Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Геноцид христиан на Ближнем Востоке. Миллионы людей стали разменной картой американской геополитики

На Ближнем Востоке уже несколько последних лет продолжается настоящий геноцид христианского населения. Фанатики из т.н. «Исламского государства» и других радикальных организаций уничтожают христианские святыни — монастыри, церкви, кладбища, разрушают христианские кварталы и селения, убивают, грабят и насилуют людей, исповедующих христианскую веру. В России беда, в которую попали христиане ближневосточных стран, находит живой отклик в сердцах миллионов граждан. 10 июня «Интерфакс» сообщил об учреждении Миссии по защите христиан Ближнего Востока. Это решение было принято на Третьем Форуме христианской молодежи России, состоявшемся в Сочи. Согласно словам председателя организационного комитета форума Алексея Черкезова, международная организация «Христианский мир» будет действовать в Ливане, Сирии и Палестине. Создание миссии, конечно, дело очень нужное и благородное, но ситуация на Ближнем Востоке столь тяжела, что требует принятия кардинальных мер не только со стороны церковных кругов, но и со стороны российского государства в первую очередь.



Напомним, что в странах Ближнего Востока, которые сегодня находятся под ударом радикалов из «Исламского государства», до сих пор существуют старейшие в мире христианские общины. Именно здесь, на землях Палестины и Ливана, Сирии и Ирака, около двух тысячелетий назад появились первые христианские церкви. Боевики ИГ сегодня бьют по колыбели христианства, наносят разрушительные удары по той земле, с которой начала свой путь христианская вера. Долгое время христианство оставалось доминирующей религией в целых регионах Ближнего Востока и лишь создание Арабского халифата стало началом полуторатысячелетней истории выживания ближневосточных христиан под властью представителей другой религии. Значительная часть христианского населения региона предпочла принять ислам, однако многие христиане сохранили свою веру и вплоть до настоящего времени, даже учитывая все многочисленные перипетии военно-политической истории Ближнего Востока, здесь сохраняются внушительные христианские общины, правда принадлежащие к различным церквям.

Христиане в Ираке: геноцид начался со свержения Саддама

На территории Ирака по данным на начало 2000-х гг. проживало около 1,5 млн. христиан, составлявших 5% населения страны. Христиане Ирака, среди которых в этническом отношении преобладали арабы и ассирийцы, принадлежат к нескольким церквям. Самой крупной из них является Халдейская католическая церковь, которая возникла в результате откола от несторианской Ассирийской Церкви Востока ряда священнослужителей, в 1552 г. выбравших своего патриарха и заключивших унию с Римским престолом. Паства Халдейской католической церкви представлена, преимущественно, арабизированными ассирийцами. Многие из них сегодня проживают не только в Ираке, Иране, Сирии, Турции, Ливане, но и за пределами Ближнего Востока, прежде всего — в США, Канаде, Австралии, странах Европы, куда иракские христиане в течение всего ХХ века эмигрировали, спасаясь от преследований османского, а затем арабского правительств. В состав Халдейской католической церкви в настоящее время входит 9 архиепархий и 12 епархий. Это: Архиепархия Багдада (епархии Алькаша, Акры, Заху-Амадии); Архиепархия Киркука — Сулеймании; Архиепархия Тегерана (Иран); Архиепархия Урмии (епархия Сельмаса); Архиепархия Ахваза (Иран); Архиепархия Эрбиля; Архиепархия Басры; Архиепархия Мосула; Архиепархия Диарбакыра (Турция); Епархия Алеппо (Сирия); Епархия Бейрута (Ливан); Епархия Каира (Египет); Епархия Мад-Аддая (Торонто, Канада); Епархия Святого Петра (Сан-Диего, США); Епархия Святого Фомы (Детройт, США); Епархия Святого Фомы (Сидней, Австралия). Наиболее известным представителем халдео-католической общины был Тарик Азиз (настоящее имя — Микаил Юханна) — один из ближайших соратников Саддама Хусейна, вице-премьер Ирака. Халдео-католики неоднократно подвергались насилию со стороны окружающего мусульманского населения. Только в годы Первой мировой войны во время геноцида погибло около 70 000 последователей Халдейской католической церкви.


