Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Газопровод «Тесла» - надежда воскресла?

В течение последних нескольких месяцев с момента отказа от строительства «Южного потока» эксперты со всего мира пытались предугадать следующий шаг российских властей: признает ли Москва нецелесообразность проекта, попытается договориться с европейскими чиновниками или придумает что-то принципиально новое?

Западные СМИ не уделяли должного внимания событиям, которые действительно формируют будущее Центральной и Юго-Восточной Европы в сфере энергетики. Пока все крупные европейские издания были увлечены подробностями визита Алексиса Ципраса в Москву, 7 апреля 2015 года в Будапеште состоялась незаурядная встреча. По инициативе венгерского министра иностранных дел Петера Сийярто была организована встреча глав МИД Венгрии, Сербии, Македонии, Греции и Турции (Анкару представлял министр по делам ЕС Волкан Бозкыр). Состав группы доподлинно воссоздает предлагаемый маршрут «Турецкого потока» – проекта, ставшего реакцией российской стороны на намеренное затормаживание развития «Южного потока». Более того, группа, по всей видимости, будет институционализирована, и встречи стран-участниц станут регулярными. Примечательно, что Болгария, Румыния и Хорватия не были приглашены на эти переговоры, хотя они также часть Балканского полуострова.

В Совместной декларации об укреплении сотрудничества в энергетической сфере, подписанной по итогам встречи, стороны «выразили поддержку созданию коммерчески жизнеспособных маршрутов и источников посредством поставок природного газа из Турции в страны Центральной и Юго-Восточной Европы через территорию стран-участниц». То, что поставки природного газа играют особенную роль для собравшихся стран, закреплено официально. Помимо необходимых ссылок на развитие Южного газового коридора обращает на себя внимание стремление стран выстроить общую газовую инфраструктуру, в том числе используя финансовые ресурсы Европейского союза.

Поведение Венгрии после бурно воспринятого западными СМИ визита В. Путина в феврале 2015 г. заслуживает отдельного анализа. Еще накануне визита глава венгерского МИД П. Сийярто обсудил с Ю. Катайненом, вице-президентом Еврокомиссии по вопросам занятости, экономического роста, инвестиций и конкурентоспособности, возможность строительства венгерского участка газопровода с привлечением финансовых ресурсов ЕС в рамках плана Юнкера. Бывший премьер-министр Финляндии заверил дипломата, что для полной реализации национальных проектов необходимо лишь привлечь частный сектор и «вписаться» в рамки инвестиционного плана. При условии выполнения данных требований Венгрии может быть выделена часть из общего пакета в 300 млрд евро для покрытия 1,5–1,7 млрд евро, необходимых для строительства 740-километрового участка на территории Венгрии.

В марте 2015 года в ходе своего визита в Турцию президент Венгрии Яноша Адера заявил, что Турции следует «поспешить» с подготовкой плана финансирования Турецкого потока, так как «есть и альтернативные предложения на столе Европейского союза». Учитывая, что «Газпром» намерен прекратить поставки газа через территорию Украины в 2019 г., когда истекают сроки контракта с «Нафтогазом Украины», энергетическое будущее стран Балканского полуострова и ЦВЕ находится в подвешенном состоянии. Серьезность намерений «Газпрома» всячески избегать Украину демонстрирует и тот факт, что с 2014 года посредством Северного потока в Европу поступило больше газа, чем через словацко-украинскую границу.

«Газпром» также стремится ускорить ход согласования и строительства, так как чтобы пустить газ в Европу к 2018-2019 гг., строительство следует начинать уже сейчас. В руководстве российского гиганта была поставлена задача заключить межправительственное соглашение с Турцией во втором квартале текущего года, чтобы подать первый газ по новому трубопроводу к декабрю 2016 года. «Газпром» пошел на существенные уступки турецкой стороне, согласившись на скидку в 10,25% вместо изначально выдвигаемых 6%.

