Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

FAZ: в нефтяной войне России и Саудовской Аравии проигравшими будут американцы

Россия и Саудовская Аравия начали ценовую войну на нефтяном рынке. Кто из них продержится дольше? Это вопрос. А вот для американского фрекинга (технологии по добыче нефти и газа путем разрыва земных пластов — прим. ред.) дешевая нефть точно станет кошмаром. И возможно, Германия получит от всего этого кое-какую выгоду.
Если Москва и Эр-Риад действительно спланировали всё таким образом, чтобы навредить США, то их можно поздравить. Американские производители сланцевой нефти после и без того трудной фазы пережили одну из самых ужасных недель в своей истории. Сейчас многие из них борются за экономическое выживание: они обнуляют дивиденды и сокращают инвестиции. Эксперты предсказывают целую волну вынужденных продаж фирм.
Кошмар американских нефтяников
«Оксидентел Петролиум» (Occidental Petroleum), одна из ведущих компаний в области фрекинга в США, утратила две трети биржевой стоимости и превратилась в цель атаки агрессивного инвестора Карла Айкана (Carl Icahn). Корпорация «Апаш» (Apache) потеряла три четверти своей стоимости, а ведь всего восемь недель назад ее акции котировались на самом высоком уровне в этом году.
Тот, кто следил за изменениями курсов американских нефтяных акций с начала этого года, мог наблюдать везде одну и ту же картину. 5 января началось постоянное снижение. А в конце прошлой недели акции просто обвалились, после того как Россия и Саудовская Аравия заявили о прекращении сотрудничества и не договорились о дальнейшем сокращении добычи. После катастрофического падения, при котором некоторые акции потеряли более 50 процентов стоимости, курс на этой неделе продолжал идти вниз, после того как президент Трамп ввел временный 30-дневный запрет на въезд в США из Европейского Союза.
Теперь возникает опасение, не перекинутся ли эти негативные процессы и на рынок заемного капитала. Некоторые независимые нефтедобытчики набрали там кредитов под высокие проценты, и теперь есть опасность, что они не смогут расплатиться с долгами. Согласно анализу «Дойче Банк», на энергетические компании приходится 11% рынка займов под высокие проценты, то есть они там составляют самый большой сектор. Половина из этих компаний — фирмы, занимающиеся преимущественно разведкой и добычей нефти, а потому крайне чувствительно реагирующие на колебания цен. Две трети из них по определению «Дойче Банк» уже в прошлую пятницу считались находящимися в тяжелом положении (спред составлял более 1000 базисных пунктов). Аналитики банка предполагают, что трудности задолжавших нефтедобытчиков могут потянуть вниз весь класс высокопроцентных (так называемых «мусорных») облигаций. Аналитики «Дойче Банк» опасаются, что прежде всего пассивные вкладчики могут забрать свои деньги и тем самым вызвать цепную реакцию.
А не этого ли и добивается Россия с самого начала? Президент Путин довольно часто давал понять, что он думает об американской добыче сланцевой нефти. Технология фрекинга «варварская» — так он сказал в ноябре на одном из форумов. По его словам, в некоторых районах, где нефть добывают таким способом, из крана течет не вода, а какая-то «черная жижа».
Вероятно, такого же мнения придерживается и Игорь Сечин, шеф контролируемого государством и самого большого нефтяного концерна Роснефть. Сечин работает вместе с Путиным с начала девяностых годов, считается одним из его ближайших соратников и поэтому одним из самых влиятельных людей России. Как минимум с конца 2016 года Сечин ведет борьбу с фрекингом. Именно тогда Россия договорилась с Организацией стран-экспортеров нефти (ОПЕК) о сокращении объемов добычи, чтобы стабилизировать цену на нефть. Но в конце 2018 года Сечин написал Путину, что это сотрудничество на руку только Соединенным Штатам и «является стратегической угрозой для России». По его мнению, рынок отдали американцам, нефтедобыча которых благодаря высоким ценам процветает, в то время как российским компаниям приходится сдерживать инвестиции.
Поэтому многие российские эксперты видят в Сечине главного инициатора провала переговоров между Россией и главой ОПЕК Саудовской Аравией, приведшего к обвалу цены на нефть.
Русские не боятся конфликтов
Не только российские аналитики, но и отдельные представители нефтяной отрасли всего мира сначала были в шоке от решения Москвы отказаться от сделки с ОПЕК. Но уже в четверг во время встречи в министерстве энергетики руководители концернов продемонстрировали единство и волю к борьбе. Низкая цена на нефть не является проблемой — таково было единодушное мнение. Если Саудовская Аравия хочет войны, она ее получит. О скором возвращении к переговорам с ОПЕК речи не было.
