Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Франция: Черный лебедь или долгожданный принц на белом коне?

Эммануэль Макрон. Возможный фаворит на выборах 2017 года во Франции

Согласно ежемесячному опросу Института политических исследований SciencesPo, республиканец Франсуа Фийон выйдет вперед в первом туре президентских выборов набрав 26−29% голосов. Ле Пен займет второе место: 24−25%. А «внесистемный» Эммануель Макрон может получить до 18% голосов. Сейчас его рейтинг растет (он собирает многотысячные толпы на митингах) и по некоторым опросам уже достигает 20%.

Вспомним историю победы Франсуа Олланда — самый непопулярный президент Франции с рейтингом одобрения всего 13−16%. Ему легко удалось победить Саркози, благодаря обещаниям предоставить социальные гарантии во времена повсеместной экономии. Обещаний своих Олланд не выполнил. Безработица (11% населения), растущий государственный долг (около 2 триллионов евро), огромное количество обанкротившихся из-за непомерных налогов предприятий, неоднозначное отношение общества к гомосексуальным бракам, невнятная внешнеполитическая позиция — все это привело к жесткой критике президентского курса справа и слева. Обещания президента снизить уровень безработицы большого энтузиазма не вызвали. Скептично настроенные молодые люди шутили, что «это случится только в одном случае — если молодежь массово покинет Францию».

Эммануэль Макрон

Эмманюэль Макрон был министром экономики с 2014 года в правительстве Вальса. Он подал в отставку 30 августа 2016 года. Известно, что он близок к лидерам большого бизнеса и, скорее всего, будет лоббировать их интересы. Участник Бильдербергского клуба, «мальчик Ротшильдов», женатый на своей бывшей учительнице французского языка, которая старше его на 24 года… О 39-летнем Макроне говорят, что он — крупная политическая ставка США. Среди его первых инициатив на посту министра была отмена 35-часовой рабочей недели и введение льгот для бизнеса за счет сокращения социальных выплат. Он хочет заставить французов затянуть ремни, отказаться от двухчасового обеденного перерыва и просто-напросто начать больше работать. «Поздравляем, Месье Макрон, Вы начали именно с того, с чего нужно было», — писал о нем The Wall Street Journal.

Французские власти продолжают позволять США очень многое. Слежка американских спецслужб за гражданами Франции на ее же территории — это так, «мелочь». Гораздо существенней то, что США в любой момент могут начать массированную «атаку» на французские банки с целью заставить официальный Париж придерживаться американского курса на международной арене. Именно это и произошло в ходе текущего украинского кризиса. Конфликт вокруг пресловутых «Мистралей» — наглядное тому подтверждение.

Многие либералы считают, что формат 1958 года — Пятая республика — изжил себя. И аристократический компонент в обществе превращается из мотора развития в тормоз. Созданная де Голлем система Пятой республики «президент — руководит, правительство — управляет, а парламент — законодательствует» возложила на главу страны беспримерные полномочия. Теперь, похоже, пришла очередь кризиса системы де Голля: сильный институт президентства при слабых президентах и некомпетентной технократии порождает кризис за кризисом и усиливает внешнюю управляемость. Сегодня для того, чтобы контролировать Париж, достаточно дергать за ниточки в нескольких ключевых министерствах.

Олланда, возможно, будут вспоминать, как «гробовщика Пятой республики». Многие считают, что система устарела. И предложить Франции новое политическое устройство — некую «Шестую республику», которая якобы будет отвечать «духу времени и глобальным вызовам», сможет из всех нынешних претендентов на высший пост только Макрон.

Независимый кандидат на пост президента Франции говорит не о том, о чем твердят другие. Иногда это в прямом смысле выбор другого языка. На недавнем выступлении в берлинском Университете имени Гумбольдта Макрон призывал на безупречном английском дать Европе еще один шанс. И дать шанс самому Макрону. Речь его была мощна и убедительна. Он говорил о том, что он последняя надежда Франции на европейское будущее на основе общего рынка и общей морали, единой валюты и приверженности к основным ценностям континента. Как и следовало ожидать, Национальный фронт раскритиковал Макрона за агитацию по-английски в Берлине. «Он пренебрегает нашим языком, он не верит во Францию».

