Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Франция — «больной человек Европы»

Фийон умер, да здравствует Макрон!

Все взоры прессы обращены на новое лицо при французском дворе: на Эмануэля Макрона, которого то ли внезапно полюбила вся Франция, то ли тараном пытаются затащить в Елисейский дворец либеральные элиты. Он будет пытаться противостоять правой Марин Ле Пен — как в первом, так и во втором туре выборов.

Напомним, выборы во Франции пройдут 23 апреля и 7 мая. Теоретически, если кандидат набирает в первом туре более 50% голосов — он становится президентом. На практике такого еще не случалось.

«Кандидат от центристов Эммануэль Макрон может победить в первом раунде Ле Пен», — эту мантру пытаются донести до сознания избирателей почти все французские СМИ.

Опрос Harris Interactive показал, что Макрон может набрать 26% голосов 23 апреля (шестипроцентный прирост за две недели) по сравнению с 25%, которые может получить лидер «Национального фронта» Ле Пен.

Абсолютного большинства в первом туре, конечно, не наберет никто, и 7 мая состоится забег двух «лучших» кандидатов. Тот же опрос Harris показывает, что Макрон может набрать в нем 65% голосов, а Ле Пен всего 35%. Насколько ангажированы подобные опросы — отдельный разговор: вспомните кампанию Трампа. Макрон, бывший инвестиционный банкир, который покинул социалистическое правительство в августе, чтобы подготовиться к выдвижению своей кандидатуры на пост президента, как-то слишком быстро вырос в глазах и опросах общественного мнения…

OFFICIAL LEWEB PHOTOS

Эммануэль Макрон

Но лидерство Макрона в опросе 9 марта — результат еще и растущего списка сторонников, как из левого лагеря, так и из центра. Они охотно оказывают поддержку экс-министру экономики, который пытается держаться традиционной политики страны. Ле Пен же надеется выехать на шоковой волне — эхе успеха Дональда Трампа.

В поддержку кампании Макрона 8 марта высказался даже бывший мэр Парижа Бертран Деланоэ, который назвал его «реформатором, европейцем и реалистом». Деланоэ, курировавший столицу Франции с 2001 по 2014 год, рассказал журналистам, что поддержал Макрона, потому что необходимо «придать как можно больше веса кандидату, который может победить мадам Ле Пен в первом раунде».

Эта позиция в отношении перспективы президентства Ле Пен была поддержана и послом Франции в Японии, который 8 марта нарушил дипломатический протокол, публично заявив, что откажется служить, если она выиграет. «Если французская трагедия исполнится… я откажусь от всех моих дипломатических функций», — сказал 60-летний Тьерри Дана в интервью газете Le Monde.

Уже непредсказуемые французские выборы стало еще труднее предсказать, учитывая юридические проблемы, с которыми сталкивается консервативный Франсуа Фийон. Еще одним ударом для него стали материалы газеты Le Canard Enchainé, которая добила кандидата новыми заявлениями 7 марта — о том, что тот не объявил о беспроцентном кредите в размере 50 000 евро, взятом у друга-миллиардера.

У Макрона, правда, тоже есть свои хулители. Но он пытается заручиться поддержкой простых (и не совсем простых) французов. Он рассказал агентству France-Presse в интервью 7 марта, что будет защищать средние классы Франции, которые, по его словам, игнорируют и слева, и справа. Он утверждал, что и уходящее социалистическое правительство Франсуа Олланда (в котором он сам работал!), и их правые оппоненты подвели средние классы, сократив рабочие места и увеличив налоговое бремя.

Что касается крайне правой Национальной партии Ле Пенов, то никогда еще она не была так близка к власти. Когда в 1962 году Шарль де Голль ввел всеобщее прямое избирательное право, он «смягчил» его системой голосования с двумя раундами, в которой во втором туре требовалось набрать 50% голосов. Ле Пен, кажется, готова пройти первое препятствие, но второе ей, скорее всего, не по зубам. В этом случае наибольшая опасность заключается не столько в том, что она может попасть в Елисейский дворец, сколько в том, что ее партия становится крупнейшей оппозиционной силой в Национальном собрании после парламентских выборов в июне. То есть если Ле Пен не становится президентом, она формирует большинство в парламенте и наоборот.

«Дело в том, что табу и жутких опасений по поводу крайне правого президента во Франции больше не существует. Низкая явка избирателей на выборах в сочетании с политической поляризацией, скандалами или, что еще хуже, вспышками насилия может сделать приход Ле Пен вполне возможным… Глядя на французскую политику, достаточно вспомнить «Брексит» и Трампа — и содрогнуться. Борьба политических идей ведется в культурной сфере в целом. Политика — это не просто борьба в институтах, но и язык, которым мы пользуемся; истории, которые мы рассказываем; образы, которые мы вызываем в воображении», — пишет The Guardian.

