Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Foreign Affairs: если Карабах отрежут от Армении, возможна гуманитарная катастрофа

На протяжении 100 лет длится конфликт из-за Нагорного Карабаха, этого населенного преимущественно армянами анклава, который находится в пределах азербайджанских границ. В 1990-е годы армяне думали, что одержали окончательную военную победу над Азербайджаном, когда захватили этот спорный регион и окружающие его азербайджанские территории. В конце сентября Азербайджан решил доказать им обратное и начал новое наступление. Он отвоевал многие захваченные территории и дал тысячам покинувших эти места азербайджанцев надежду на возвращение домой. Российский президент Владимир Путин утверждает, что погибло уже почти 5 000 человек, включая десятки мирных жителей. Но устраняя одну несправедливость, Азербайджан кровавыми методами творит другую. Армяне Нагорного Карабаха подвергаются нападениям и могут вскоре оказаться в окружении. А это чревато ужасными гуманитарными последствиями.
Конфликт в Нагорном Карабахе остается одним из самых трагичных и напряженных споров в Европе. Это одно из последних неоконченных дел, оставшихся с Первой мировой войны. Война ведется по антагонистическим правилам прошлого столетия: Армения и Азербайджан воюют друг с другом, добиваясь полной капитуляции противника. Дьявольская неразрешимость конфликта обусловлена двумя факторами. Во-первых, это дилемма безопасности длиной в столетие, в которой каждая из сторон хочет обеспечить себе безопасность и контроль за счет другой стороны, что подрывает безопасность обеих. Во-вторых, это дефицит демократии, полное отсутствие общественного доверия и реального диалога, из-за которых компромиссы между двумя сторонами почти невозможны. Беззубая европейская безопасность не может их сдержать. Не смогли их сдержать и недавние переговоры, инициатором которых стал госсекретарь США Майк Помпео. Главная возможность сдерживания военных действий кроется в проблемах тылового обеспечения и в труднодоступности театра военных действий в Нагорном Карабахе, а также в готовности и способности двух великих держав (России и вернувшейся в регион после векового отсутствия Турции) содействовать заключению мирного соглашения.
Когда пришли большевики
Последними аутсайдерами, пытавшимися «разрешить» карабахский конфликт, были русские большевики. Ровно 100 лет назад в 1920 году большевистская 11-я армия изгнала турецкие войска с Кавказа, разгромила провозгласившие независимость республики Армению и Азербайджан, управлявшиеся националистами, и взяла под свой контроль этот спорный горный регион.
Почти на всем протяжении истории этого региона Карабах населяли большей частью армяне. Но там также был азербайджанский город Шуша. Сам Карабах целиком находился на территории Азербайджана. Без Карабаха не желали остаться ни армяне, ни азербайджанцы, поскольку этот регион имеет огромное значение для обоих народов. Оставшись наедине друг с другом, обе стороны начали бы этнические чистки, чтобы удержать данные территории под контролем. В 1920-м году армянам было особенно горько терять Карабах, потому что за пять лет до этого они потеряли почти всю западную Армению, захваченную османской Турцией, которая проводила против них жестокую политику геноцида.
Ни армяне, ни азербайджанцы не имели особого право голоса при урегулировании спора. В июле 1921 года «Кавказское бюро» большевиков под руководством Иосифа Сталина своим декретом объявило о создании нового региона Нагорный Карабах внутри советского Азербайджана. Этот анклав должен был получить немалую автономию, а населять его предстояло в подавляющем большинстве армянам.
Историки на протяжении многих лет бесконечно спорят о сталинском решении. Кто-то утверждает, что это была целенаправленная попытка «разделять и властвовать». Другие, в том числе, историк Арсен Сапаров, с такой точкой зрения не согласны. Они заявляют, что советское мышление в те годы носило в основном краткосрочный характер и имело под собой экономические основания. Большевики думали, что Азербайджан будет нежизнеспособен, если на его территории образуется остров, управляемый соседней Арменией. Кроме того, из Нагорного Карабаха не было хорошей дороги в Армению, а поэтому передача его Азербайджану имела коммерческий смысл. В любом случае большевики, будучи верными марксистами, могли искренне верить в то, что уже нынешнее поколение армян и азербайджанцев откажется от своей национальной идентичности, став хорошими социалистами.
При советской власти такая схема в основном работала, и две общины в целом жили мирно бок о бок в течение 65 лет — не вместе, но в основном параллельно. Бывший аппаратчик армянской коммунистической партии Сергей Шугарян рассказал мне, что армянская и азербайджанская элита прекрасно ладили друг с другом, как и рабочие: «На местах они жили дружно, и никаких проблем вообще не было». Но напряженность существовала посередине, особенно в рядах интеллигенции, которая поддерживала огонек национализма и вынашивала националистические амбиции, реализовать которые можно было только в ущерб друг другу.