этого католического монастыря в Ираке больше нет — он взорван боевиками ИГ

Ассирийская Церковь Востока представляет собой древнейшую христианскую церковь Месопотамии. Относимая к древним восточным церквям, она возникла в I в. н.э. среди населения Сирии и Вавилонии, говорящего на арамейских языках. Церковь придерживается восточно-сирийского церковного обряда, осуществляя богослужения на сирийском языке. В свое время адепты Ассирийской Церкви Востока внесли огромную лепту в распространение христианства к востоку от Ирана — в Средней Азии, Индии, Китае, среди кочевых монгольских и тюркских племен Центральной Азии. Несторианская епархия действовала даже в столице Золотой Орды, а влияние несторианства в Индии ощущается вплоть до настоящего времени — там проживает значительная община несториан, а язык малаялам используется в качестве языка для богослужений в Индийской епархии церкви. Сегодня основу паствы церкви составляют ассирийцы, проживающие в Ираке, Иране, Турции, Сирии, Ливане, Индии, на территории республик Закавказья, Российской Федерации, стран Европы, США. Общая численность прихожан достигает 200-400 тысяч человек во всем мире. В Ираке до 2003 г. проживало 58 000 последователей Ассирийской Церкви Востока. Приходы на территории Ирака объединены в Епархию Ирака и в Епархию Северного Ирака и СНГ (российские ассирийцы также подчинены в религиозном отношении Епархии Северного Ирака). Кроме того, действуют Индийская (Кочинская) епархия в Индии, Епархия Ирана, Епархия Ливана, Епархия Сирии, Епархия Европы, Епархия Австралии и Новой Зеландии, Епархия Западной Калифорнии, Епархия Западных США, Патриаршья епархия Восточных США (резиденция патриарха Ассирийской Церкви Востока находится в штате Иллинойс).

Древняя Ассирийская Церковь Востока также распространена среди ассирийского населения Ирака. Она возникла в 1964 г. в результате раскола в Ассирийской Церкви Востока и насчитывает не менее 100 000 прихожан, проживающих не только в Ираке, но и в других странах Ближнего Востока, США, Новой Зеландии, странах Европы. На территории Ирака по данным конца 1990-х гг. насчитывалось около 23 000 последователей Древней Ассирийской Церкви Востока. Резиденция патриарха, или католикоса церкви, находится в Багдаде. На территории Ирака расположены Архиепархия Киркука, Архиепархия Ниневии (Мосула), Епархия Багдада и Сирии (резиденция в Багдаде, отвечает также за сирийских прихожан), Епархия Дахука. За пределами страны прихожан церкви объединяют Архиепархия Европы (центр — в г. Майнц, ФРГ), Архиепархия Австралии и Новой Зеландии, Епархия США и Канады (центр — в г. Чикаго, США), Епархия Калифорнии (центр — г. Модесто) и Епархия Святого Заи (центр — в г. Сидней).


— знаменитая Зеленая церковь в Тикрите (Ирак) также была взорвана экстремистами

Помимо Халдейской католической церкви, Ассирийской Церкви Востока и Древней Ассирийской Церкви Востока, на территории Ирака также распространены Сирийская католическая церковь с архиепархиями Багдада и Мосула, Сирийская православная церковь (45 000 прихожан до 2003 г.), Маланкарская православная церковь (8 000 прихожан — выходцев из Индии), Коптская православная церковь (1800 прихожан), Антиохийская православная церковь (2000 прихожан), Армянская Апостольская церковь (от 20 000 до 50 000 прихожан по данным до 2003 г.), Мелькитская католическая церковь (около 400 прихожан).