«В сегодняшней Франции стало почти хорошим тоном говорить, что иммиграция и беженцы — это проблема… Социалисты разделены и пребывают в хаосе. Что касается левых радикалов, то они неловко кивают вслед за Ле Пен по таким вопросам, как глобализация и торговля, не говоря уже об общем, популистском нарративе: столкновении двух блоков — «людей» и «элиты».

Если Ле Пен проиграет на президентских выборах, демократы смогут отпраздновать только кратковременную победу. Когда «Национальный фронт» через месяц войдет в парламент, Франция опять будет выглядеть больным человеком Европы. Последствия этого будут огромными и будут ощущаться далеко за пределами ее границ.

Это мрачные времена для Франции — даже по стандартам страны, которая имеет склонность к национальному пессимизму. Франция — один из основателей европейского проекта, вторая по величине экономика в еврозоне, крупнейшая военная держава на континенте и постоянный член Совета Безопасности ООН. Это один из столпов Запада. С приходом Ле Пен Франция будет балансировать на грани — ее экономика и так хромает из-за безработицы и отсутствия реформ, социальная сплоченность еще больше ломается под лозунгами нетерпимости, граждане становятся все более и более недоверчивыми ко всему, что пахнет чиновничеством.

Пойдите в книжный магазин, и вам бросятся в глаза обложки: «Понимание несчастья Франции», «Сумерки французских элит» и «Дезинтеграция Франции», — предупреждает журналист The Guardian.

«Никогда еще избирательный цикл не казался столь непредсказуемым и сложным для основных послевоенных партий Франции. Ошибочны целые политические линии — они настолько глубоки и по таким важным вопросам… Государство всеобщего благосостояния, рынки труда, Европа, глобализация, многообразие и секуляризация — темы, актуальные лишь для бумажного переплета. По мере того, как старые структуры рушатся, наступает крайний предел.

Иллюстрация: Marine2017.fr

Марин Ле Пен

Даже Франсуа Фийон в отчаянии радикализировал свою позицию, флиртуя с политикой идентичности Ле Пен. Но, сделав это, он помог узаконить ее популизм… Климатом демагогии является то, чего она жаждет», — констатирует The Guardian.

«Кто-то может еще развернуть кампанию по «взлому выборов» и дезинформации, связанную с Россией, во вред Ле Пен. Или, не дай Бог, спровоцировать теракты — помните, что страна после нападений на «Шарли Эбдо» в январе 2015 года все еще находится в состоянии чрезвычайного положения.

Не будет преувеличением сказать, что на карту поставлена судьба демократии во Франции и в Европе… а убеждения были заменены эмоциональным внушением. «Все, о чем мы говорим, — это декаданс Французской Пятой республики … система деньги из-за денег сгнила», — говорит левак Жан-Люк Меланшон в интервью французскому телевидению.

«Существует разрыв между самодовольными комментаторами из средств массовой информации и обычными французскими гражданами, для которых наша программа решает повседневные проблемы», — говорит журналистам социалист Али Рабех — начальник штаба Хамона.

Недавний опрос агентства Odoxa показал, что более половины французских избирателей еще не определились с кандидатом; 20−30% предположили, чтобы они вообще не пойдут голосовать.

В средствах массовой информации рябит в глазах от «дела Фийона, дела Фийона, дела Фийона», программе социалистов и не прорваться через стену СМИ. Фийон и Марин Ле Пен находятся в центре отдельных финансовых скандалов. Один Макрон гордо гарцует на передовицах с растущим рейтингом.

European People’s Party

Франсуа Фийон

Кстати, дни Франсуа Фийона, знаменосца правоцентристов на предстоящих президентских выборах Франции, кажется, сочтены. Обвинённому в обмане общественности, найме собственной жены Пенелопы и детей на «фальшивые» парламентские должности, лидеру республиканцев прокурор скоро зачитает официальное обвинение. Ведущие правые политики отдалились от его кандидатуры. Ключевые сотрудники кампании, включая его главного представителя, ушли. Национальный опрос общественного мнения, опубликованный недавно, обнаружил, что около 70% избирателей считают, что Фийон не имеет права оставаться в гонке. Его популярность, даже среди самых преданных сторонников, резко упала. Неважно, что Фийон яростно отрицает любые обвинения. Он растерял авторитет. Что касается выборов, то он — покойник.

