Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Генералы на службе у Трампа: шанс реализма?

К власти пришло поколение генералов, выросших на войне в Ираке и Афганистане

Может быть, хотя бы американских генералов, которые кровью и потом доказали свою преданность Америке, не будут обвинять в связях с Россией. Генерал-лейтенант Герберт Макмастер стал советником по национальной безопасности и вошел во внутренний круг советников Трампа, где присоединится к двум другим отставным генералам: министру обороны Джиму Маттису и министру внутренней безопасности Джону Келли. Хочется верить, что три богатыря от армии, вдоволь насмотревшиеся ужасов войны, сумеют отрезвить капитолийских мечтателей и привнесут толику реализма в военные прожекты США.

Насколько тесно взгляды Макмастера соответствуют взглядам Трампа пока не особо понятно. «К России, как представляется, Макмастер имеет гораздо более резкий подход, чем Трамп, — особенно в том, что касается военных и политических целей Москвы в Европе. В своем выступлении в Центре стратегических и международных исследований в мае 2016 года, он заявил, что России удалось аннексировать Крым и устроить военное вмешательство на востоке Украины практически «по нулевой стоимости» со стороны международного сообщества.

Макмастер сказал, что цель Москвы шире и заключается в том, чтобы «покончить с системой безопасности сложившейся после окончания холодной войны, экономическим и политическим порядком в Европе и заменить этот порядок на благосклонный к российским интересам».

Макмастер также изучил методы, которые Россия разработала и осуществила во время кампаний в Крыму и на Украине, где было использовано то, что некоторые называют «гибридной войной» — немного политики, немного дезинформации, немного военной составляющей», — пишет издание NBC News.

Иллюстрация: U.S. Army

Герберт Макмастер

Президент прямо заявил, чтоб не доверяет «пережиткам» администрации Обамы и жаловался на утечки журналистам. Трамп сказал, что отставной генерал-лейтенант Кит Келлог, который был его советником, будет служить директором по персоналу в Совете по национальной безопасности. Он также сказал, что будет просить Джона Болтона, бывшего посола США в Организации Объединенных Наций работать с ними в «несколько ином качестве». Напомним, что у общественности кандидатура Болтона вызывает панику из-за его откровенных радикально-ястребиных настроений в отношении, например, Ирана.

«Докладывая о назначении на пост советника по национальной безопасности, New York Times назвал генерал-лейтенанта «военным стратегом»… Times не приписывает ему какую-то Большую Идею — сродни теории Мэхэна о морской силе или концепции Билли Митчелла о стратегических бомбардировках. По всей вероятности, «военный стратег» означает что-то вроде «солдата, который мыслит». Или грубо говоря, характеристику «не амбал». Пресса пишет, что он «предпочтительнее кретина, которого Трамп просто уволил».

Конечно, уровень ответственности, к которому Макмастер теперь допущен, выходит далеко за рамки чисто военных вопросов. Советник по национальной безопасности работает (или, по крайней мере, должен работать) в сфере «большой стратегии». В этой разреженной атмосфере подготовки и ведения войны необходимо держать в уме и другие соображения. Для того чтобы продвигать базовые интересы государства, успешные великие комбинаторы дирижируют различными элементами власти. Не гнушаясь применять вооруженную силу, он должен рассматривать войну в качестве последнего средства, которое применяется только после того, как все остальные альтернативы исчерпаны. Различие между военной и базовой стратегией не просто семантическое. Это понимание имеет решающее значение для успешного управления государством.

В девятнадцатом веке в Германии фон Мольтке старший был талантливым военным стратегом. Бисмарк был мастером большой стратегии. Сотрудничество между ними (с железным канцлером в роли старшего партнера) создало современное немецкое государство. Однако различие между военной и большой стратегией постепенно стало теряться. Результаты стали очевидны после 1914 г.