Правительство Саддама Хусейна, будучи светским арабским режимом, сильно христианское население не дискриминировало. Как мы уже отметили выше, из халдео-католической общины происходил даже один из ближайших товарищей Саддама Тарик Азиз. Когда в 2003 г. режим Саддама пал под ударами войск проамериканской коалиции, более-менее спокойному существованию иракских христиан пришел конец. Получается, что именно американское вторжение стало причиной активизации исламистов и последующего начала настоящего геноцида христианского населения в Ираке. За 12 лет, прошедших со времени американского вторжения в Ирак и свержения Саддама Хусейна, численность христианского населения страны сократилась с 1,5 млн. чел. до 150 тыс. чел. — то есть, в 10 раз. Тысячи христиан погибли во время войны, в результате террористических атак фанатиков, но большинство предпочли покинуть страну. Страшнейшей угрозой для существования христианской общины в Ираке стало появление «Исламского государства Ирака и Леванта». В июне 2014 г. боевики ИГ осадили город Мосул, в котором проживало 35 тыс. христиан — остатки 60-тысячной христианской общины довоенного времени. «Исламское государство» потребовало от христиан уплаты ежемесячного налога «джизья» в 250 долларов, угрожая в противном случае уничтожить все христианское население Мосула. Большинство мосульских христиан сумело бежать на территорию Иракского Курдистана.

Сирия: Асад — последняя надежда местных христиан

В Сирии в настоящее время христиане составляют не менее 10% от общего количества населения страны. Здесь расположены древнейшие христианские святыни. Именно с Дамаска начал свою проповедь христианства апостол Павел. Напомним, что до арабского завоевания христиане составляли большую часть населения Сирии, да и после создания Арабского халифата влияние христианства в Сирии сохранялось — примерно до XI века христианское население насчитывало не менее половины жителей страны. Ситуация изменилась после ухода с территории Сирии европейских крестоносцев. В течение примерно двухсот лет было частью вырезано, а частью обращено в ислам подавляющее большинство сирийских христиан. Сохранились лишь отдельные локальные общины. И, тем не менее, несмотря на столетия существования Сирии под властью Османской империи, сирийские христиане смогли сохранить свою идентичность. Значительная часть сирийских христиан принадлежит к высшему и среднему классам, хорошо интегрирована в политическую и экономическую жизнь страны и проживает в крупных городах — Дамаске, Алеппо, Латакии и т.д. Как и в Ираке, сирийское христианство не является единым и включает в себя целый ряд церквей — как восточнохристианского, так и католического обряда.



Наиболее многочисленная христианская церковь в Сирии — Антиохийская Православная Церковь, основанная около 37 г. н.э. в Антиохии апостолами Петром и Павлом. Что только не перенесла Антиохийская церковь за два тысячелетия своего существования — религиозные гонения, попытки насильственной исламизации своих адептов, политическое давление со стороны властей Арабского халифата, затем — Османской империи. Российская империя оказывала покровительство сирийским православным, а с 1908 г. ежегодно Антиохийский патриархат получал по 30 тыс. рублей из личных средств императора Николая II. После распада Османской империи и начала строительства в Турции национального государства, последователи Антиохийской православной церкви из Киликии были переселены в Сирию. Вместе с тем, и в Сирии, несмотря на то, что здесь не были столь сильны антихристианские настроения, православные христиане чувствовали себя неспокойно. Многие тысячи сирийских православных эмигрировали в Соединенные Штаты Америки, Европу. Тем не менее, Сирия пока остается страной с крупнейшим на Ближнем Востоке христианским населением. Антиохийская Православная Церковь объединяет, преимущественно, православных арабов и греков. Богослужения в церкви, в этой связи, ведутся на арабском и греческом языках. В состав Антиохийской церкви входит 22 епархии, из которых 6 находятся в Сирии — это епархии Дамаска, Латакии, Халеба (Алеппо), Хамы (Эпифания), Хомса (Эмесса), Эс-Сувейды (Бостра). Еще 6 епархий церкви находится в соседнем Ливане — это епархии Бейрута (Беритос), Триполи, Аккара (Аркадия), Эль-Хадата (Библос и Ботрус), Захли (Гелиополис и Селевкия) и Мердж-Аюна (Тир и Сидон). Общая численность прихожан Антиохийской Православной Церкви в мире составляет 2 млн. человек, в том числе 1 млн. последователей церкви проживает в Сирии, составляя 5 % населения страны, а 400 тыс. последователей — в Ливане, составляя там 10% населения страны. Остальные последователи АПЦ проживают в США и странах Западной Европы.