Интересно, что Франсуа Олланд, очень непопулярный социалистический лидер, стал первым президентом в наше время, который отказался баллотироваться на второй срок. А Николя Саркози, предшественник Олланда, на партийных праймериз был отвергнут теми же людьми, которые когда-то носились с ним, как с Рюриком. Другие топы, такие как Мануэль Вальс и Ален Жюппе (оба бывшие премьер-министры), также оказались на обочине. Этот «костер элит», как выразился журнал The Economist, отражает гневные, повстанческие общественные настроения, которые проявляются во многих странах Европы.

«У неприятностей Фийона было два основных эффекта. Один из них — активизация независимой кампании, которую вел предполагаемый аутсайдер Эммануэль Макрон. Несмотря на свой опыт работы в качестве инвестиционного банкира и министра экономики в кабинете Олланда, Макрон пытается преподнести свою кандидатуру с антиистеблишментских позиций: почти аполитичного мятежа, нацеленного на центристов. Молодой (ему 39), красивый и энергичный Макрон работает на контрасте с изможденным Фийоном.

И, продолжая тенденцию создания прецедентов, если Макрон победит (во всяком случае, по его мнению, у него есть все шансы), он станет первым президентом, который выиграет без поддержки традиционной партии. Тот факт, что кандидат от социалистов — Бенуа Амон, известен в основном как противник своей собственной партии, может очень упростить жизнь Макрону.

Другое влияние «падения» Фийона потенциально более серьезно. Навязчивое внимание средств массовой информации, которое ежедневно уделяется скандалу «Пенелопагейт», скрывает нарастающую угрозу, исходящую от лидера ультраправого «Национального фронта» Марин Ле Пен. Еще до кризиса Фийона большинство опросов предполагало, что Ле Пен выйдет на второй раунд выборов 7 мая. Теперь уже кажется возможным, если не все более вероятным, что Ле Пен победит в первом раунде. Благодаря беспорядку в центре справа (и в центре слева) самым популярным и умным, самым коварным пропагандистом ксенофобской, националистической и исламофобской повестки дня Европы стала женщина, которая будет биться за президентское кресло», — пишет издание The Guardian.

«Многое было сказано о том, как 48-летняя Ле Пен, публично отвергающая неонацистские и антисемитские взгляды своего отца, реформировала НФ, убрав с витрины мрачный имидж, нарядив все растущую группу провинциальных советников и мэров в костюмы и галстуки и скорректировав свой политический месседж, чтобы расширить электорат за пределы рабочей и промышленной базы. В значительной степени стратегия сработала. НФ получает все большую поддержку в экономически неспокойных периферийных районах больших городов Франции — среди белой буржуазии, которая чувствует, что ее культурная идентичность находится под угрозой, и среди лиц в возрасте до 25 лет. Тот факт, что каждый четвертый француз младше 25 лет безработный, безусловно, наталкивает на мысли.

Но любая мимолетная мысль о том, что НФ стал приемлемой частью политического мейнстрима, о том, что президент Ле Пен (как Дональд Трамп в США) — это действительно возможно, должна быть полностью отвергнута. Маскируемый месседж НФ — это ненависть, дискриминация, разделение и неравенство. Марин Ле-Пен, если пойдет своим путем, заставит Францию отказаться от евро и ЕС. В отличие от «Брексита», который был ударом по телу ЕС, «Фрексит» станет фатальным для всего европейского проекта…» — пишет The Guardian. Большинство аналитиков считает, что электорат консолидируется против Ле Пен во втором туре. Но, как мы все знаем, мудрость аналитиков и социологов может сильно подвести.

«Ставки очень высоки. Франция стоит перед сложной экономической ситуацией и перед проблемами в сфере безопасности, не в последнюю очередь после терактов в Ницце и Париже. Государственный долг огромен. Социальная структура разрывается. Потенциал молодого поколения растрачивается. Доверия к политическому классу все меньше. До этих непредсказуемых, потрясающих выборов еще несколько недель. Возможны шоки и сюрпризы. Одна из теорий заключается в том, что республиканец Фийон может быть заменен Аленом Жюппе. Но ему также было предъявлено обвинение в злоупотреблении государственными средствами в 2004 году. Жюппе 71 год — он на 32 года старше Макрона. Учитывая мировой неореволюционный тренд, Жюппе — явно не те перемены, которых хочет страна», — делает вывод The Guardian.

Елена Ханенкова

Источник: regnum.ru

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

719
Похожие новости
15 июля 2017, 15:00
10 июля 2017, 11:15
08 июля 2017, 14:30
19 июля 2017, 15:45
09 июля 2017, 13:30
19 июля 2017, 15:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 июля 2017, 17:15
20 июля 2017, 19:15
19 июля 2017, 07:45
15 июля 2017, 15:00
20 июля 2017, 19:15
21 июля 2017, 10:47
18 июля 2017, 16:45