Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

G7 - встреча в верхах и верх западного лицемерия

Тьерри Мейсан

 

 

 

G7 - встреча в верхах и верх западного лицемерия

Тьерри Мейсан

Саммиты G7, которые изначально представляли собой непринуждённые беседы лидеров западных стран, в силу своих амбиций превратились в мировое правительство, а затем утратили свою значимость и стали междусобойчиками. Саммит в Исэ-Симе был посвящён главным мировым проблемам, но каждый из лидеров говорил о своих.

Сеть Вольтер| Дамаск (Сирия)

Первый саммит G5 в Рамбуйе (1975 г.)

В Исе-Симе (Япония) только что состоялся очередной саммит Группы семи (G7). Нас обильно пичкали информацией о предыдущих саммитах, а этот международные СМИ почти обошли стороной. И всё потому, что у этой встречи была другая цель.

В 1974 г. во время первого нефтяного шока в библиотеке Белого Дома встречаются министры финансов пяти стран (Германии, Франции, Японии, Великобритании и США). Определённой повестки дня нет, они просто обмениваются мнениями. Это была «Library Group» (Библиотечная группа).

По этой же модели два долгожителя из этой группы Валери Жискар д’Эстен, ставший президентом Франции, и Гельмут Шмит, ставший канцлером федеральной Германии, берут на себя инициативу и в следующем году (1976 г.) приглашают на встречу в замке Рамбуйе глав государств и правительств этих стран плюс Италия. Цель встречи – обмен мнениями по основным текущим проблемам. В это время международные саммиты были крайне редки и чрезмерно формальны. Первый G6 поражал отсутствием протокола, простотой характера, непринуждённой и дружелюбной атмосферой, какая бывает только в частном клубе. Беседы велись на английском языке и без переводчиков. О встрече сообщалось в последний момент, и проходила она в отсутствие журналистов. Никакой повестки дня не существовало.

В 1977 г. на саммит был приглашён Премьер-министр Канады (G7), а с 1978 г. в нём принимает участие и председатель Еврокомиссии. В 1994 г. на саммит приглашают российского президента, а в 1997 г. он становится официальным членом группы (G8).

Запад был уверен, что после разрушения СССР Россия была готова объединиться с ним, создать однополярный мир и вместе управлять им. Это было время, когда создавалась транснациональная правящая верхушка с неограниченными амбициями.

Она вообразила, что может отмести международное право, подменить собой Совет безопасности ООН и бесконтрольно управлять всем миром.

В 2000 г. G8 поддерживает предложение Пола Вулфовица и Всемирного банка по списанию долгов с наиболее бедных стран. Но при одном вроде бы несущественном условии – они должны полностью либерализовать свою экономику, так чтобы транснациональным компаниям можно было их грабить без каких-либо ограничений.

Из 62 стран только 9 согласились с таким надувательством. Позиция G8 вызвала международное движение против глобализации. На следующем саммите в Генуя (2001 г.) при подавлении демонстрации протеста погиб один человек. После этого было решено проводить саммиты вдали от больших городов и под защитой полицейских и военных. Теперь вдали от посторонних взглядов можно замышлять всё что угодно.

Но в 2013 г . дело принимает неприятный оборот. Путин возвращается в Кремль, а Запад возобновляет войну против Сирии несмотря на предложения Кофи Аннана, закреплённые Женевским коммюнике. Саммит в Лох-Эрне превратился в схватку одного против семи. Его темой должна была быть борьба с уклонениями от налогов, но дискуссия развернулась вокруг наступления Запада на Сирию. В 2014 г. после госпереворота в Киеве, разделения Украины и воссоединения Крыма с Россией Германия заявила, что доверие между участниками больше нет, поэтому встреча в обычном формате состояться не может. Запад решил отказаться ехать в Сочи и в Гааге организовал саммит без России. G8 минус 1 снова превратилась в G7.