На всем протяжении советской эпохи армянское руководство Нагорного Карабаха жаловалось в Москву, что Азербайджан притесняет образовательные и культурные права их общины. В начале эпохи гласности в 1988 году они выступили за присоединение Нагорного Карабаха к советской Армении. Включение Карабаха в состав Азербайджана в 1921 году было сталинским произволом, утверждали армяне. Они заручились поддержкой многих известных российских либералов, в том числе, на какое-то время нобелевского лауреата Андрея Сахарова.
Обострение ситуации вокруг Нагорного Карабаха
Принятое в 1921 году решение действительно было нелегитимным, как фактически все декреты большевиков того периода. Но если бы Москва в 1988 году передала Нагорный Карабах в состав Армении, это тоже не стало бы триумфом справедливости. Такой шаг породил бы беззаконие иного рода, став наказанием для Азербайджана и живших внутри анклава и вокруг него азербайджанцев. Самым логичным решением стало бы предоставление армянам Нагорного Карабаха реальной и содержательной автономии внутри единого Азербайджана. Но авторитарная политическая культура Советского Союза шла вразрез с таким решением. Руководители советской Армении и советского Азербайджана не разговаривали друг с другом, а в основном апеллировали к Кремлю, требуя от советского руководителя Михаила Горбачева решений в свою пользу.
Горбачев со временем решил оставить Нагорный Карабах в составе Азербайджана, но поручил управлять им специальной комиссии из Москвы. Такое решение не понравилось ни одной из сторон. К тому времени уже вовсю шли столкновения между армянами и азербайджанцами. Начались они со страшных погромов против армян в азербайджанском городе Сумгаите.
Когда в конце 1991 года прекратил свое существование Советский Союз, стороны заняли диаметрально противоположные позиции. Армяне провозгласили Нагорный Карабах независимым государством, а азербайджанский парламент в Баку вообще отменил автономию этой территории. Но в правовом плане у Азербайджана на руках была козырная карта. Поскольку внутренние границы Советского Союза стали международными, Нагорный Карабах теперь считался частью Азербайджана вне зависимости от мнения большинства его жителей.
Мираж полной победы
Итак, сцена была подготовлена для жестокого сведения счетов. В 1991 году две страны сползли в войну, которая во многом казалась повторением 1920 года. Слабая и уклончивая Россия пыталась сдержать обе стороны, но одновременно с этим предоставляла им военную помощь. В этих условиях стало ясно, что конфликт будет длиться до полной победы. В 1994 году, когда уже было пролито много крови, армяне одержали верх, взяв под свой контроль не только сам Нагорный Карабах, но и окружающие его азербайджанские территории, в результате чего полмиллиона азербайджанцев оказались в числе перемещенных лиц.
Боевые действия прекратились в 1994 году, однако риторическая и политическая война продолжалась. В диспуте верх взяли максималистские позиции сторон. Теперь они отстаивают свою точку зрения в яростных сражениях в социальных сетях. Каждая из сторон сейчас видит Нагорный Карабах моноэтническим регионом, где нет второй общины.
С годами многие армяне стали высокомерно называть примыкающие к Нагорному Карабаху и захваченные в 1992-1994 годах азербайджанские районы «освобожденными территориями». Опустевшим городам и селам давали армянские названия, и там поселились тысячи армян. В 2017 году власти Нагорного Карабаха переименовали анклав в «Республику Арцах», использовав средневековое армянское название этой территории. Таким образом, бывшее азербайджанское меньшинство было лишено всех прав принадлежности к данному региону.
Азербайджанские власти в ответ на это продолжали использовать свои названия населенных пунктов, хотя в советские времена до 90 процентов их населения составляли армяне. Например, столицу Нагорного Карабаха Степанакерт они называют Ханкенди. Кроме того, они обещали «освободить» их. Это был сигнал о том, что Баку хочет вернуть карабахские населенные пункты, но без армянского населения. (Недавно азербайджанские войска захватили населенный армянами поселок Гадрут, а также несколько других сел в Нагорном Карабахе, но все жители покинули их.) Власти Азербайджана до сих пор говорят (в основном зарубежной аудитории), что хотят предложить «высокую степень автономии» Нагорному Карабаху, однако за 30 лет Баку не подготовил ни единого предложения с разъяснением того, как этот статус будет выглядеть на практике.
Стороны настолько прочно закрепились на своих позициях, что тщательно проработанное дипломатическое решение не нашло отклика. В 2006 году французские, российские и американские посредники составили план по преодолению трудностей в конфликте, по решению спора о суверенитете и по восстановлению прав как можно большего количества армян и азербайджанцев. Но их документ об основополагающих принципах не нашел серьезной поддержки у элиты этого региона и общества в целом.
В своем исследовании столкновения Российской и Османской империй во время Первой мировой войны историк Майкл Рейнолдс (Michael Reynolds) сделал следующий вывод: «Поиск абсолютной безопасности — это путь к гибели. Безопасность не может быть абсолютной, как будущее не может быть известным. Потенциальная угроза по своей природе вездесуща, и ликвидировать ее невозможно. Преследовать ее — значить провоцировать реакции, запуская цепочку событий, которые не будут подконтрольны никому».