Спешке также способствует развитие ситуации вокруг Ирана. Сразу после новости о заключении сделки президент Турции посетил Иран для обсуждения возможностей развития экономического сотрудничества. Президент Эрдоган даже пообещал покупать больше газа у Ирана, если Тегеран снизит цену. Турции выгодны практически все варианты развития ситуации: она станет одним из крупнейших государств-транзитеров, к тому же вполне вероятно построение на ее территории ряда распределительных хабов.

В последние дни приобрели актуальность возможность включения Ирана в Южный газовый коридор и вопрос строительства альтернативного маршрута для диверсификации поставок газа в Европу.

Проект «Набукко», просуществовавший в качестве альтернативного концепта чуть более десяти лет, был окончательно отвергнут в 2013 году. Предполагалось, что в Европу будет поступать газ из Азербайджана и Туркменистана. Однако для экспорта туркменского газа в обход России необходимо построить Транскаспийский газопровод по дну Каспийского моря, что не могло не вызвать протест со стороны России и Ирана. До тех пор пока не будет урегулирован статус акватории Каспийского моря, Туркменистан не сможет поставлять газ в Европу в обход России и Ирана.

Проект TANAP, появившийся после краха «Набукко», пока может рассчитывать только на азербайджанский газ (месторождение «Шах-Дениз»). Успешная реализация TANAP в существенной степени зависит от желания иранской стороны поставлять газ в Европу, так как на месторождении «Шах-Дениз» будет добываться около 16 млрд м3 в год. Из этого, как предполагается, 6 млрд м3 будет поступать в западные районы Турции, а 10 млрд м3 – в Европу. Более того, прогноз добычи в 16 млрд м3 озвучила компания «BP», один из ведущих партнеров SOCAR в проекте. Заместитель министра нефтяной промышленности Ирана А. Маджеди заявил, что Азербайджан сможет добывать лишь половину указанной цифры в год (8 млрд м3).

Таким образом, Иран оказался единственным государством, способным поставить Европе газ в необходимом количестве. При желании Иран, имеющий самые масштабные залежи газа в мире, может направить в сторону Европы те недостающие 16 млрд м3 в год, которые необходимы для выхода на полную мощность (32 млрд м3 в год). Тем не менее в кратко- и среднесрочной перспективе весьма маловероятно, что Иран попытается вытеснить Россию с газового рынка Европы. Во-первых, президент Ирана Хасан Роухани заявил, что приоритетным направлением является обеспечение газом населения Ирана. Во-вторых, Иран не имеет на данном этапе соответствующей инфраструктуры для масштабного экспорта газа в Европу. В-третьих, большая часть экспорта иранского газа находится под контролем Корпуса Стражей Исламской революции, организации, которая, с одной стороны, не отвечает требованиям прозрачности Европейского союза, а с другой – всегда стремится закрепить за собой полный контроль над теми проектами, в которых участвует. В-четвертых, после снятия санкций Иран будет в состоянии начать строительство давно планировавшегося газопровода в Пакистан и углубить сотрудничество с Китаем.

Казалось бы, если нет равносильных конкурентов, что же мешает «Газпрому» реализовать проект? Дело в том, что есть ряд факторов, препятствующих строительству «Турецкого потока». В первую очередь, речь идет о позиции Европейской комиссии, которая хоть и стала более нюансированной с момента прихода к власти Ж.-К. Юнкера, тем не менее скептически смотрит на любые попытки России укрепить свои позиции в Центральной и Юго-Восточной Европе. Также ряд стран, не входящих в проект и на данный момент получающих газ с помощью украинского транзита (Чехия, Словакия и др.), стремятся помешать реализации «Турецкого потока»). Примечательно, что нынешний комиссар ЕС по энергетике Марош Шефчович – словак. Словацкая компания «Eustream» предложила вместо «Турецкого потока» свой проект под названием «Eastring», который, предположительно, будет проходить по территории Словакии, Венгрии, Румынии и Болгарии. Осталось только выяснить, кто будет финансировать этот трубопровод.