42 г. назад саммит закончился краткой декларацией, в которой указывались затронутые экономические вопросы и подтверждалось единство западного блока.

Вскоре коммюнике стали длиннее, и их цель состояла в том, чтобы убедить международных инвесторов, что на этой секретной встрече никаких важных решений не принималось. После приглашения к участию в саммитах России и появления на них журналистов стали публиковать и политические декларации, в которых старались показать, что весь мир объединяется вокруг Вашингтона. Затем перешли к пространным рассуждениям о ситуации в мире и доброй воле мировых держав по её улучшению. Но за всё время на G8 никаких решений принято не было. Самое большее, заявлялись обязательства, которые старались тут же забыть (например, искоренить во всём мире голод) или распространялись положения, которые тут же нарушались (например, об открытых исходных кодах).

Начиная с 2001 г. саммиты G8, которая афиширует себя в качестве мирового правительства параллельно ООН, на самом деле превращаются в междусобойчики без каких-либо целей или задач. На этом снимке, запрещённом для публикации в некоторых странах, пьяный президент Дмитрий Медведев на саммите 2011 г. еле держится на ногах.

Во что превратилась G7

Из 9 официальных членов G7 2 имеют двойной голос. США могут рассчитывать на председателя Еврокомиссии люксембуржца Жан-Клода Юнкера, который вынужден был покинуть пост Премьер-министра после того, как была выявлена его связь с секретной службой НАТО Gladio. Что касается Германии, она опирается на председателя Совета Европы поляка Дональда Туска, семья которого связана с самого начала холодной войны с семьёй г-жи Меркель.

Теперь G7 – это просто встреча, на которой задаётся определённый формат. США и Германия определяют основные постулаты, которые их вассалы обязаны принимать.

Тысячи журналистов освещают эту величественную мессу. По завершению, саммит в Исэ-Симе публикует пространную политико-экономическую декларацию и семь приложений, выражающих интересы американской элиты. Всё прекрасно, но только на первый взгляд, ибо при внимательном чтении, как мы это увидим далее, это далеко не так.

Во вводной части декларации члены G7 заявляют о своих общих ценностях, главные из которых следующие:

• свобода
• демократия
• правовое государство
• соблюдение прав человека

Далее они подтверждают свою способность гарантировать:
• мир
• безопасность
• и процветание во всём мире.

Наконец, они обозначают свой приоритет:
• глобальный экономический рост.

Даже ребёнку ясно, что эти «взрослые люди», утверждая, что их приоритетом является глобальный экономический рост, насмехаются над идеалами и целями, которые они афишируют.

9 членов G7

Заключительная декларация G7

Здесь я ограничусь анализом пассажей из декларации, относящихся к международной политике, как её представляют себе эти 9 персон, стремящихся стать самыми сильными на всей планете [1]. Их список включает 18 пунктов, каждый их которых подтверждает ложь и двуличие Запада. Он также представляет нам возможность провести обзор основных конфликтных ситуаций.

«Борьба против терроризма и насильственного экстремизма» [2]

Терроризм стал, к сожалению, предметом обсуждения на международных саммитах, объявивших его плодом насильственного экстремизма. То есть это ни что иное, как скопление личных психологических проблем в контексте неразрешённых политических ситуаций. Терроризм, следовательно, не является военной стратегией, он не используется государствами, а финансируется исключительно за счёт частных взносов и различных пожертвований. Эту точку зрения поддерживает с 2015 г. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, присоединившийся к G7 для создания иллюзии мирового консенсуса [3] по терроризму. Единственный враг – это «радикализация».

Такая формулировка позволяет тем, кто организует терроризм, уничтожить любую форму оппозиции под предлогом борьбы против терроризма.

Как мы это показываем с 2001 г., по меньшей мере 8 из 9 членов G7 напрямую причастны к оказанию помощи Аль-Каиде и ДАИШ в Ираке, Сирии и Ливии. Лишь Канада благодаря Жюстину Трюдо отказалась от дальнейшего участия в этой необъявленной войне.

