Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Foreign Policy: как Украина обиделась на три буквы

Геополитика, связанная с употреблением в английском языке определенного артикля перед словом «Украина» (The Ukraine). Всего три буквы (the), составляющие в английском языке определенный артикль, а также одна из песен группы Beatles вызывают грамматические споры, становятся причиной исторической травмы и экзистенциального кризиса в Киеве.
В среду во время конференции в Белом доме один из журналистов задал президенту такой вопрос: какую именно информацию насчет Джо Байдена (вероятного соперника Трампа на предстоящих выборах) он просил у украинского президента Зеленского? Напомним, что Зеленский по просьбе Трампа должен был найти эту информацию, причем журналист специально подчеркнул, что Трамп просил эту информацию, оказывая давление на Зеленского и заведя разговор о членах семьи Байдена во время своего телефонного разговора с Зеленским в июле. Напомним, что это был именно тот телефонный разговор, который стал поводом для начала процедуры импичмента. Уклоняясь от прямого ответа, Трамп сказал: «Почему только мы предоставляем большие деньги Украине?» (Трамп сказал «the Ukraine», то есть поставил перед названием этой страны определенный артикль — прим. перев). Его слова оказались не соответствующими действительности, причем по нескольким причинам.
Прежде всего, заявление Трампа противоречило фактам. Европейский Союз предоставил Украине более 16 миллиардов долларов в период с 2014 года, с того момента, когда Россия аннексировала Крым и совершила вооруженное вторжение на востоке Украины. А произошло все это после революции Евромайдана, которую сами украинцы называют «революцией достоинства». Но его заявление не соответствовало действительности еще и с точки зрения лингвистики, или, скорее, с точки зрения геополитики и лексикографии. Уже в течение 30 лет считается ошибкой называть страну Зеленского Украиной, используя при этом определенный артикль (the Ukraine). 24 августа 1991 года, за четыре месяца до развала Советского Союза, Украина заявила о своей независимости и приняла свою Конституцию. С того момента эта страна называется Украина (Ukraine), и не следует добавлять к ней определенный артикль.
Многие англоговорящие люди (возможно, большинство из них) не спешили осознать новую реальность. «Так много времени прошло с момента провозглашения независимости, что, по идее, больше людей должны иметь представление об этом», — сказал Марк Андричик (Mark Andryczyk), руководитель программ по изучению Украины в Институте Гарримана при Колумбийском университете. Однако не так просто избавиться от старых привычек. По словам Адриана Ивахива (Adrian Ivachiv), профессора экологии Вермонтского университета и специалиста по Украине, «в Соединенных Штатах все привыкли употреблять слово „Украина" с определенным артиклем (the Ukraine), и то же самое было с Советским Союзом, который традиционно называли Россией, хотя это была всего лишь одна из нескольких федеративных республик». По его мнению, в Соединенных Штатах и Канаде «сообщество эмигрантов следило за этой проблемой, поскольку для его членов важным был вопрос о том, получила ли Украина как таковая признание, или ее продолжают рассматривать как территорию, принадлежащую к Российской Империи, Советскому Союзу или Польше». Андричик сформулировал это проблему более жестко: добавление определенного артикля (the) к названию «Украина» является оскорбительным для украинцев, «потому что в этом проявляется колониальное наследие, а „Украина" воспринимается просто как какой-то регион».
Украинская журналистка Алена Гончарова (Olena Goncharova) изложила особенности этого этимологического оскорбления в серии статей под названием «Честная история» (Honest History), опубликованных в газете Kyiv Post. «Если сказать „the Ukraine", то это больше, чем грамматическая ошибка — это неправильная и неуважительная по отношению к Украине и украинцам форма. Добавление определенного артикля „the" предполагает не только то, что „Украина" — это не страна, а „составная часть или регион другой страны" — как Фенские болота в Англии (the Fens in England), Алгарве в Португалии (the Algarve in Portugal) или Хайленд в Шотландии (the Highlands in Scotland). Это также предполагает, что Украина — вассальное государство, колониальная территория, тогда как, на самом деле, „Украина больше не является частью какой-либо другой страны или империи. После многочисленных и тяжелых сражений за свое освобождение она стала независимым, унитарным государством", — подчеркнула она.
В 2019 году подобная точка зрения требует постоянной защиты, и именно поэтому Зеленский ответил на телефонный звонок Трампа в июле и именно поэтому, как считает Марк Андричик, так много эмоций содержится в этом маленьком слове. „С 1991 года Украина постоянно защищает свою независимость, и в один момент она даже находилась на грани того, чтобы ее потерять. Если бы ситуация с того времени была стабильной, если бы не было страха, связанного с возможностью потери независимости, этот вопрос не был бы столь важным", — отмечает Андричик. Впрочем, у Андричика насчет этой обычной ошибки имеются и более замысловатые подозрения: у нынешней путаницы есть, с его точки зрения, коварная „подкладка". „Я считаю, что у поп-культуры большие возможности, — сказал он. — Возьмем, к примеру, Пола Маккартни". Того самого Пола Маккартни? „Да. Всего одна строчка из песни группы Битлз „Вновь в СССР" (Back in the U.S.S.R) и слова: „Девушки Украины просто сводят меня с ума" (the Ukraine girls really knock me out)". Эти слова в течение полувека вводили в заблуждение поклонников этой группы. В таком виде это и закрепилось. Везде. Если бы он использовал сочетание „украинские девушки" (Ukrainian girls), то, возможно, этого вопроса вообще бы не было».