Политика национальной безопасности США в нынешнем веке носит совсем не мимолетное сходство с немцами вековой давности. Различные вооруженные конфликты, кампании, мероприятия и наши карательные экспедиции происходят, слава Богу, в меньших масштабах, чем операции, которыми дирижировал Людендорф из Генерального штаба. Тем не менее, как это было и в случае с Германией, ясность политических целей и донесение их до наших военных сразу же после 9/11 были размыты. Сегодня они в значительной степени утрачены. Как и германские милитаристы в 1917 году, американские милитаристы в 2017 году выходят на тропу войны, потому что немогут представить себе другого пути. В политических кругах война стала привычкой.

Вопрос заключается в том, сможет ли Макмастер сыграть роль в преодолении этой привычки, ведь президент Трамп (правда, в своей непоследовательной манере) уже не раз предлагал это сделать. Говоря иначе: сможет ли генерал Макмастер вновь установить разницу между большой стратегией и стратегией военной и переподчинить последнюю первой?

Сделает ли он это на самом деле? Сделает ли он хотя бы усилие? То, что он опытный практик — бесспорно, его именно за это и выбрали — взяться за «ремесло». Макмастер — изобретательный и требовательный полководец. Как полевой командир, он проявил впечатляющее тактическое мастерство. Как штабной офицер он прославился как дома, так и за рубежом, заслужив благосклонное внимание генерала Дэвида Петреуса. Как и Петреус, Макмастер еще продемонстрировал и ловкость в обращении с журналистами и членами Конгресса.

Несмотря на все это, он остается профессиональным солдатом, а не мировым провидцем. В течение последних двух лет Макмастер посвятил себя размышлениям о будущем армии Соединенных Штатов, а не о будущем международного порядка. О России он, кажется, думает в категориях нео-холодной войны, выступает за возвращение сухопутных войск в Европу — подобнуюперспективуочень приветствовалив армии, которая сегодня ищет свой raisond’être. По вопросам Восточной Азии, по Израилю-Палестине, Ирану, ядерному оружию, изменению климата и кибер-вызовам его взгляды менее ясны.

Репутация Макмастера как «мыслителя» почти полностью опирается на книгу, которую он опубликовал, будучи молодым офицером — почти два десятилетия назад. Книга (теперь еще раз подскочившая к вершинам рейтинга Amazon) называется «Неисполнение обязанностей»: она о Джонсоне, Макнамаре, начальниках штабов и лжи, которая привела к фиаско во Вьетнаме. На сегодняшний день это одна из самых важных когда-либо написанных книг о нечестности гражданской и военной верхушки 1960-х годов. Макмастер продемонстрировал образцовую храбрость на поле боя. Но, он проявил еще большую смелость, хотя и другого (интеллектуального) рода, издав книгу. История, которую он рассказывает, о военно-гражданском недоверии и общем презрении. О цинизме и взаимной манипуляции, которая привела к поражению. Мессадж кристально ясен: во Вьетнаме Объединенный комитет начальников штабов опозорил себя и свою профессию. При этом они предали рядовых солдат, за благополучие которых были ответственны. При решении вопросов базовой политики, таким образом, первостепенной обязанностью старших офицеров является честность — сермяжная правда ‑ и откровенность.

К концу 1990-х годов, когда «Неисполнение обязанностей» вышла в свет, члены Объединенного комитета начальников штабов и их коллеги были почти поголовно настроены на «отцеубийство». Они приветствовали критику, которой Макмастер покрыл своих предшественников. В конце концов, их войны (в Персидском заливе 1990−1991 годов), в которых принимал героическое участие и сам Макмастер, велись правильно. Так, по крайней мере, казалось в то время.

По иронии судьбы, Макмастер теперь призван играть роль непредвзятого, «правдоговорителя» для своего поколения офицеров… Тем не менее, обстоятельства требуют большего, чем просто прямого разговора. Только преодолев репутацию»военного стратега» генералу Макмастеру удастся сделать то, чего явно требует долг: определить курс, который приведет от постоянной войны к тому, что осталось от большой стратегии США…», — пишет Эндрю Басевич на страницах The American Conservative.

