Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

«Французское 11 сентября» и французский марш миллионов

Трагические события 7 января во французской столице – расстрел журналистов в редакции сатирического издания Charlie Hebdo, и последовавшее за этим массовое единение людей, возмущенных преступлениями террористов, комментирует специально для журнала «Мир и Политика» директор Франко-российского аналитического центра Обсерво Арно Дюбьен.
Франция начала год с исторического потрясения: подряд 3 дня терактов и 2 дня массовых демонстраций.

С произошедшим 11 сентября в Америке терактом эти события во Франции объединяет, безусловно, шок от произошедшего, но также то, что развитие страны и жизнь людей эта трагедия не остановит. Тем не менее, французские события – это не «11 сентября» с точки зрения неожиданности и последствий.

На территории Франции до этого было 3 волны терактов, и поэтому все понимали, что рано или поздно будет следующая волна. Кроме того, в последнее время в адрес Франции звучали многочисленные угрозы со стороны исламистских группировок, а в Сахеле исламисты даже казнили французов. То есть в отличие от американцев, сам факт был ожидаем, и надо отметить, что ожидаем спецслужбами не в бездействии! Шоком для нас стал выбор террористами мишени для первой атаки: никогда в истории Франции с ее гильотинами, революциями и контрреволюциями не было ни одного нападения на редакцию журнала. И журнал Charlie Hebdo не был против ислама или против мусульман – суть журнала и всего коллектива (журнал-предшественник под названием Hara-Kiri выпускался этой же группой авторов с 1960 года) на протяжении половины столетия состояла в политической карикатуре на всех и вся, от «местного» де Голля до «святейшего» Папы Римского.

Журнал Charlie Hebdo — это своеобразная интеллектуальная традиция Франции со времен Вольтера, открывающая путь к свободе. Именно поэтому французы, даже те, кто никогда не читал его, или читал и осуждал, почувствовали, что сейчас убили кусок французского духа, esprit français, — и так массово и коллективно, без «обязаловки и указания сверху» и без «специального личного приглашения», которое «ждала» Марин Ле Пен, вышли на демонстрации. 4 миллиона французов – это значит почти каждый десятый человек, а в масштабах России это сопоставимо с 10 миллионами вышедших на улицу. Такого не было даже в 1968 году, который запомнился массовыми демонстрациями. Единственное сопоставление охвативших сейчас Францию демонстраций – это шествие де Голля по освобожденному Парижу в августе 1944 года. В некоторых районных центрах на улицы вышла половина населения.

Меня, как француза, поражают несколько факторов помимо массовости, — это социология и фон. Хотя сложились все условия для погромов и проявления ненависти к исламу и иммигрантам, массового характера такие действия не приобрели, наоборот, произошла консолидация общества на позитивных ценностях, как бы пафосно ни звучали эти мои слова. «Мы не потерпим нападений на свободу и ценности Республики», «наши ценности победят»….

Что еще поражает – так это то, что гражданское движение идет снизу, а имевшие место попытки политиканства были восприняты крайне отрицательно. Понятно, что основным был спор об участии или неучастии Национального фронта в Республиканском марше в Париже.

Теперь о политических последствиях произошедшего.

Многие до вчерашних демонстраций думали, что теракты приведут лишь к усилению ксенофобии и националистических течений. Многие думали, что это – последняя капля, и что теперь уж точно страну накроет волна «Национального фронта» с его популистской идеологией. Конечно, надо быть осторожным в прогнозах, так как громадные изменения в национальном сознании еще идут, — но характер демонстраций настраивает на позитивные мысли относительно будущего. Во французском обществе, которое последние годы пребывает в коллективной глубокой депрессии и пессимизме, всплывают позитивные устремления, побуждающие к действиям.

Можно ожидать временного повышения рейтинга Олланда и Вальса, которые во время этих событий проявили хладнокровие и достоинство и нашли правильные слова, чтобы говорить с обществом.

Реакция других стран на произошедшее показала, что к Франции небезразлично относятся в мире.

И главное, очевидно, что во Франции не произойдет «обобщение» всех мусульман в одну группу «врагов Франции». В кошерном магазине работавший в нем выходец из Мали, мусульманин, спас 6 евреев, закрыв их в подвале. Один из убитых террористами полицейских был мусульманином. Тезис, что каждый мусульманин – террорист, во Франции не пройдет!

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

573
Похожие новости
19 августа 2017, 16:30
19 августа 2017, 16:31
18 августа 2017, 23:00
18 августа 2017, 00:30
18 августа 2017, 23:01
18 августа 2017, 23:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
19 августа 2017, 20:30
15 августа 2017, 12:00
19 августа 2017, 08:30
17 августа 2017, 09:01
19 августа 2017, 16:30
20 августа 2017, 07:01
16 августа 2017, 10:15