Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Foreign Affairs: возвращение Судного дня

Первая часть
Год 2020-й. Российские войска проводят крупные учения в Калининградской области, российском эксклаве на Балтийском море, который граничит с государствами-членами НАТО Литвой и Польшей. Натовский самолет-наблюдатель случайно пересекает российское воздушное пространство, и его сбивает ракета класса «поверхность-воздух». НАТО перебрасывает в регион авиаэскадрильи и боевые корабли. Обе стороны предупреждают, что в случае возникновения угрозы их жизненным интересам они рассмотрят вопрос о применении ядерного оружия.
НАТО и Россия, отношения которых и без того находятся на грани после вторжения в Крым, роста напряженности на Ближнем Востоке, краха договоренностей о контроле над вооружениями и развертывания нового ядерного оружия, внезапно начинают готовиться к конфликту. В Вашингтоне, где полным ходом идет президентская кампания, кандидаты состязаются друг с другом, пытаясь занять самую жесткую позицию в отношении России. В Москве российское руководство, поняв, что антиамериканизм дает свои плоды, наращивает свою жесткую риторику в отношении Вашингтона.
Когда обе стороны приведены в состояние повышенной готовности, на российские системы дальнего обнаружения неизвестными совершается кибератака, имитирующая приближающийся воздушный удар сил НАТО по воздушным и военно-морским базам в Калининградской области. Имея всего несколько минут для подтверждения достоверности нападения в условиях отсутствия постоянного диалога между НАТО и Россией по урегулированию кризиса, Москва принимает решение о необходимости нанесения немедленного ответного удара и с калининградских баз направляет обычные крылатые ракеты в сторону балтийских аэродромов НАТО. НАТО также предпринимает немедленные ответные действия, нанося воздушные удары по Калининградской области. Москва, видит прибытие подкрепления силам противника, и к тому же опасается последующего вторжения сил НАТО на суше. В надежде приостановить конфликт и получить возможность урегулирования путем переговоров на своих условиях Москва приходит к выводу, что ей следует начать «эскалацию для деэскалации», и наносит ядерный удар малой мощности по подземным складам ядерных боеприпасов на аэродроме НАТО. Но расчет на деэскалацию оказывается ошибочным, и начинается обмен ядерными ударами.
Это гипотетический вариант может показаться своего рода катастрофическим сценарием, который должен был закончиться холодной войной. Но, к сожалению, он опять стал правдоподобным. Сегодня уже существуют его основные составляющие, и чтобы конфликт разгорелся, достаточно лишь искры.
Даже после сокращения своих арсеналов на протяжении нескольких десятилетий США и Россия по-прежнему обладают более чем 90% ядерного оружия, имеющегося в мире — восьмью с лишним тысячами боеголовок. Этого в разы больше, чем им потребовалось бы для уничтожения друг друга и всей планеты. На протяжении долгого времени обе стороны прилагали большие усилия для борьбы с угрозой, которую представляли эти арсеналы. Однако в последние годы геополитическая напряженность привела к ослаблению «стратегической стабильности». Она негативно повлияла на процессы, механизмы и соглашения, которые позволяют в мирное время управлять стратегическими отношениями и предотвращать ядерный конфликт, а также развертывать силы и средства таким образом, чтобы свести до минимума все побудительные факторы для применения ядерного оружия первым. Контроль над вооружениями сведен на нет, и перекрыты каналы связи. Но при этом сохраняется устаревшая политика бряцания ядерным оружием времен холодной войны, а также появились новые угрозы в киберпространстве и несущие в себе опасность достижения в области военных технологий (в числе которых скоро появится гиперзвуковое оружие, скорость которого будет в пять с лишним раз превышать скорость звука).
Сегодня США и Россия находятся в состоянии стратегической нестабильности, и любая случайность, просчет или нештатная ситуация могут привести к катастрофе. Никогда еще со времен кубинского ракетного кризиса 1962 года риск возникновения конфронтации между США и Россией с применением ядерного оружия не был так высок, как сегодня. Однако, в отличие от времен холодной войны, сегодня обе стороны, похоже, сознательно не замечают эту опасность.