Сирийская православная церковь, или Сиро-яковитская православная церковь, насчитывает только на территории Сирии свыше 680 тысяч последователей. В Дамаске находится резиденция патриарха Антиохийского и всего Востока Сирийской православной церкви. Исторически сиро-яковиты имели тесные связи с Индией и сегодня индийская община церкви в два раза превосходит сирийскую по численности (около 1,2 млн. человек). Еще одна значимая восточнохристианская церковь в Сирии — Армянская Апостольская Церковь, объединяющая, в первую очередь, сирийских армян. В Сирии действует Берийская епархия Киликийского католикосата Армянской Апостольской Церкви с центром в г. Халеб (Алеппо).

В 1724 г. из Антиохийской Православной Церкви выделилась Мелькитская Католическая Церковь, признавшая верховенство Римского престола. Мелькитская церковь входит в число грекокатолических церквей. Первоначально она объединяла верующих Сирии и Ливана, а ее центр находился на ливанской территории. После либерализации отношения к мелькитам османского правительства резиденция патриарха была перенесена в Дамаск. Позже Мелькитская церковь распространила свое влияние также на общины в Иордании, Палестине и Египте. В настоящее время она считается самой многочисленной грекокатолической церковью Ближнего Востока после ливанских маронитов, и объединяет около 1,67 млн. верующих. На территории Сирии действуют Антиохийский патриархат Мелькитской церкви, Архиепархия Дамаска, Архиепархия Алеппо, Архиепархия Босры и Хаурана, Архиепархия Хомса и Архиепархия Лаодикеи. Несколько архиепархий церкви действуют на территории соседнего Ливана (архиепархии Бейрута и Библа, Тира, Банияса, Сидона, Триполи), в Египте, Израиле и Иордании. Ряд епархий действует в США, странах Западной Европы и Латинской Америки. Богослужения в церкви проводятся на греческом языке, ее прихожанами также являются преимущественно греки и арабы. Также на территории Сирии действуют приходы Маронитской католической церкви, объединяющей около 50 тысяч сирийских христиан и имеющей в Сирии две архиепархии — в Алеппо и в Дамаске, и епархию в Лаодикее. Территорию Сирии также охватывает архиепархия Алеппо Армянской католической церкви. Сирийская католическая церковь имеет на территории Сирии три архиепархии — в Дамаске, Алеппо и Хомсе.

В условиях активизации «Исламского государства» на территории Сирии, сирийские христиане практически в полном составе поддержали президента Башара Асада и его курс на подавление экстремистов. Режим Башара Асада до последнего времени остается последним оплотом светскости на арабском Востоке. Примечательно, что западный мир еще со времен Средневековья, крестовых походов, имел связи с сирийскими и ливанскими христианами. С целью распространить свое влияние на Ближний Восток, Ватикан неоднократно обещал заступничество сирийским, ливанским, иракским христианам. Так возник целый ряд восточно-католических церквей. Однако в современном мире ситуация изменилась. В угоду политическим интересам США Европа проглатывает массовый геноцид христианского населения в Сирии и Ираке. Фактически США, несмотря на то, что ее президент принимает клятву на Библии, поддержало фанатиков — ваххабитов в их стремлении свергнуть последний светский режим Ближнего Востока и утвердить жесткую теократическую диктатуру на территории некогда процветавших Ирака и Сирии. Можно быть уверенным, что после окончательного захвата Ирака и Сирии «Исламское государство» не успокоится и будет продвигаться дальше. Сегодня всему мировому сообществу очевидно, что на Ближнем Востоке осуществляется настоящий тотальный геноцид христианского населения, направленный на полную «зачистку» территории древних христианских общин. Сотни тысяч беженцев — христиан уже покинули места, на которых их предки, несмотря на походы арабских халифов, сельджукских и османских султанов, правление арабских националистов, смогли просуществовать без малого два тысячелетия. Конец христианству на Ближнем Востоке приходит с открытого согласия Соединенных Штатов Америки, при прямом попустительстве европейских государств, в том числе той же Франции, которая имеет хорошо налаженные связи с Ливаном и Сирией.