Конфликт из-за Нагорного Карабаха в его старой и новой версии преподносит нам урок о том, что окончательная победа невозможна. Жертва быстро превращается в злоумышленника и наоборот. В ходе нынешних боевых действий маятник сильно качнулся в сторону Азербайджана, который одерживает победы на поле боя. Азербайджанское общество сплотилось вокруг своего руководства, видя, как вооруженные силы добиваются военных успехов и возвращают утраченные территории. Крупные потери пока не ослабили желание наступать.
Однако азербайджанцам не следует забывать собственный опыт 1994 года, когда армяне считали, что добились «абсолютной победы». Если армяне столкнутся с перспективой утраты горячо любимого Карабаха, они могут пойти на отчаянные меры, продолжая войну иными средствами. Не исключено, что они будут атаковать азербайджанские цели за пределами региона.
Урегулирование со стороны
Конфликт разразился в очень плохой момент с точки зрения международной обстановки. Может быть, именно поэтому Азербайджан решил действовать сейчас. Соединенные Штаты уже несколько лет назад отошли от переговорного процесса, хотя формально они играют ведущую роль в посреднических усилиях, предпринимаемых под эгидой Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Российская стратегия увиливания и поддержания равновесия полностью изобличена. Если Москва открыто поддержит свою военную союзницу Армению, она мгновенно потеряет своего второго ценного партнера Азербайджан.
Турция — это игрок, который не вмешивался в региональные дела ровно 100 лет, Но теперь она снова вступила в соперничество. Возможно, именно Анкара инициировала новый конфликт, оказав прямую военную помощь Азербайджану. Поступив таким образом, она разожгла старые и очень сильные страхи среди армян. Оказывая помощь Баку, турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган в большей мере руководствуется внутриполитическими обстоятельствами и солидарностью с тюркским народом, нежели подлинными стратегическими интересами на Кавказе. Тем не менее, поставки Азербайджану смертоносных военных беспилотников стали решающим фактором в этой войне.
Если к зиме темпы азербайджанского наступления замедлятся из-за горных условий местности, конфликт может превратиться в медленную войну на изнурение, которая будет идти вокруг самого Нагорного Карабаха, где прочно окопались армянские войска. Если азербайджанцам удастся окружить Нагорный Карабах и отрезать его от Армении, может начаться гуманитарная катастрофа.
Если возникнет тупиковая ситуация, в ней могут попытаться разобраться традиционные великие державы. В этом случае Россия и Турция снова возьмут на себя на Кавказе ту роль, которую они играли в 19 веке, когда русский царь и османский султан начали серию войн по периметру Черного моря. Эрдоган и Путин побеседовали по телефону 14 октября, из-за чего обозреватели стали строить предположения, что они торговались по поводу соглашения, которое будет в большей степени определяться их устремлениями и интересами, нежели проблемами армян и азербайджанцев.
Многосторонняя дипломатия с привлечением действующих лиц из удаленных стран не принесла большой пользы Нагорному Карабаху. Когда в 1992 году был в зените славы европейский принцип многосторонних отношений, ОБСЕ для урегулирования конфликта создала Минскую группу в составе Белоруссии, Франции, России, Турции, США и ряда западноевропейских стран, а также Армении и Азербайджана. Но эти усилия почти ничего не дали. Стороны даже не начали решать проблему дефицита демократии, которая лежит в основе конфликта. Для этого им надо было наладить взаимодействие с гражданским обществом, вступить в разговор с маргинализованными социальными группами и погасить ядовитую ненавистническую риторику, которая подпитывает этот конфликт. Со временем Россия взяла на себя роль лидера в решении судьбы этого региона, как это было веком ранее.
Сделка при посредничестве России и Турции наверняка поставит в невыгодное положение армян и усилит турецкое влияние в регионе. Но Азербайджан тоже может многое потерять. Соглашение такого рода даст возможность России разместить в этом районе своих миротворцев, против чего настойчиво возражает Баку. Это также приведет к усилению влияния Турции, которая в своих действиях все чаще руководствуется суннитской религиозной повесткой, на преимущественно светский и шиитский Азербайджан.
Предотвратить бесконечную войну и российско-турецкую великодержавную сделку, а также прийти к справедливому урегулированию могут только сами Армения и Азербайджан. Но для этого им придется прийти к выводу о том, что разрешение конфликта больше соответствует их общим интересам, чем упорные военные действия и передача процесса урегулирования на откуп другим. Сегодняшнее ожесточение и кровопролитие говорят о том, что до такого вывода сторонам пока далеко. Даже если этот раунд боевых действий завершится победой Азербайджана, армяне не сдадутся. Спор из-за Нагорного Карабаха в этом случае останется неразрешенным до следующего поколения

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
311
Похожие новости
27 ноября 2020, 02:30
27 ноября 2020, 13:45
27 ноября 2020, 21:30
27 ноября 2020, 15:45
26 ноября 2020, 22:45
28 ноября 2020, 12:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
23 ноября 2020, 14:45
26 ноября 2020, 03:45
26 ноября 2020, 05:30
26 ноября 2020, 18:45
24 ноября 2020, 04:15
22 ноября 2020, 19:45
25 ноября 2020, 20:00