Бывший министр экономики стремится мобилизовать французскую молодежь, говорит о возможности обучения во всех университетах Европы. Это уже не темная лошадка, но принц на белом коне для многих французских избирателей. Однако, что конкретно обещает принц, кроме воодушевления и обещаний вдохнуть жизненной силы в ЕС, пока не всем ясно.

Эммануэль Макрон, Франсуа Олланд

Учитывая широкое обращение остальных политиков к анти-иммиграционной и анти-европейской повестке, Макрон стоит особняком. Его позиция отражает не только политические и моральные убеждения, но и убеждение в том, что Французы и немцы все еще могут сплотиться вокруг европейского проекта. Впервые он высказал эту позицию в начале января, когда опубликовал редакционную статью в Le Monde.

Он неоднократно хвалил Меркель за мужество перед лицом терроризма: «общие ценности и наше достоинство помогут поддержать беженцев в бедственном положении». Он провоцирует ее на смелые шаги в денежно-кредитной политике. Отметив, что евро больше, чем «слабая немецкая марка», он призвал Германию принять стратегию «про-роста и про-инвестиций». И повторяет свою отлаженную мантру, что видит Европу «не как проблему, а как решение проблем».

Мало того, что он поставил под сомнение концепцию голлистского национального суверенитета, Макрон также бросает вызов концепции голлистского государства. Он не поддерживает завещанной дирижистской модели управления. Макрон непримиримый либерал. Неудивительно, что его политика неприемлема не только для правых, но и для многих левых. Так называемый LOI Macron — комплект трудовых реформ 2015 года, в частности позволяющий магазинам оставаться открытыми по воскресеньям, повлек за собой волну демонстраций профсоюзов и раскол внутри социалистической партии. Макрон состоял в Социалистической партии с 2006 по 2009 год. И многие бы советовали ему объединиться с социалистами, чтобы одержать уверенную победу. Но недавно бывший социалист издал строгое заявление для своих бывших коллег: «Я сам по себе, и я не нуждаюсь в поддержке партии».

С учетом растущей популярности его движения En Marche, опросы общественного мнения приписывают ему возможные 20% голосов — третье место после Ле Пен и Фийона. В потрясающем опросе IFOP, опубликованном в начале января, Макрон может победить не только Ле Пен: 65% голосов, но и Фийона: 52%, если попадет во второй тур выборов.

Достижения и препятствия, с которыми сталкивается Макрон, работающий без поддержки традиционной политической партии, внушительны. Как писал невозмутимый политический обозреватель Эрик Дюпен, «что-то происходит с кандидатурой Макрона». Происходит своего рода «политическая кристаллизация», которую стимулируют обещания Макрона противостоять идеологическим клише французов, как справа, так и слева. Писали, что Макрон не собирается «занимать центристскую позицию, что он займет центральное положение». «Это подходящее место для президента Республики, для того, кто не воплощает одну из сторон, но является президентом всех французов».

Как выборы, так и референдумы 2016 года в других странах напоминают нам, что странные вещи случаются. Но в отличие от опыта Великобритании и Соединенных Штатов, возможный черный лебедь Франции подарит неизмеримо больше надежд для объединенной Европы.

«Мы наблюдаем раскол Социалистической партии», — говорит Люк Рубан, профессор Центра политических исследований SciencesPo. «Два типа социализма идут вровень, утописты и реалисты не смогут больше работать вместе. Если Амон выиграет, как и предсказывалось, этим должен воспользоваться Макрон, который привлечет реалистов». Во всяком случае, его шансы улучшились после первого раунда Социалистической праймериз 22 января. Если оба кандидата не впечатлят электорат, социалистам, скорее всего, придется поддержать Макрона.

Возможно, никаких праворадикальных революций, равно как и либерального изменения конституционного строя, быстро не произойдет, а французы вспомнят, что все новое — это хорошо забытое старое.

Елена Ханенкова

Источник: regnum.ru

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1800
Похожие новости
07 сентября 2017, 18:00
11 сентября 2017, 19:30
19 сентября 2017, 22:30
19 сентября 2017, 22:30
12 сентября 2017, 18:00
08 сентября 2017, 19:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
23 сентября 2017, 01:15
19 сентября 2017, 14:45
21 сентября 2017, 08:45
17 сентября 2017, 10:00
16 сентября 2017, 21:45
19 сентября 2017, 09:30
20 сентября 2017, 18:00