США стоит у истоков дестабилизации

За последнее столетие конфессиональная карта Ближнего Востока претерпела кардинальные изменения. Еще в начале ХХ века христианство исповедовало около 25% населения стран Ближнего Востока. Сирия была на треть христианской страной, в Ливане христиане составляли более половины населения страны. Именно политика Запада, в первую очередь Великобритании, а затем и США, сделавших ставку на наиболее реакционные фундаменталистские силы в арабских странах, привела к многократному сокращению численности христианского населения в странах Ближнего Востока в течение считанных десятилетий. Поскольку условия для проживания христиан в арабских странах становились все менее приемлемыми, сотни тысяч христиан — арабов, греков, армян, ассирийцев — покидали свою родину и отправлялись в эмиграцию. Среди уезжавших были и православные, и католики. Ни для одной христианской конфессии или церкви не создавался более-менее благоприятный режим существования. С другой стороны, отъезд христиан из стран Ближнего Востока значительно снижал интеллектуальный, культурный, экономический потенциал арабских государств. Среди христиан преобладали представители интеллигенции, предприниматели, квалифицированные специалисты, которые без особых проблем находили себе занятие в эмиграции, но в родных странах заменить их было некем. Фундаменталисты опирались на фанатичную нищую и безграмотную молодежь — городские маргинальные слои и сельских жителей. И те, и другие, выдавливая христиан из сирийских, иракских, палестинских городов, не могли занять их место в культурной и экономической жизни. Зато США и европейские страны получали в лице эмигрантов прекрасных специалистов, знатоков своего дела, способных к ведению бизнеса или полноценной интеллектуальной работе, и существенно отличающихся от многомиллионных неграмотных масс мигрантов из Африки и Азии. Как справедливо отметил профессор С. Фарах, христианский Запад совершенно не беспокоится о будущем христианства на Ближнем Востоке. Христиане арабских стран интересуют его лишь постольку, поскольку обладают определенными социальными и экономическими ресурсами, и лишь в этом смысле они ему интересны (Фарах С. Левантийский исход // Независимая газета. 15 октября 2008).

Сирия долгое время оставалась одной из наиболее стабильных стран Ближнего Востока, прежде всего, отличавшись веротерпимостью и возможностью сосуществования представителей самых разных национальных и религиозных общин. Светский режим арабских националистов Асадов, которые сами принадлежат к религиозному меньшинству алавитов, не допускал притеснений по конфессиональному и этническому признаку. Зато радикальные фундаменталистские организации неоднократно предпринимали террористические вылазки против правящего режима и мирных жителей Сирии с целью дестабилизировать обстановку в стране. В конце концов, им это удалось. Одна из цветущих стран Ближнего Востока превратилась в поле кровопролитной войны между правительственными войсками Башара Асада и противостоящей ему т.н. «оппозицией», для поддержки которой сконцентрировали все свои пропагандистские ресурсы мировые либеральные СМИ. Свержение Башара Асада было лицемерно превращено американскими пропагандистами и их сателлитами в главную цель пресловутой «демократизации» Ближнего Востока, при этом количество человеческих жертв среди многонационального и многоконфессионального населения Сирии в расчет не принималось никогда. Даже сейчас, когда США вроде бы демонстрируют озабоченность событиями в Сирии и Ираке и называют «Исламское государство» террористической организацией, в действительности Запад не собирается прекращать кровопролитие в регионе. Американские и европейские руководители дают фанатикам из ИГ возможность безнаказанно вырезать тысячи христиан в Сирии и Ираке, уничтожать христианские святыни, стирать с лица земли древнейшее культурное наследие Месопотамии.

