Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Foreign Policy: американцы и русские должны быть друзьями — по американским лекалам

После избрания Дональда Трампа президентом в 2016 году, весь мир стал смотреть на американо-российские отношения почти исключительно сквозь призму взаимоотношений Трампа с российским президентом Владимиром Путиным. Сначала появились подозрения относительно связи сотрудников избирательного штаба Трампа с Кремлем, затем в 2019 году был опубликован доклад специального прокурора Роберта Мюллера о вмешательстве в выборы, а после этого личные встречи Трамп — Путин породили сомнительное публичное обсуждение. Хотя нельзя считать чем-то необычным для отношений между двумя странами колебания, зависящие от демонстрируемой их руководителями динамики, американо-российские отношения подверглись беспрецедентному анализу из-за подозрений относительно возможного сговора и препятствования правосудию.
Официальные отношения — не единственная жертва. Стремительно ухудшается и то, как жители Соединенных Штатов и России воспринимают друг друга. Вопреки ранним комментариям касательно благожелательной оценки Трампа в России из-за его отношения к Путину, благосклонность россиян к Соединенным Штатам значительно снизилась — с 41% в 2017 году до 26% в 2018 году. Эти данные основаны на опросах, проведенных исследовательским центром «Пью» (Pew Research Center). Санкции, постоянная антиамериканская пропаганда, а также геополитическое противоборство на Украине, в Сирии и Венесуэле — все это является причиной отмеченного изменения в настроении. Большинство россиян считают, что отношения с Соединенными Штатами становятся все хуже, а уровень доверия Трампу в тот же период снизился с 53% до 19%. В Соединенных Штатах 64% американцев негативно относятся к России, и лишь 21% относятся к ней позитивно. Количество поездок в эти две страны в последние годы тоже сократилось, и сегодня значительно меньше россиян посещают Соединенные Штаты.
Хотя трения в американо-российских отношениях, судя по всему, сохранятся до того момента, пока Кремль не прекратит атаки на демократические институты, мы не должны считать ухудшение отношений между жителями этих двух стран неизбежным следствием геополитики. Соединенные Штаты должны срочно рассмотреть вопрос о том, как оживить и обновить программы публичной дипломатии в России и заложить основы для улучшения отношений в будущем, в том числе за счет расширения контактов с представителями молодого поколения россиян.
Публичная дипломатия — или официальные меры, направленные на информирование зарубежной общественности и оказания на нее влияния, — представляет собой основной компонент усилий, предпринимаемых Соединенными Штатами с момента окончания Второй мировой войны с целью создания более тесных связей с жителями России. Хотя основу публичной дипломатии составляют образовательные, профессиональные и культурные обмены, послевоенные американские правительства рассматривали публичную дипломатию в том числе как критически важное средство для сдерживания распространения коммунизма и ограничения влияния Советского Союза. Эти усилия несомненно сыграли ключевую роль в завершении холодной войны, поскольку была продемонстрирована несостоятельность тезиса о том, что Советский Союз способен создавать больше богатства, инноваций и счастья, чем это могут делать западные общества.
Хотя сразу после развала Советского Союза отмечался прогресс в расширении взаимных программ в области публичной дипломатии между Соединенными Штатами и Россией, подобное позитивное развитие продолжалось не долго. Те результаты, которые были достигнуты в течение почти всего периода правления бывшего российского президента Бориса Ельцина (с 1991 года по 1999 год), были сведены на нет в эпоху Путина, особенно после его возвращения к власти в 2012 году.
Вслед за возвращением Путина к власти Кремль инспирировал очередную волну антиамериканских настроений. Несмотря на попытки американского президента Барака Обамы в 2009 году произвести перезагрузку отношений с Россией, — как члены администрации мы участвовали в мероприятиях, направленных на создание двусторонней президентской комиссии для содействия более глубокому сотрудничеству, — антизападное изложение событий Кремлем способствовало сохранению негативного отношения к Соединенным Штатам, и особенно заметным это стало после ухудшения отношений в 2012 году. По данным проведенного в 2015 году исследовательским центром «Пью» опроса, в конце правления администрации Обамы более 80% россиян были негативно настроены как к Соединенным Штатам, так и по отношению к НАТО.
