Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

FT: cоглашение о прекращении огня закрепляет влияние Турции на заднем дворе России

Москва, Анкара — Министр обороны Азербайджана триумфально поднял вверх свой кулак, а другой рукой обнял своего турецкого коллегу; он широко улыбался, несмотря на возникшую в результате войны усталость. «Главнокомандующий победоносной армией и самый близкий союзник министра обороны Азербайджана!» — такую подпись можно было прочесть под официальной фотографией министерства обороны. Это весьма важное заявление со стороны бывшего советского государства, которое ранее смотрело больше на север, считая Россию своим наиболее важным партнером. Однако шестинедельный конфликт с Арменией по поводу спорного региона Нагорный Карабах, закончившегося значительными приобретениями для Азербайджана и для его поддерживаемых Турцией военных, перестроил региональную перспективу Баку. Объявленное в понедельник перемирие замораживает этот конфликт и территориальное продвижение Азербайджана, а еще в достигнутом соглашении есть положение о том, что Армения, союзник России в области обороны, должна до конца текущего месяца передать дополнительные участки земли своему соседу.
Хотя посредником в достижении этого перемирия выступила Москва — теперь она размещает в зоне конфликта своих миротворцев, — масштаб успеха Азербайджана при поддержке Турции закрепляет вновь обретенное влияние Анкары в регионе Кавказа, который Кремль считает своим геополитическим задним двором. «Геополитические последствия являются катастрофическими не только для Армении, но и для России», — подчеркнул Руслан Пухов (Ruslan Pukhov), директор российского исследовательского Центра анализа стратегий и технологий. — Клиент и союзник России оказался проигравшим. Союзник Турции одержал убедительную победу«. «За тонкой завесой обманчивого триумфа в области внешней политики — успешное посредничество и размещение миротворцев в этом регионе — суровая реальность такова, что влияние Москвы в закавказском регионе значительно уменьшилось, тогда как престиж успешной и воинственной Турции, напротив, невероятно увеличился», — добавил г-н Пухов. Нагорный Карабах признается международным сообществом как азербайджанская территория, однако сам этот регион и несколько прилегающих к нему районов были оккупированы вооруженными силами Армении еще в 1990-е годы. Хотя достигнутое перемирие подтверждает роль российского президента Владимира Путина в качестве необходимого арбитра, за это пришлось заплатить признанием Турции как как геополитического игрока на Кавказе, а ее поддержка Баку склонила чашу весов в конфликте, в котором Москва сохраняла баланс в течение 25 лет. Влияние Кремля в постсоветских регионах основывается на торговых связях (часто речь идет о дешевом экспорте энергоносителей), финансовой помощи за счет предоставления кредитов и осуществления инвестиций со стороны российских государственных компаний, а также на угрозе со стороны мощной военной силы.
Этот последний элемент является наиболее сильным — однако им сложнее всего управлять. Азербайджан пошел на рассчитанный риск — он исходил из того, что из-за оказываемой Турцией поддержки Москва не станет вмешаться военным способом в конфликт по поводу Нагорного Карабаха, и в течение более шести недель этот расчет оставался правильным. С помощью своих значительных территориальных приобретений Баку доказал, что Москва не является единственной военной силой, способной де-факто изменять границы на постсоветском пространстве. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, активно поддерживавший эту войну в течение месяца, приветствовал заключенное соглашение в своем выступлении во среду. «8 лет оккупации земель, принадлежащих Карабаху и Азербайджану, официально закончились», — подчеркнул он. «Г-н Эрдоган… считает Турцию региональной державой. Это не тот вопрос, в котором он готов пойти на уступки. Турция больше не будет таким союзником НАТО, каким она была в 1950-е годы. На мой взгляд, Турция пытается определить для себя независимый путь», — отметил Онур Ишчи (Onur Isci), доцент кафедры международных отношений Университета Билкент (Bilkent University) в Анкаре.
Россия и Турция «будут иметь то здесь, то там политические конфликты. На самом деле, у них нет согласия по геополитическим вопросам. Но они пытаются каким-то образом договориться. Я не думаю, что мы когда-нибудь увидим, в Сирии или на Кавказе, полноценный… военный союз», — добавил он. Вторжение Турции в геополитику Кавказа напоминает решительное вступление Москвы в сирийскую войну в 2015 году, а также ее продолжающуюся активность в Ливии, а это именно те территории, которые Анкара считает своей сферой влияния. Оба этих властных лидера поддерживают противоположные стороны в обоих конфликтах, однако они пытаются поддерживать непростые, прагматические отношения, основанные частично на разделяемом ими недоверии по отношению к Западу. «Действия Турции (в Нагорном Карабахе) являются отчасти ответом на активность России на Ближнем Востоке. Турция пытается стать глобальным игроком и намерена во все вмешиваться», — отметил Станислав Притчин (Stanislav Pritchin), старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований российской Академии наук. — С этой точки зрения, Южный Кавказ представляется Анкаре удобной зоной, лишенной потенциальных рисков. Однако Турция может рассчитывать только на Азербайджан, и у нее нет правильного понимания региональных сложностей, ограничивающих пространство для маневра«, — добавил он.
Россия на этой неделе разместила почти 2000 своих военнослужащих в Нагорном Карабахе, что является подтверждением сохранения ее влияния, однако одновременно повышается и ответственность Кремля за будущее этого анклава. «Азербайджан получил значительную часть того, чего хотел — однако частью этой цены, похоже, стало увеличение, а не уменьшение российского влияния внутри своих границ», — подчеркнула Ольга Оликер (Olga Oliker), программный директор по Европе и Центральной Азии Международной кризисной группы (International Crisis Group). — В то же время, Россия теперь несет значительно больше ответственности за этот конфликт, чем когда-либо ранее, и это будет для нее бременем на определенный период».
Россия и Турция ведут споры по поводу деталей заключенного соглашения о прекращении огня, в том числе по вопросу о том, будут ли какие-либо турецкие силы участвовать в миротворческой миссии — этого хочет Баку, но Москва выступает против. В Кремле подтвердили, что Турция будет участвовать в работе «совместного центра» по мониторингу выполнения параметров достигнутого соглашения, однако там опровергли заявление Баку о том, что этот центр будет расположен в Нагорном Карабахе. «Это не соответствует нашему пониманию», — сказал в среду г-н Песков, пресс-секретарь г-на Путина. — Другие нюансы еще предстоит уточнить«. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил в среду о том, что Анкара и Москва находятся «в постоянном контакте». «Наши встречи продолжатся для обсуждения вопроса о том, каким образом будет проводиться наблюдение за выполнением этого договора, а также за тем, как он будет регулироваться. Мы все время поддерживали братский Азербайджан — как на поле боя, таки за столом переговоров».
В работе над этой статьей приняла участие Айла Якли (Ayla Jean Yackley) в Стамбуле.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
386
Похожие новости
26 ноября 2020, 01:45
25 ноября 2020, 16:15
26 ноября 2020, 05:30
26 ноября 2020, 03:45
25 ноября 2020, 12:30
24 ноября 2020, 11:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
20 ноября 2020, 16:30
24 ноября 2020, 04:15
21 ноября 2020, 19:15
20 ноября 2020, 22:15
22 ноября 2020, 12:00
21 ноября 2020, 15:15
21 ноября 2020, 15:00