине и введения новых антироссийских санкций. Так что тех, кто ждёт от Трампа раскрытых объятий, может постичь жестокое разочарование. Впрочем, к этому не привыкать: миролюбивой политики ждали и от Барака Обамы, и даже от Буша-младшего, обещавшего ограничить зону влияния США Новым Светом. За основу надежд, как и теперь, брались предвыборные заявления. А это, как давно пора бы понять, источник весьма спорный.

Не предотвратит приход к власти Трампа и нарастания кризисных явлений в США. Популизм нового президента может лишь на время затормозить разочарование миллионов американцев в двухпартийной системе и закамуфлировать недовольство социальным расслоением. Эти проблемы слишком глубоки, чтобы решить их с помощью эпатажа и острого словца. Не исключено, что новый козырь американской политики (а первоначальное значение слова «трамп» в английском языке — именно «козырь») является фальшивым, а вся игра — блефом. Страна по-прежнему нуждается в смене курса, и выборы 2016-го — лишь предвестник куда более сильных потрясений.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

535
Похожие новости
04 декабря 2016, 07:30
05 декабря 2016, 15:00
05 декабря 2016, 12:00
05 декабря 2016, 08:30
05 декабря 2016, 15:00
05 декабря 2016, 16:01
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
30 ноября 2016, 04:15
29 ноября 2016, 17:00
30 ноября 2016, 10:30
29 ноября 2016, 00:00
01 декабря 2016, 23:00
01 декабря 2016, 14:00
01 декабря 2016, 23:00