Вашингтон и Москва несут совместную ответственность за предотвращение ядерной катастрофы даже во времена взаимного недоверия и внутренних разногласий в США. Президенты США и России должны начать с создания атмосферы для диалога между их правительствами, урегулирования их разногласий и по возможности — сотрудничества, прежде всего в том, что касается устранения общей экзистенциальной угрозы ядерной войны. Процесс восстановления и переосмысления стратегической стабильности будет долгим, но в США лидеры из числа представителей всех политических сил должны сделать это первоочередной задачей и приступить к работе по снижению опасности конфронтации в ближайшей перспективе. Риск ядерной эскалации слишком высок, и медлить нельзя.
Ракеты и недоверие
На протяжении большей части последних двух десятилетий столкновение национальных интересов и проводимая в Европе и вокруг нее политика безопасности, основанная на антагонистических отношениях, способствовали росту напряженности и недоверия между Россией и Западом. Разногласия по поводу Балкан и война в Косово в 1990-е годы стали первым признаком того, что отношения в постсоветскую эпоху будут напряженными. Росту напряженности в значительной степени способствовал и продолжающийся процесс расширения НАТО, начатый в 1997 году. После того, как в 2000 и 2001 годы соответственно к власти пришли президент России Владимир Путин и президент США Джордж Буш-младший, на фоне разногласий по поводу противоракетной обороны и иракской войны Путин произнес свою речь на Мюнхенской конференции по безопасности в 2007 году. В ней он подверг США критике за «почти ничем не сдерживаемое гипертрофированное применение силы» и предупредил об опасности новой гонки вооружений. В 2008 году последовало вторжение России в Грузию, что усилило недоверие между Москвой и Западом, которое сохранялось и в эпоху Обамы, несмотря на попытки «перезагрузить» отношения. Вмешательство НАТО в Ливии и смена режима в стране в 2011 году вызвали у Кремля подозрения, граничащие с паранойей.
Ситуация постепенно ухудшалась вплоть до 2014 года, когда из-за аннексии Россией Крыма, ее военного вмешательства на востоке Украины и крушения на Украине пассажирского лайнера малайзийских авиалиний, якобы сбитого ракетой российского производства, выпущенной с территории, контролируемой пророссийскими сепаратистами, отношения между Россией и Западом окончательно испортились. США и Европа в качестве ответной меры ввели экономические санкции, призванные изолировать Россию и заставить ее урегулировать украинский кризис дипломатическим путем. Несмотря на то, что в процессе переговоров в 2014 и 2015 годах были достигнуты два соглашения, (Минские соглашения 1 и 2), конфликт продолжается. НАТО и Россия укрепили свои военные позиции по всему региону. В районах Балтики и Черного моря силы НАТО и России действуют в непосредственной близости друг к другу, что повышает опасность того, что в результате любой случайности, нештатной ситуации или ошибки произойдет катастрофа.
Усугубляет эту опасность и преднамеренное и ускоряющееся разрушение системы контроля над вооружениями, которая на протяжении десятилетий обеспечивала сдерживание, прозрачность и предсказуемость в отношении обычных и ядерных сил каждой из сторон. Учитывая, что эта система разваливается, Россия и Запад допускают и планируют наихудшие сценарии развития событий. Впервые система «дала трещину» в 2002 году, когда США вышли из Договора об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО). Договор был подписан 30 годами ранее и обязывал Вашингтон и Москву не создавать на территории своих стран системы ПРО для борьбы с баллистическими ракетами большой дальности. Пять лет спустя Россия фактически приостановила действие еще одного важного соглашения — Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), подписанного в 1990 году, а НАТО последовала ее примеру.
Военнослужащий у берегового ракетного комплекса "Бал" перед запуском противокарабельной крылатой ракеты в рамках учений "Запад-2017"
Подписанному в 1987 году Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), который обязывал стороны уничтожить целый класс дестабилизирующих ядерных ракет на территории Европы, был нанесен такой же смертельный удар, когда в этом году Вашингтон принял решение о выходе из договора, а Москва решила приостановить его выполнение. Это произошло из-за опасений США по поводу размещения Россией запрещенных ракет и выдвинутых Россией ответных обвинений. Судьба Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний также под вопросом, учитывая, что четыре американских сенатора-республиканца весной этого года направили президенту Дональду Трампу письмо, в котором спросили его, собирается ли он рассматривать вопрос о «выходе» из этого договора. Неясно и будущее Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), подписанного между США и Россией в 2010 году. Если стороны не согласятся продлить его действие (поддержать этот план Трамп и его администрация отказываются), срок действия договора истечет в 2021 году. Короче говоря, менее чем через два года последнее действующее соглашение об ограничении и контроле над развертыванием стратегических ядерных сил США и России может полностью прекратить существование. Если это произойдет, то вместе с договором исчезнет и пока еще существующая прозрачность в отношении ядерных арсеналов обеих сторон, включая проводимые странами инспекции на объектах.