С одной стороны, российская нефтяная отрасль может себе позволить такой оптимизм. Себестоимость добычи и транспортировки одного барреля русской нефти составляет всего около 15 долларов, кроме того, нефтяной отрасли идет на пользу падение курса рубля. Помимо этого со снижением цены на нефть ослабевает и налоговая нагрузка на компании. Однако в том, что касается наращивания добычи, Россия с Саудовской Аравией тягаться не может: прибавка у нее может составить максимум 500 тысяч баррелей в день, и таким образом все российские нефтяные компании вместе взятые могут добыть около 11 миллионов баррелей в день. А Саудовская Аравия собирается предлагать на рынке ежедневно 12,3 миллиона баррелей, то есть на 2,5 миллиона больше, чем в феврале. Но это она сможет осуществить, только если станет продавать и нефть из хранилищ, потому что имеющиеся мощности позволяют стране добывать не более 12 миллионов баррелей — так говорит Джованни Стауново (Giovanni Staunovo), аналитик банка UBS.
Кремлю эти турбулентности пришлись как нельзя кстати: они стали аргументом в пользу утверждения, что России нужна стабильность и что Путину через изменения конституции должна быть предоставлена возможность баллотироваться и на последующие сроки. Путин высказал убеждение на этой неделе, что Россия «достойно» преодолеет этот период. Но это зависит от того, как долго продлится ценовая война. Центральный банк после последнего нефтяного кризиса в 2014 году накопил огромные резервы в сумме 570 миллиардов долларов и ввел плавающий курс рубля. Государственный долг низок, так же как и инфляция. Но эта стабильность как минимум частично достигнута на счет населения, а частности через повышение налогов; реальные доходы людей, так же как и вся экономика, вот уже несколько лет практически не растут.
Все это приводит к росту недовольства, что сказывается и на рейтингах Путина. Поэтому он обещал реализовать обширные инвестиционные программы и «прорыв» во всех областях жизни общества. А осуществить это с низкой ценой на нефть, которая вместе с коронавирусом подтачивает резервы, будет значительно труднее. Согласно анализу IHS Markit государственный бюджет России основывается на цене на нефть в 42 доллара за баррель. А сегодня цена едва дотягивает до 33 долларов. Саудовской Аравии нужно тоже больше, если она намерена осуществить свою амбициозную цель — радикально перестроить экономику в ближайшие 20 лет.
Многое говорит о том, что Россия и Саудовская Аравия, отказавшись от сотрудничества, создали целое сообщество товарищей по несчастью из больших и малых производителей, работающих в национальных экономиках, критически зависящих от нефти. Вопрос только в том, кто успешнее всего переживет этот процесс.
В Соединенных Штатах нефтедобытчики прилагают усилия, чтобы получить государственную помощь. В первых рядах этой инициативы стоит Гарольд Хэмм (Harold Hamm), шеф и крупный акционер «Континентал Ресурсиз» (Continental Resources), а также консультант и бывший спонсор Дональда Трампа. Он описывает поведение русских и арабов как попытку использовать пандемию для разрушения индустрии фрекинга в США. Но, по его словам, этому не бывать, производители нефти будут вести активную борьбу. В одной из своих резолюций они уже потребовали от правительства Трампа ввести антидемпинговые законы против иностранных конкурентов. Речь идет также о том, чтобы правительство закупками нефти смогло бы увеличить свои стратегические резервы или же снизило арендную плату за бурение на федеральном уровне.
Финансовых дотаций просят и отдельные предприниматели. Как пишут газеты, с начала недели нефтедобытчики названивают в Белый дом. Но пока неясно, увенчаются ли их старания успехом. Демократы громко и публично выступают против: помогать нужно не миллиардерам, а наемным рабочим и служащим — такой лозунг выдвинула Нэнси Пелоси (Nancy Pelosi), председатель Палаты представителей.
Даже президент Дональд Трамп не совсем уверен в том, что это стоит делать. На одной из пресс-конференций на этой неделе он положительно отозвался о низкой цене на нефть, которая якобы позитивнее повлияет на экономику, чем снижение налогов. Действительно, низкие цены на нефть оказывали на американскую конъюнктуру в прошлые годы разное воздействие. Они поддерживали потребление, но в то же время препятствовали инвестированию в энергетический сектор.
Германия: бензин дешевле — жизнь веселее
В том, что касается Германии, возникает интересный вопрос: не станет ли Германия как крупный импортер нефти «смеющимся третьим» в ценовой войне между Россией и Саудовский Аравией? И не станет ли тона главнрым бенефициаром, в то время как Соединенные Штаты со своим фрекингом станут самым важным проигравшим?