«Каждый из них в свое время шагал по пескам Ирака, участвовал в боевых действиях — в беспощадных битвах самой дорогостоящей войны Америки со времен Вьетнама. Теперь все трое будут сидеть за одним столом в ситуационной комнате Белого дома — рулевой рубке нового президента, который поведет страну по предательским течениям бурного мира.

Назначение президентом Трампом генерал-лейтенанта армии Макмастера сплотит мощную тройку старших офицеров, служивших в Ираке, вместе с министром обороны США Джимом Маттисом и Джоном Ф. Келли — секретарем по национальной безопасности, который тоже вышел в отставку четырехзвездочным морским генералом (католиком по вероисповеданию). Эта администрация — первая, где на все три поста в органы безопасности были назначены старшие военные-ветераны.

Иллюстрация: U.S. Navy

Джим Маттис

Вознесение трех генералов на политический Олимп в Совете национальной безопасности отражает подъем поколения военных лидеров, которые достигли зрелости во время войн в Афганистане и Ираке, начавшихся после нападений 11 сентября 2001 года. Каждый из офицеров видел вблизи, как выглядит проигранная война и извлекал уроки, как избежать повторения роковых ошибок…

«Это поколение генералов пережило некоторые битвы, особенно в ’04, ’05, ’06 годах в Ираке, когда мы делали многое неправильно», — говорит сенатор Том Коттон — республиканец и ветеран армии, служивший в Ираке. «Они понимают, что безопасность и военная сила — преимущественные требования, но этого недостаточно. Поколение генералов, выросшее на войне в Ираке, вероятно, понимает это лучше, чем все предыдущие».

Коттон был именно тем, кто убедил Белый дом рассмотреть кандидатуру Макмастера, который был известен своим альтернативным видением войны во Вьетнаме и Ираке. «Дональд Трамп — нетрадиционный президент, и я думаю, что ему подходит тот, кто на протяжении многих лет колебался вне линии «партии» и так много раз доказал, что он был прав», — говорит Коттон.

В то время как некоторые критики беспокоятся о заполнении военнослужащими политических постов, другие приветствуют трех генералов — в надежде, что они будут служить тормозом для «ужасных идей». «Все трое из них показали независимую линиюи талант, который, на мой взгляд, необычен, и я знал чертовски много о них на протяжении многих лет», — сказал сенатор Джон Маккейн в одном из интервью.

Насколько любой из этих трех будет иметь возможность формировать политику Трампа — вопрос открытый. Когда президент поставил вопрос овозобновлении пытокво время допроса подозреваемых в терроризме, Маттис возражал и Трамп пошел напопятную, заявив, что он уступитсвоему министру обороны. Но когда Белый дом принял временный запрет на въезд из семи мусульманских стран, Келли, например, не был до конца проинформирован об этом процессе.

У Макмастера будет офис в Западном крыле возле Трампа, и он будет видеть его больше, чем два других генерала. Но у него и наименьший опыт работы в Вашингтонской группе, то есть он должен будет учиться: как сбалансировать различные сети контактов — в том числе Пентагон, Госдепартамент, ЦРУ и Конгресс. Кроме того, он должен будет познакомиться с президентом, который как говорит Коттон, услышал о Макмастере всего неделю назад. Макмастеру также предстоит выяснить, как обращаться со Стивеном Бэнноном, главным стратегом президента, который получил место в Комитете по национальной безопасности и играет важную роль во внешней политике. Шон Спайсер, пресс-секретарь Белого дома, сказал 21 февраля, что Макмастер будет «иметь полномочия по организации команды по национальной безопасности такие, как он считает нужным».

Министр обороны Маттис тоже известен как солдат-ученый, ему 66 лет, он закончил исторический факультет, «цитирует Цицерона и Клаузевица», как говорит о нем бывший министр обороны Роберт Гейтс.

Как глава Южного командования, Келли, которому тоже 66 лет, провел много временинад защитой южной границы и боролсяс незаконным оборотом наркотиков, выходя за пределы «традиционных боевых действий». Он представлял морпехов на Капитолийском холме, изучая «переулки»в Конгрессе.