При этом по мере ослабления контроля над существующими вооружениями возникает угроза дальнейшего нарушения равновесия военной мощи в связи с появлением новых технологий. Тщательно подготовленные кибератаки могут поставить под угрозу системы раннего предупреждения или структуры командования и управления ядерными силами, повышая риск возникновения ложных тревог. Средства нанесения мгновенного глобального удара, включая системы доставки, которые позволяют объединять обычные боезаряды или ядерные боеголовки в комплекс с гиперзвуковым транспортным средством или крылатой ракетой, могут перемещаться на очень высоких скоростях, летать на малых высотах и маневрировать с целью преодоления системы обороны противника. В случае развертывания этих средств, они могут сокращать время оповещения и принятия обороняющейся стороной решения при нападении, что усиливает опасения военных стратегов обеих стран по поводу того, что потенциальный первый удар может обеспечить атакующей стороне решающее преимущество. Кроме того, происходит милитаризация космического пространства, области, деятельность в которой остается практически нерегулируемой соглашениями или договоренностями: Китай, Россия и совсем недавно Индия создали свои противоспутниковые системы, а Вашингтон обдумывает вопрос создания специальных космических сил.
Эта опасная ситуация, характеризующаяся прекращением контроля над вооружениями и появлением новых передовых вооружений, усугубляется отсутствием диалога между Россией и Западом — в частности, между гражданскими и военными специалистами из министерств обороны и иностранных дел двух стран. Нынешнее полное отсутствие взаимопонимания беспрецедентно даже по сравнению с тем временем, когда была в разгаре холодная война. Каким бы напряженным ни был тот конфликт, демократы и республиканцы в Белом доме и Конгрессе понимали, что взаимодействие с Советским Союзом имеет огромное значение для обеспечения безопасности американцев. Американские и советские переговорщики регулярно встречались в Женеве, Нью-Йорке и Вене. Представители командования вооруженных сил США вместе со своими советскими коллегами регулярно выступали на различных форумах, включая переговоры по контролю над вооружениями, и их объединяли взаимные обязательства по предотвращению ядерных катастроф.
Такой сдержанный подход утратил актуальность после того, как Россия начала агрессию на Украине и вмешалась в выборы в США и Европе. США и их союзники по НАТО сейчас активно предпринимают ответные меры, раскручивая спираль конфронтации с Россией. Запад в последние годы рассматривал диалог скорее как награду за хорошее поведение, чем как дипломатический инструмент, который можно использовать в силу необходимости. Недостаток контактов и взаимодействия лишь обостряет противоречия, усиливает раздражительность и напряженность в отношениях, что создает еще больше препятствий для ведения диалога. Например, Совет Россия-НАТО, созданный в 2002 году для обеспечения регулярных взаимных консультаций, перестал функционировать. Вместо того чтобы обращаться к нему в моменты кризиса, например во время нападения России на Украину, НАТО приостановила все практическое сотрудничество в рамках Совета на два года, начиная с апреля 2014 года. С тех пор члены Совета собирались только 11 раз на тщательно организованных заседаниях с участием официальных лиц уровня ниже представителей в НАТО. По-прежнему не проводятся регулярные обмены между военными специалистами.
Причиной этого непонимания отчасти являются политические разногласия, существующие в США. В Конгрессе широко распространено недоверие к отношениям Трампа с Москвой и оправданное возмущение в связи с вмешательством России в выборы и ее действиями на Украине. В результате члены обеих политических партий все чаще считают диалог с Россией поводом для подозрений. Конгресс подавляющим большинством голосов принял законы, закрепляющие законодательно существующие санкции против России и предписывающие введение новых, из-за чего президенту крайне сложно самостоятельно менять их или отменять. Еще больше проблем возникает в связи с тем, что Конгресс принял закон, запрещающий американским военным сотрудничать с российскими военными (диалог по ограниченному кругу вопросов по-прежнему разрешен, но не поощряется). Это ограничительное законодательство оказало отрицательное, демотивирующее воздействие на столь необходимые связи между вооруженными силами двух стран.