Миграции и кризис беженцев (но не кризис беженцев и мигрантов)

Следует отметить смысловое различие между мигрантами и беженцами. Мигранты – это те, кто переселяются по собственному усмотрению. Их рассматривают не как людей, а как поток, в отличие от беженцев, вынужденных перемешаться в другие места и имеющих право на международную защиту.

На самом деле реальных беженцев не так уж и много. Большинство сирийцев, покинувших свою родину, отказались её защищать от джихадистов, так как были убеждены в том, что Республика не устоит и будет разбита силами НАТО. Есть среди них и те, кто сбежал с мест, где шли бои, надеясь вернуться обратно после победы джихадистов и построения истинно исламского государства. Однако международное право не признаёт в качестве беженцев ни тех, кто уклоняется от военной службы и отказывается взяться за оружие, чтобы защищать свою родину от врагов, ни тех, кто надеется на победу, не сражаясь за неё.

Нет никакого сомнения в том, что бегство сирийцев было спланировано странами, которые напали на страну и надеялись таким образом победить её, выгнав из неё жителей. И в реализации этого плана участвовали все члены G7.

Сирия

G7 решительно осуждает нарушения соглашения о прекращении враждебных действий «сирийским режимом». Всё правильно, но она ни словом не обмолвилась ни о нарушениях, совершаемых вооружёнными формированиями, ни, что очень важно, о нарушениях, которые она сама совершила и которые предопределили все остальные. Я имею в виду поставку министерством Обороны США 2000 тон оружия и боеприпасов, о чём свидетельствовал журнал Jane’s. По меньшей мере половина этого оружия и боеприпасов были переданы Аль-Каиде и ДАИШ, с которыми G7, как она это утверждает несколькими строками выше, борется [4].

G7 также осуждает «режим» (пренебрежительное название государства-члена ООН, подчёркивающее, что целью войны G7 является «смена режима») за блокирование доступа международной гуманитарной помощи. Однако даты и маршруты следования помощи в приводимых ООН случаях не были заранее согласованы с сирийским правительством. Кроме того, G7 не осуждает вооружённые формирования за блокирование доступа к ряду населённых пунктов и заявляет о том, что отыщет повод упрекнуть режим и разрешить «Всемирной продовольственной программе» (ВПП) сбрасывать на парашютах гуманитарную помощь в районы, занятые джихадистами. Однако у ВПП нет средств на подобного типа операции и она воспользуется американскими ВВС, которые будут сбрасывать на парашютах не только продовольствие и медикаменты, но и оружие с боеприпасами. Эти операции совершаются под видом гуманитарной помощи, так как сбрасываемые с помощью парашютов продовольствие и медикаменты, сразу же конфискуются вооружёнными формированиями, которые их продают населению, находящемуся под их контролем, по баснословным ценам и даже экспортируют их в Турцию, о чём недавно сообщалось.

Наконец, G7 ставит вопрос о химическом оружии, не указывая при этом какой-либо лагерь. Это говорит о том, что она может использовать это обвинение против кого угодно, включая вооружённые формирования и Турцию. Оно может стать средством давления на непредсказуемое правительство Эрдогана.

Ирак

G7 поддерживает «единство, суверенитет и территориальную целостность» этой страны. Она приветствует иракское правительство в борьбе против ДАИШ и заявляет о своей поддержке усилий Багдада по оказанию помощи населению в освобождённых районах. Но она не приветствовала сирийский «режим» в его победах над ДАИШ, а из этого следует, что, вопреки резолюциям Совета безопасности ООН, борьба против терроризма не является главной целью G7.

Члены G7 заявляют о выделении 3,6 миллиарда долларов на оказание помощи иракским властям, включая курдские. Но это противоречит тому, о чём они пишут несколькими строками выше. Они утверждают, что поддерживают единство страны, но при этом поставляют напрямую оружие в одну из провинций и науськивают её против центральной власти.