Однако главное препятствие на пути к оперативному построению «Турецкого потока» – дороговизна проекта, особенно принимая во внимание непростую рыночную конъюнктуру России. Стоимость всего комплекса работ для построения «Южного потока» достигала 40 млрд долларов. «Газпром» принял решение передать большую часть строительства газотранспортной системы в Европе национальным правительствам, чтобы соответствовать Третьему энергетическому пакету ЕС и до определенной меры сократить свои расходы по проекту. Однако ряду государств были предложены крайне выгодные государственные кредиты под строительство участков, что минимизирует для Кремля возможность снизить издержки. Представители «Газпрома» утверждают, что модернизация газотранспортной системы Украины стоила бы 19,5 млрд долларов, что, если это утверждение действительно правдиво, выступает сильным аргументом в пользу «Турецкого потока». В любом случае, принятые по сей день решения свидетельствуют о том, что высокая стоимость проекта для «Газпрома» не является непреодолимым препятствием.

Часто звучат утверждения, что рынок природного газа в Европе уже пресыщен и для России не имеет смысла строить новые газопроводы, ведь потребности европейцев и так уже покрыты. Примечательно, что спад в потреблении газа в Европе начался с кризисного 2009 года, до этого никакой негативной динамики не наблюдалось. Столкнувшись с необходимостью урезать издержки, многие страны (среди лидеров – Германия, Великобритания и Польша) стали использовать более дешевый уголь вместо других, существенно более «чистых» источников энергии. И это вопреки обязательству снизить парниковые газы на 40% к 2030 году. По данным МЭА, потребление газа в Европе не будет расти вплоть до того же 2030 года, когда понадобится возместить мощности вышедших к тому моменту из строя атомных электростанций.

Балканские страны как Сербия и Македония, хотя и не являются членами ЕС, могут извлечь из «Турецкого потока» выгоду: в национальном потреблении этих стран на уголь приходится 75,7% и 76,9%, соответственно. Не будучи частью европейской газовой системы, Скопье и Белград нуждаются в альтернативном маршруте поставок, ведь и сейчас российский газ туда поступает через Украину.

В целом, претворение «Турецкого потока» в жизнь, учитывая перемены последних дней, уже больше не кажется лишь фантазией «Газпрома». На территории Венгрии, Сербии, Македонии и Греции строительство газопровода делегировано национальным правительствам, при этом формально создаются два трубопровода – «Турецкий поток» (до турецко-греческой границы) и «Тесла» (от Греции до Венгрии). Последние две страны слабо поддаются давлению брюссельских структур, так как у власти находятся популистские партии, позиционирующие себя в качестве единственных защитников национального интереса.

В пользу «Газпрома» играет и то обстоятельство, что в случае с «Турецким потоком» все коммерческие риски берет на себя одна компания, к тому же с государственным участием. Второе преимущество газового гиганта – его масштаб. Предоставив Турции и Греции (не говоря о других участниках проекта) скидку 10%, «Газпром» предлагает крайне привлекательную цену. Если компания сможет в течение 2015 года подписать межправительственное соглашение с турецкой стороной, определить местонахождение распределительного хаба и приступить к фактическому строительству, то проект «Турецкий поток» имеет все шансы стать новой вехой в истории Центральной и Юго-Восточной Европы.

Источник новости

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

2062
Похожие новости
16 августа 2017, 15:30
16 августа 2017, 05:30
16 августа 2017, 15:30
17 августа 2017, 16:15
16 августа 2017, 10:15
16 августа 2017, 15:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
11 августа 2017, 13:15
15 августа 2017, 12:01
14 августа 2017, 15:45
14 августа 2017, 23:45
15 августа 2017, 09:45
15 августа 2017, 14:30
14 августа 2017, 06:01