Четкому взаимопониманию с Россией мешают и разногласия внутри НАТО. Администрация Трампа дискредитирует европейских союзников США, публично критикуя их за то, что они не увеличивают расходы на оборону, а также ставит под сомнение вопрос о том, будут ли США выполнять свои обязательства по коллективной обороне. Несмотря на возражения государств-членов НАТО и Евросоюза, США вышли из иранской ядерной сделки и Парижского соглашения об изменении климата. Все эти трансатлантические разногласия нанесли ущерб имиджу НАТО как прочного альянса. Кроме того, члены НАТО расходятся во мнениях относительно того, как сбалансировать взаимодействие и конфронтацию с Россией. Из-за непостоянства и непредсказуемости своего руководства Вашингтон находится в невыгодном положении, поскольку он не располагает достаточными возможностями управлять этими дебатами и обеспечивать единство и согласованность позиций стран Запада в отношениях с Россией. В условиях кризиса разобщенность стран-членов НАТО может ослабить доверие к США и повысить риск военной конфронтации с Россией.
Россия как она есть
При всех внутренних проблемах России — экономической и политической структуры, чрезмерная зависимость которой от одного ценного ресурса (энергоносителей) и одного человека (Путина) по определению ненадежна — страна останется силой, с которой придется считаться еще долгое время. Учитывая огромную территорию России, ее постоянное членство в Совете Безопасности ООН, модернизированную армию и огромную ядерную мощь, она может нарушить ход геополитических событий в регионах, жизненно важных для интересов США, включая Европу, Ближний Восток, Азию и Арктику. Дальнейшие конфликты и кризисы не только возможны, но и вероятны. Обе стороны должны начать планировать работу сейчас, чтобы обеспечить условия, в которых ни один из этих конфликтов не вышел бы из-под контроля — а лучше, чтобы они не возникали вообще.
Стратегическое взаимодействие с Москвой не означает, что можно игнорировать российскую агрессию — будь то интервенция на Украине, вмешательство в выборы на Западе, отравление в Великобритании бывшего агента КГБ с использованием химического вещества или нарушение Договора о РСМД. Даже когда Запад стремится взаимодействовать с Россией в области сокращения ядерной угрозы, он должен и дальше стремиться сдерживать ее недопустимые действия. Например, США и ЕС не должны отменять свои санкции в отношении России, введенные из-за ситуации на Украине, без существенных подвижек в украинском вопросе. Вашингтону также не следует отменять санкции, введенные им в ответ на вмешательство России в выборы, пока такое вмешательство не будет полностью пресечено. В то же время Конгресс должен предоставить Трампу и его преемникам свободу действий для выборочной отмены санкций, если те достигли своей цели. Если русские придут к выводу, что их никогда «не выпустят со скамейки штрафников», у них не будет особых стимулов менять свое агрессивное поведение.
Кроме того, НАТО должна сохранить свои укрепившиеся военные позиции в Европе, в том числе свою систему временной ротации сил в странах Балтии. Но при этом альянс должен выполнить свое обязательство, принятое в 1997 году в рамках Основополагающего акта о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Организацией Североатлантического договора и Российской Федерацией. Это обязательство является дорожной картой нормализации отношений после окончания холодной войны — не хранить и не развертывать ядерное оружие на территории новых членов НАТО в Восточной Европе.
Проще говоря, лидеры в Вашингтоне и других странах НАТО должны взаимодействовать с Россией с ясным пониманием существующих между ними разногласий. Но диалог должен основываться на признании общей жизненно важной заинтересованности в предотвращении применения ядерного оружия.
Продолжение следует…
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
744
Похожие новости
20 октября 2019, 08:45
20 октября 2019, 14:15
20 октября 2019, 11:30
20 октября 2019, 17:15
20 октября 2019, 11:30
21 октября 2019, 07:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
18 октября 2019, 14:45
19 октября 2019, 02:01
15 октября 2019, 19:15
18 октября 2019, 12:00
16 октября 2019, 00:45
17 октября 2019, 19:15
14 октября 2019, 18:00