Систематические усилия Путина, направленные на ограничение присутствия международных организаций в России, способствовали формированию крайне ограниченной среды для деятельности Соединенных Штатов в области публичной дипломатии.
Следующий президент США должен принять меры к тому, чтобы изменить восприятие Соединенных Штатов в России на фоне нынешнего развала официальных отношений и усиления антиамериканской пропаганды. Очевидно, что Соединенным Штатам нужно вести поиск новых и креативных способов для расширения контактов между российскими и американским обществом, однако программы американской публичной дипломатии должны быть пересмотрены для того, чтобы более эффективно обращаться в молодому поколению россиян, представляющему будущее этой страны. Наш опыт в области управления программами публичной дипломатии в период правления администрации Обамы показывает, что наиболее эффективными являются те из них, которые направлены на установление прямого контакта с молодыми людьми.
Довольно распространенное и ошибочное мнение состоит в том, что молодые россияне, как подчеркивают в совместной статье Иван Крастев и Глеб Павловский, якобы «составляют наиболее консервативные и пропутинские группировки в обществе». Хотя молодые россияне действительно активно выражают свою поддержку путинскому режиму, особенно по таким геополитическим вопросам, как Крым и расширение НАТО, они также стали доминирующей силой в ходе недавних протестов, направленных против существующего режима. Как подчеркнула Мария Снеговая, живущие в городах студенты особенно склонны к тому, чтобы быть «более либеральными и оппозиционно настроенными, чем остальная часть общества». Другие социологические исследования также показывают, что многие молодые россияне принимают такие западные ценности как стремление к индивидуальным свободам и равенство перед законом. Кроме того, они очень хотят побывать на Западе.
Более 40% россиян в возрасте от 18 до 24 лет говорят о том, что они хотели бы навсегда уехать за границу, а Западная Европа и Соединенные Штаты возглавляют список предпочитаемых ими направлений. Проведенный в 2018 году «Левада-центром» опрос показал, что, несмотря на активную пропаганду, нацеленную на Соединенные Штаты, около 60% россиян моложе 25 лет позитивно настроены по отношению к Америке.
Как показала недавняя волна протестов, молодые россияне менее восприимчивы к попыткам режима дискредитировать гражданскую активность, которую многие пожилые жители все еще ассоциируют с «дикими 1990-ми». Хотя многие молодые люди, по попятным причинам, скептически относятся к возможности изменения существующей системы, это не обязательно означает, что они разделяют ее ценности. Большая часть молодых россиян получает новости из независимых онлайновых источников, и все большее их число совершают поездки на Запад, что позволяет им делать собственные выводы о различии между демократической и авторитарной системами.
Именно поэтому программы американской публичной дипломатии должны быть нацелены на установление контакта с молодыми россиянами на основе общих ценностей. Кроме того, они должны рассказывать о том, что делает привлекательными Соединенным Штаты: уникальные инновации, свобода выражения, возможности для предпринимательства. Что касается геополитики, то ее, в основном, следует оставить у порога. Центральный вызов для усилий со стороны Запада, направленных на установление прямого контакта с российской молодежью, состоит в необходимости выхода за пределы кремлевского нарратива, который представляет Россию как страну, которую держат в осаде западные враги. Когда представители российской молодежи устанавливают контакт со своими сверстниками, которые начинают критиковать путинский режим, их естественный инстинкт состоит в том, чтобы защищать свою родину и нанести ответный удар вместе с обвинениями Запада в лицемерии. А когда разговор начинается без геополитического багажа, то взаимопонимание становится значительно более вероятным.
Разумеется, финансируемые Соединенными Штатами средства массовой информации должны продолжать предоставлять русскоговорящей аудитории основанные на фактах сообщения о путинском режиме, однако подобные усилия следует отделить от программ публичной дипломатии, нацеленных на установление личных контактов. Фокусируя внимание на том, что объединяет общества двух стран, а не на том, что разделяет их правительства, Соединенные Штаты имеют значительно больше шансов на то, чтобы пробиться сквозь кремлевский антизападный нарратив.