Если вы украинец и говорите по-украински (или вы русский и говорите по-русски), то подобный вопрос вообще не возникает. В украинском, как и в русском, нет определенного артикля. Поэтому украинцы не могут поставить «the» перед словом «Украина», даже если бы захотели это сделать (но они не захотят), поскольку никакого определенного артикля «the» в украинском нет (как нет и в русском, если на то пошло… вы видите, в чем проблема?). Но даже если в вашем языке нет недостатка в определенных артиклях, как, например, во французским или в немецком (le, la, les на французском; der, die и das на немецком), то нет необходимости использовать их, когда речь идет о вашей стране. Французы украсили название своей страны с помощью определенного артикля «la» — la France, — тогда как немцы, которые тоже имеют в своем арсенале артикли, решили не использовать их, когда речь идет о названии их страны, и поэтому говорят «Deutschland», а не «das Deutschland».
Как правило, англоговорящие люди не используют определенный артикль в названии стран. Вот несколько примеров: если вы направляетесь в Париж или в Берлин, то скажите ли вы другу, что собираетесь поехать в «эту» Францию (to the France) или в «эту» Германию (to the Germany)? Нет, вы этого не скажете. Конечно, есть несколько исключений. Мы ставим артикль перед названием тех стран, которые состоят из нескольких частей, как, например, это происходит в случае с Соединенными Штатами (the United States) и с Багамами (the Bahamas). Кроме того, мы используем артикли, когда речь идет об определенных географических регионах, независимо от того, являются ли они странами, или нет, как в примере Гончаровой: Фенские болота в Англии (the Fens in England), Алгарве в Португалии (the Algarve in Portugal) или Хайленд в Шотландии (the Highlands in Scotland), не говоря уже о Конго (the Congo), Судане (the Sudan) или о Среднем Западе в Соединенных Штатах (the Midwest).
Нет никакого вреда, если мы называем прибрежную болотистую местность в Англии Фенскими болотами или называем Индианаполис городом на Среднем Западе (a city in «the Midwest»). Однако у некоторых из подобного рода региональных названий имеются весьма значимые исторические ассоциации. Например, если сегодняшнюю Республику Конго (Republic of the Congo) и Демократическую Республику Конго (Democratic Republic of the Congo) назвать «the Congo», то это заставит вспомнить о короле Леопольде II, который безжалостным образом эксплуатировал Бельгийское Конго и народ этой страны в конце XIX и начале XX века. Если мы говорим «the Sudan», то это служит напоминанием о британской колонизации в начале XX века обширного региона, расположенного к югу от Сахары. А если сказать «the Ukraine», то преднамеренно или случайно в этом проявляется отношение к этой независимой нации как всего лишь к территории. Но ведь это вполне в стиле Кремля.
Однако часть проблемы, связанной с представлением об Украине как о независимом государстве, объясняется еще и тем, что ее название происходит от украинского слова «окраина» или «пограничная область». Поэтому можно понять человека, который говорит «the Ukraine», если речь идет о посещении «пограничного района». Однако сомнительно, что американцы знакомы со всеми этими доисторическими значениями. Более того, до сих пор ведутся споры о происхождении слова «Украина»; некоторые специалисты считают, что оно произошло от слова «краина», то есть «страна» — и тогда, по логике, «у-краине» означает «в моей стране». Однако здесь, по мнению Ивахива, мы можем нарваться на лингвистическую минную растяжку, в которую могут попасть даже украинцы, если не будут внимательны.
«Среди украинцев ведутся похожие споры по поводу того, как следует говорить: «Я еду в Украину» или «Я еду на Украину», — сказал он. — Последний вариант будет иметь территориальные коннотации — я еду на территорию Украины (the Ukraine), тогда как первый вариант предполагает наличие национального государства с формальными границами, где вас еще и проверят с пристрастием, зачем вы туда приехали (а это в большей мере соответствует современной ситуации)".
Если русский или украинец скажет «Я еду на Украину», то у него могут иметься враждебные намерения. Вот почему президент Украины, рассчитывающий получить «джавелины» от американского президента, — даже если сам Трамп стремится завладеть определенными компроматными «боеприпасами» и использовать их против своего политического соперника, — может не обратить внимание на грубую ошибку, когда нынешний американский президент в своих выступлениях или на своей странице в Twitter ставит перед Украиной определенный артикль.
Однако большинство украинских политиков, журналистов и просто лоялистов в отношении установившейся после Майдана народной власти настроены не столь оптимистично. По их мнению, употребление в английском языке слова «Украина» без артикля не является просто косметическим вопросом — это вопрос экзистенциональный и, проще говоря, оправданный. «Речь идет не о том, что мы просто придумали эту историю и теперь пытаемся навязать ее всему миру, — сказал американский украинец и географ Роман Цибривский (Roman Adrian Cybriwsky), который в 2014 году выпустил книгу об украинской столице, название которой издатель хотел дать в той транскрипции, которая существовала до 1991 года, то есть «Киев». Он считал, что эту книгу читатель вообще не сможет найти, если назвать ее «Кыив» (Kyiv). Было принято компромиссное решение, и книга получила название «Кыив, Украина». «Так было в течение длительного периода времени, многих веков, при жизни многих поколений», — подчеркнул он.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
538
Похожие новости
18 октября 2019, 12:00
18 октября 2019, 12:00
19 октября 2019, 02:01
18 октября 2019, 23:15
18 октября 2019, 14:45
18 октября 2019, 23:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
17 октября 2019, 22:00
15 октября 2019, 19:30
16 октября 2019, 00:45
15 октября 2019, 10:45
16 октября 2019, 06:45
13 октября 2019, 17:15
13 октября 2019, 08:45