«Войны явно сыграли свою роль в формировании всех трех мужчин, а также, конечно, в их репутации», — говорит Гейтс, который служил и Джорджу Бушу и Бараку Обаме. «Но они гораздо шире, глубже, чем просто люди с опытом работы в Ираке, и я считаю, что это обнадеживает».

Не все три генерала пересеклись в том же самом мете и времени в Ираке. Маттис и Келли вместе «росли», дослужившись до четырехзвездочных генералов в морской пехоте, где лишь несколько офицеров в таком звании. Келли служил помощником командира первой дивизии морской пехоты под командованием Маттиса во время первого вторжения в Ирак в 2003 году; он вернулся туда в 2004 году и в третий раз в 2008 году, когда был назначен командующим в западном Ираке.

Иллюстрация: U.S. Department of Defence

Джон Келли

В то время как морские пехотинцы служили в провинции Анбар, Макмастер и силы Третьего бронекавалерийского полка были сосредоточенны близ Таль-Афара на севере страны, где в 2005 году он представил новую стратегию борьбы с повстанцами. Он воспротивился образу мышления и стратегии военного руководства и в результате все же вернул город. Его успех позже был приведен в качестве примера для борьбы с повстанцами, который сыграл определенную роль в разработке (совместно с генералом Дэвидом Петреусом и Маттисом) своего рода пособия, который вдохновил на более значительный сдвиг в стратегии, которая и вывела войну в 2007 и 2008 годах на новый этап.

Гейтс лично вмешался, вызвав генерала Петреуса, и поощрил Макмастера — он получил свою первую звезду. Маттис также не всегда был в согласии с начальством. Он привел первых морских пехотинцев в Афганистан после 11 сентября, но когда он пытался преследовать Аль-Каиду в регионе Тора-Бора, он не получил разрешение [на задержание], и Усама бен Ладен в итоге сбежал. В Ираке Маттис возражал, когда получил приказ прервать наступление на Эль-Фаллуджу в начале 2004 года из-за того, что этот приказ, как он считал, имел политические мотивы.

Келли также известен тем, что всегда говорит то, что думает. Будучи начальником штаба Южного командования, он говорил о необходимости восстановить старые объекты в тюрьме Гуантанамо, несмотря на официальную политику администрации Обамы — «центр задержания вот-вот будет закрыт». Он также призывал выделить больше кораблей военно-морского флота для проведения антинаркотических патрулей. «Он делает то, что считает правильным, и не важно, что это политически некорректно», — говорит Джеймс Ставридис, отставной адмирал, который служил военным командующимв НАТО и знает генерала с 1979 года.

У всех троих есть впечатления от войн последних 16 лет, но наиболее личные чувства у Келли. В 2010 году его сын, лейтенант Роберт Майкл Келли, погиб, наступив на мину в Афганистане…

«Они принесут очень трезвый, реалистичный взгляд, основанный на практике и личном опыте в любую дискуссию в ситуационной комнате номер один, потому что они прожили это», — говорит Дуглас Лют, отставной «трехзвездочный» генерал армии, который был старшим помощником по национальной безопасности при Буше и Обаме.

Дэвид Барно, еще один отставной генерал-лейтенант, бывший командующий американскими войсками в Афганистане, заявил, что эта тройка будет применять более вдумчивый подход к применению силы. «Они привносят какой-то трезвый реализм в понимание того, как выглядит война», — говорит Барно. «Это не означает, что они не будут использовать военную силу, но у них такое мировоззрение, которого нет больше ни у кого в Белом доме», — цитирует генерала издание TheNewYorkTimes.

Елена Ханенкова

Источник: regnum.ru

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

629
Похожие новости
19 сентября 2017, 22:30
07 сентября 2017, 18:00
19 сентября 2017, 22:30
05 сентября 2017, 23:30
08 сентября 2017, 19:00
15 сентября 2017, 10:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
20 сентября 2017, 13:15
22 сентября 2017, 00:15
19 сентября 2017, 11:45
21 сентября 2017, 16:45
21 сентября 2017, 19:00
19 сентября 2017, 14:45
22 сентября 2017, 22:00