Публичная дипломатия Соединенных Штатов должна также стать более динамичной и креативной, она должна быть направлена на следующее поколение россиян с помощью более молодых и внушающих больше доверия голосов. Многие российские видеоблогеры получили большое количество подписчиков, поскольку они затрагивают резонансные вопросы, а это именно та модель, которую легко можно воспроизвести для установления прямого контакта с российской молодежью. Так, например, предоставление грантов для поддержки русскоговорящих видеоблогеров, живущих в странах Балтии и на Украине, может стать одним из способов креативного разрушения кремлевского нарратива о Западе как о каком-то пугале. Обсуждение западных спортсменов, исполнителей, инноваторов и предпринимателей — особенно с русскими корнями — также является отличным способом для начала разговора.
Одним из ключей для установления контакта со следующим поколением россиян является личное участие, когда это возможно. Ложному нарративу сложно пустить корни, когда он сталкивается с реальным человеческим лицом. В частности, администрация Трампа должна сделать приоритетом работу с Россией по возобновлению программы «Обмены с участием будущих лидеров» (Future Leaders Exchange — FLEX), которая была самой крупной в области американо-российских обменов до тех пор, пока Россия не прекратила участие в ней в 2014 году — после 21 года ее работы. Эта программа, активная реализация которой все еще продолжается в некоторых странах Евразии, предоставляла неоценимую возможность для российских старшеклассников провести несколько месяцев в принимающей семье в Соединенных Штатах для погружения в американскую жизнь.
Имея в своем распоряжении такое большое количество средств коммуникации, Кремль в значительной мере успешно представляет Соединенные Штаты как лицемерное государство и как агрессивную державу, стремящуюся ослабить Россию и действующую под маской либеральной демократии. Американская программа публичной дипломатии, в целом, не смогла ответить на этот нарратив, поскольку американская сторона слишком часто ведет игру на условиях Путина и затрагивает геополитические вопросы, а не вопросы, связанные с общими ценностями. Эти программы часто безуспешно пытаются объяснить преимущества расширения НАТО или опасность агрессивного российского национализма той аудитории, которая подвергается пропагандистской бомбардировке и воздействию сообщений о том, что Соединенные Штаты постоянно пытаются ослабить Россию. В то же время Соединенные Штаты отказались от значительной доли своей успешной работы в период холодной войны по реализации программ, которые помогали формировать мнение людей за границей с помощью мягкой силы и рассказывали об американских инновациях, торговле, науке и культуре. Все эти программы можно вновь использовать для установление контакта с более молодыми россиянами. Соединенные Штаты не должны отказываться от мягкой силы и считать ее реликтом прошлого. Мягкая сила продолжает оставаться сегодня самым значительным преимуществом Америки в нынешнем мире, в котором коррумпированный авторитаризм является главной альтернативой либеральной демократии.
Майкл Карпентер — старший директор Пенсильванского центра дипломатии и глобального взаимодействий имени Байдена (Penn Biden Center for Diplomacy and Global Engagement). Ранее работал помощником министра обороны по делам России, Украины и Евразии, а также был политическим советником вице-президента Джо Байдена.
Спенсер Бойер — старший научный сотрудник Пенсильванского центра дипломатии и глобального взаимодействия. Ранее работал заместителем помощника госсекретаря в отделе по делам Европы и Евразии, а также был представителем национальной разведки по делам Европы в администрации Барака Обамы.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
348
Похожие новости
15 ноября 2019, 18:00
17 ноября 2019, 00:15
16 ноября 2019, 13:15
15 ноября 2019, 20:45
16 ноября 2019, 13:15
16 ноября 2019, 16:00
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
15 ноября 2019, 23:00
10 ноября 2019, 19:15
12 ноября 2019, 20:45
16 ноября 2019, 15:30
11 ноября 2019, 17:15
12 ноября 2019, 12:30
12 ноября 2019, 15:15