Ведь ценовая война и связанный с ней коллапс с ценой на нефть на прошлой неделе весьма ощутимо сказались на потребительском рынке. Однако это осталось незамеченным из-за негативных последствий распространяющейся эпидемии коронавируса. Цена на бензин, например, уже дважды за неделю зримо уменьшилась, о чем сообщает Автоклуб ADAC. Последняя цена на бензин марки Супер Е10 составляла 1,308 евро за литр, такой низкой она еще в этом году не была. А цена на дизельное топливо опустилась до 1, 158 евро за литр, это тоже рекорд за долгое время. Правда, АDAC был обязан предупредить граждан Германии, что те не должны создавать у себе запасов топлива в каких-то емкостях. «Хранить топливо дома опасно для жизни, так как легковоспламеняющиеся пару могут легко выйти наружу из резервных баков», — сообщил официальный представитель клуба. А вот наполнить топливным мазутом бак, если он пуст, и найти продавца, который согласится поставить его в такое время, будет разумным шагом. Последняя цена на топливный мазут составляла 54 евро за 100 литров при покупке 3000 литров. Об этом написал Интернет-портал «Хайцоль24» (Heizoel24), куда 500 продавцов топливного горючего посылают сведения о своих ценах. По сравнению с «черным понедельником» в начале этой недели цена вновь немного поднялась. Но при долгосрочном сравнении цен нужно признать, что нынешняя цена все-таки довольна низкая. Еще в начале года, традиционно самом выгодном времени для покупки топливного мазута, цена была на уровне почти в 70 евро за 100 литров.
Если посмотреть шире не только на отдельного потребителя, но и на всю экономику, то возникает вопрос: а не скажется ли дешевая нефть для таких стран-импортеров, как Германия, положительно на всей конъюнктуре? Этим вопросом занялся «Коммерцбанк» в одном их своих исследований. В нем аналитики приходят к выводу, что коллапс с ценой на нефть понизит расходы Германии на нефть на сумму, соответствующую 0,9 % её ВВП. «Но это, конечно, не повлияет на то, что ВВП Германии и европейского пространства как в первом, так и во втором квартале сократится», — говорит Йорг Кремер (Jörg Krämer), главный экономист «Коммерцбанка».
Но тем не менее падение цены на нефть будет иметь последствия на инфляцию в евро-зоне. На это намекнула Кристин Лагард (Christine Lagarde), президент Европейского банка, в четверг на своей пресс-конференции. «Коммерцбанк» в порядке опыта подсчитал, что произойдет с и так довольно низким уровнем инфляции, если цена на нефть останется в пределах 30 долларов. В марте и апреле инфляция будет дальше стремиться к нулю, таков прогноз Лагард. А в мае инфляция может опуститься на психологически важную отметку в 0 %, что вновь даст повод опасаться дефляции.
А вот для потребителей более низкая цена на нефть будет иметь тот же эффект, что и повышение заработной платы, считают аналитики «Коммерцбанка: а именно, если сегодняшняя низкая цена сохранится, то она будет соответствовать повышению зарплаты приблизительно на 0,7%. Теоретически это может подтолкнуть потребление, но, увы, не в этой ситуации. Главный экономист «Коммерцбанка» Кремер считает: «Падение цены на нефть математически соответствует повышению зарплаты на 0,7%, но это ничего не меняет в том факте, что люди из-за коронавируса дезориентированы». Они должны будут в течение нескольких месяц избегать ресторанов, отелей, аэропортов. А в Европе на эти сектора приходится целых 5% ВВП. «Если оборот в этих секторах за три месяца упадет на 30%, то ВВП только по этой причине упадет на 1,5%», — говорит Кремер. К этому добавится сокращение экспорта в Китай и возможные приостановки производства из-за отсутствия поставок из-за границы. Поэтому вывод, который делает экономист, скорее скептический: падение цены на нефть не станет импульсом для конъюнктуры, и оно не сумеет предотвратить заметного сокращения ВВП в Германии как в первом, так и во втором квартале. «Смеющийся третий» в войне вокруг цены на нефть — это все-таки что-то другое.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
629
Похожие новости
24 октября 2020, 11:00
23 октября 2020, 00:45
22 октября 2020, 19:00
23 октября 2020, 14:00
23 октября 2020, 21:45
23 октября 2020, 12:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
18 октября 2020, 12:30
23 октября 2020, 00:45
18 октября 2020, 18:15
18 октября 2020, 14:15
18 октября 2020, 03:00
19 октября 2020, 20:45
22 октября 2020, 03:45