Иран

G7 приветствует соглашение 5+1, заключённою год назад с Ираном. Однако это соглашение предусматривало снятие американских, европейских и международных санкций, что позволяло Ирану воспользоваться 150 миллиардами долларов, заблокированными по всему миру. И если малые страны действительно разблокировали фонды, которые они вынуждены были заморозить, например, Швейцария разблокировала 12 миллионов долларов, то в США и в ЕС Иран до сих пор так и не увидел ни одного цента. Хуже того, официально Вашингтон делает вид, что разблокировал 450 миллиардов долларов, но они тут же были секвестированы «независимым» американским судьёй под предлогом возмещения ущерба жертвам терактов 11 сентября, в которых США последние 15 лет Иран не обвиняли. G7 приняла эту позицию в ответ на жалобу, поданную Ираном в Совет безопасности и поддержанную странами Движения неприсоединения [5].

Корейская Народно-Демократическая Республика

G7 осуждает ядерные разработки страны, которую она называет Северной Кореей, подчёркивая тем самым, что США воюют с этой страной с 1950 г. Фактически можно опираться на несколько резолюций Совета безопасности. Однако из-за отсутствия мирного договора и учитывая давление, оказываемое в течение 10 лет на Иран, у которого не было никакой ядерной военной программы, Пхеньян не следует этим резолюциям.

Украина и Россия

G7 подтверждает свою приверженность уважать «суверенитет, территориальную целостность и независимость Украины». Она осуждает незаконную аннексию Крыма Россией. Это ещё один пример западного лицемерия. Потому что именно члены G7 организовали в Киеве госпереворот, нарушив тем самым суверенитет и независимость Украины. Граждане, которые не признали этот путч, сначала пытались оказать сопротивление. Но сразу стало ясно, что всё население разделено географически не прозападников и пророссийских. Пророссийские зоны объявили о своей независимости, но добиться присоединения к России удалось только Крыму.

Лишь одно предложение содержит обвинение украинского правительства в коррупции. Но это знак того, что G7 натерпелась от своего нового союзника.

Ливия

G7 оказывает поддержку правительству, возглавляемому Файезом аль-Сарраджом и признанному ООН, чтобы установить мир в стране и дать возможность добывать нефть и бороться против ДАИШ.

Страна, не имея законно избранного руководителя, разделена на племена.

Правительство аль-Сараджа было сформировано ООН по результатам Схиратских соглашений (апрель 2015 г.). Но оно не было утверждено Палатой представителей, созданной НАТО после убийства Муамара Кадафи. Поэтому оно не более легитимно, чем все остальные, хотя и более послушное. Как бы то ни было, члены G7 заявили о своей поддержке по снятию эмбарго на поставку вооружения этому правительству, что должно ему позволить либо уничтожить своих соперников, либо развязать в стране гражданскую войну.

Афганистан

Члены G7 поддерживают любой «мирный процесс, проводимый самими афганцами», что, по меньшей мере, поразительно, если учесть, что после американского вторжения и Боннских соглашений, навязанных победителями, прошло 15 лет. Они приветствуют участие Афганистана в саммите НАТО, который состоится в июле в Варшаве, что красноречиво свидетельствует не только о сути «мирного процесса, проводимого самими афганцами», но и о стремлении взять Россию в тиски, окружив её военными базами.

«Мирные процессы на Ближнем Востоке»

G7 такой формулировкой хочет показать, что израильско-палестинский конфликт на самом деле является израильско-арабским. Принимая во внимание ухудшение отношений с Премьер-министром Израиля Беньямином Нетаньяху, G7 поддерживает французскую инициативу по созыву международной конференции ... без палестинцев и израильтян. Это, по её мнению, единственная возможность продвинуть «решение по двум государствам».

Йемен

G7 исподволь утверждает, что мир в Йемене можно достичь через возобновление политического перехода. Эта замысловатая формулировка использована для того, чтобы подчеркнуть, что Группа поддерживает президента переходного режима, изгнанного улицей, Абд Раббо Мансура Хади, который был приведён к власти благодаря усилиям Саудовской Аравии и Израиля.

Африка

Все названные выше государства G7 подробно обсудила, но не уделила должного внимания таким государствам, как Буркина Фасо, Бурунди, Мали, Нигерия, Центральноафриканская Республика, Демократическая Республика Конго, Сомали и Южный Судан, а также ряд других даже не названных государств, расположенных в бассейне озера Чад, Сейшелах и Африканском Роге. Все они собраны в одном параграфе, где перечисляется множество проблем, решение которых может быть обеспечено укреплением межправительственных организаций. Пентагон всё ещё никак не может переварить, что АфриКом африканцы до сих пор так и не приняли с распростёртыми объятиями.

Этот раздел был разработан с участием президента Чада Идриса Деби, которого пригласили на поля саммита. Нерушимое американское правило, согласно которому ни один глава государства не должен получать подряд более двух мандатов, к этой стране неприменимо. Г-н Деби во власти уже более 25 лет и обвиняется в многочисленных преступлениях в своей стране и Дарфуре, но он самый лучший союзник по размещению американских войск на чёрном континенте.

Венесуэла

G7 желает одновременно диалога между правительством и гражданами и между правительством и парламентом. Из этого следует вывод, что в стране действует авторитарный режим, а правительство не поддерживается ни народом, ни политическими партиями.

Вашингтону не удалось организовать смуты («Guarimba») в 2014 г. [6] и совершить госперевророт в феврале 2015 г. [7], постановить, что Венесуэла представляла собой угрозу национальной безопасности [8], сфабриковать дело по обвинению одного из главных боливарских лидеров Диосдадо Кабельо в торговле наркотиками [9]. Несмотря на любезности при встрече с венесуэльским коллегой, президент Обама вновь принимается за своё. 25 февраля ЦентКом и «зелёные береты» приступают к разработке плана дестабилизации страны, которая, к сожалению, не сопротивляется [10]. Цель плана состоит в том, чтобы вызвать в стране в ближайшие годы хаос, как это было в Ливане.

Безопасность морских путей

G7, которая позиционирует себя в качестве гаранта безопасности морских путей, хотя именно её члены способствовали тому, что на Африканском Роге в 2009-2010 г.г. появились пираты [11], осуждает требования Пекина по Южно-Китайскому морю, опираясь на морское право, хотя в этом нет никакой проблемы.

Требования Пекина исторически оправданы и до открытия нефтяных месторождений они никого не ущемляли. Острова Спратли и Парацельс вплоть до XVIII в. признавались китайскими. Но так как они были малонаселёнными, Император не направлял туда наместников. Они были окончательно заброшены в XIX в. во время колонизации Китая. Сегодня право на них может быть заявлено как Тайпеем, так и Пекином. Всё зависит от того, как интерпретировать деколонизацию. Разумеется, бывшие колониальные державы имеют иное прочтение событий, чем китайский народ, который их изгнал из своей страны.

Нераспространение ядерного оружия и разоружение

Есть большое сомнение в том, что G7 действительно поддерживает нераспространение ядерного оружия и разоружение, так как несмотря на мирные речи её практика остаётся империалистической.

В данном случае всё западное лицемерие воплощает в себе Барак Обама, который получил Нобелевскую премию мира за обещание покончить с ядерным оружием, а придя к власти, наоборот, модернизировал и расширил ядерный арсенал США. Сразу после саммита он направился в Хиросиму, где выступил с речью. Разумеется, никаких извинений он не представил – он не отвечает за то, что совершил его предшественник, - но он не ответил на вопрос о законности атомных бомбардировок, что не оставляет сомнений о его образе мышления.

G7 делает вид, что ничего не знает о том, что в прошлом году один клан уже завладел атомной бомбой и, по меньшей мере, применил две тактические бомбы в Йемене [12]. Это более серьёзная опасность, чем северокорейские испытания. Кроме того, тот факт, что Сауды обладают этой технологией на правах частных лиц, а не от имени своего государства, Саудовской Аравии, открывает ещё одну брешь в Договоре о нераспространении.

Реформа ООН и миротворческие операции

Как и должно быть, G7 демонстрирует свою приверженность к реорганизации ООН. Она использует это для подтверждения своей поддержки решений саммита по миротворческим операциям, которые президент Обама представил в ООН.

Проблема состоит в том, что операции по поддержанию мира противоречат Уставу ООН. Основатели ООН при её создании предусмотрели использование миссий наблюдателей по контролю за исполнением мирных соглашений. Они были возможны и полезны в случае, если между конфликтующими сторонами заключён мирный договор. Но сегодня Совет безопасности навязывает своё решение сторонам, то есть он склоняется на чью-либо сторону и вводит вооружённые силы для принуждения к соблюдению этого решения. Но ведь это обычная колониальная практика, замаскированная под международное право.

Права человека

Этот коротенький параграф идеально подтверждает мои утверждения – разве кто-то выступает против Прав человека? Нет. Однако декларация представляет уважение прав человека как «партнёрство между государством и гражданским обществом». Тем самым G7 поддерживает британское определение Прав и определение гражданского общества Иммануила Канта.

Согласно G7 Права человека состоят в защите людей от государственного произвола. Каждый должен иметь право выступить в суде против злоупотреблений, которые, по его мнению, он испытывает. А «гражданское общество», то есть деятели, а раньше это были разночинцы, которые не принимают участия в жизни политических партий, должны представлять граждан в исках против государства. Эта галиматья отрицает Французскую, Русскую, Кубинскую и Иранскую Революцию, которые первейшим правом человека признают оспаривание легитимности власти, а не защиту от неё. При этом G7 подтверждает, что мировая правящая элита не намерена допустить своего свержения.

Ядерная безопасность

G7 в данном случае различает техническую безопасность ядерных объектов (safety) от их политической безопасности (security). Она призвала акционеров соответствующих транснациональных компаний соблюдать международную конвенцию, которая регулирует их деятельность. Она приветствует саммит, организованный белым Домом, по предупреждению краж ядерного оружия террористическими формированиями.

Не связывая вместе вопросы о возможности овладения атомным оружием террористами с вопросами его нераспространения, G7 ясно показывает, что она не преследует сколько-нибудь серьёзно ни одну из этих целей. Нераспространение – это всего лишь запрет на вступление неядерных держав в клуб ядерных. А саммит Белого Дома был всего лишь поводом, чтобы Пентагон мог «помочь» каждому государству и, следовательно, лучше мог его контролировать.

Будущее G7

Саммиты G7 отражают эволюцию международных отношений. Во время холодной войны это был клуб лидеров государств и правительств скромно уединявшихся, чтобы учиться работать вместе. После развала Советского Союза этот клуб трансформировался в саммит великих мира сего, которые намеревались править всем миром невзирая на ООН. Парадоксально, что их сегодняшний крах обусловлен не политическими причинами и не российским бунтом, а только социологическими различиями – у российских лидеров та же закалка, что и у тех, что были раньше во власти на Западе, но у них нет ничего общего с новой правящей элитой, организующей свои встречи в Давосе.

Тьерри Мейсан
Перевод
Эдуард Феоктистов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

717
Похожие новости
19 сентября 2017, 07:00
18 сентября 2017, 18:30
19 сентября 2017, 17:00
19 сентября 2017, 09:30
19 сентября 2017, 14:30
19 сентября 2017, 12:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
14 сентября 2017, 14:30
14 сентября 2017, 14:45
14 сентября 2017, 09:45
15 сентября 2017, 15:45
17 сентября 2017, 23:00
15 сентября 2017, 08:01
17 сентября 2017, 10:01