Михаил Боков приводит мнение Шарля Саркиса — представителя христианской общины древнего иракского города Ниневия, который абсолютно правильно подчеркивает: ««с одной стороны, США говорит о намерении уничтожить "Исламское государство", а с другой — бомбит позиции дружественной ей иракской армии, объясняя это ошибками руководства, и вооружает различные группировки, которые называет умеренным исламом. Но этот умеренный ислам еще вчера был в списках террористических организаций» (Боков М. Мы — крик и свидетельство чудовищных преступлений // http://rusplt.ru/). Именно США создали ту ситуацию, при которой исламистские группировки получили в мировых СМИ образ «оппозиции» и «борцов за демократию», а веротерпимый светский режим Башара Асада был назван тоталитарным государством. И даже сейчас, когда весь мир с ужасом глядит на преступления фанатиков, разрушающих Пальмиру, убивающих христиан и даже мусульман, по каким-то критериям не вписывающихся в модель «идеального мусульманина» по версии ИГ, Соединенные Штаты продолжают утверждать о необходимости борьбы с правительством Асада, фактически льют воду на мельницу «Исламского государства».



Встает вопрос о том, что может и должна делать Россия в сложившейся ситуации? Очевидно, что создание всевозможных христианских миссий и тому подобных организаций — это дело нужное, но дело пройденного этапа. Ситуация на Ближнем Востоке сложилась очень серьезная. Фактически мы являемся свидетелями настоящего уничтожения христианской религии, ее святынь и ее носителей на той земле, где христианство и возникло. Последние преграды на пути «Исламского государства» — сирийское правительство Башара Асада и курды. Однако даже если этим двум силам удастся отстоять собственные территории и не допустить дальнейшего распространения активности фанатиков за пределы уже оккупированного ИГ региона, то в тех районах, что оказались под властью фундаменталистов, дальнейшее проживание христианского населения не представляется возможным.

Соответственно, заходит речь лишь о двух возможных вариантах развития событий. Первый вариант — полномасштабная военная интервенция заинтересованных государств с целью уничтожения ИГ и восстановления хоть какого-то подобия порядка на воюющих сирийских и иракских территориях. Однако по ряду причин эта стратегия невозможна. Россия занята своими собственными проблемами, в том числе и текущей ситуацией в Новороссии, вопросом с признанием воссоединения Крыма, экономическим кризисом. Государства Европы, хоть и делают вид, что собираются противостоять ИГ, но в действительности их деятельность в этом направлении носит эфемерный характер. То, что вытворяют фанатики на оккупированных территориях, в конечном итоге мало интересует европейские правительства, поскольку за спиной фанатиков неизбежно маячит силуэт всесильного «Дядюшки Сэма». Президент Российской Федерации Владимир Путин, отвечая на вопросы журналистов, подчеркнул, что «что касается Ближнего Востока и христиан, то положение ужасное. Мы много раз об этом говорили и считаем, что международное сообщество недостаточно делает для того, чтобы защитить христианское население Ближнего Востока» (Владимир Путин: Положение христиан на Ближнем Востоке — ужасное // http://ruskline.ru/).

Кстати, следует отметить, что важнейшим партнером России в решении проблемы ближневосточных христиан, как ни странно, может стать Ватикан. Несмотря на многовековую историю соперничества восточного и западного христианства за влияние на паству, опасность тотального уничтожения христианской религии на Ближнем Востоке объединяет и католиков, и православных. То, что происходит сегодня в Сирии и Ираке, является результатом американской внешней политики, которая направлена на минимизацию религиозного влияния в регионе и России (через изгнание восточных христиан), и той же Франции (через изгнание католиков Сирии и Ливана, которые традиционно были франкоориентированными). Не случайно Папа Римский Франциск выступил с критикой молчания мировой общественности о трагедии христиан на Ближнем Востоке. Понтифик назвал молчание по поводу убийств христиан Сирии и Ирака «заговорщическим» и призвал к применению вооруженной силы против экстремистов ИГ, уничтожающих христианское население и христианские святыни на земле Ближнего Востока.
Второй возможный вариант развития событий — более реальный. Он заключается в обеспечении срочной и максимально безболезненной эвакуации христианского населения из районов, оказавшихся под властью ИГ и районов, находящихся вблизи зоны ведения боевых действий. Воюющие территории Ирака и Сирии и так уже покинули сотни тысяч христиан, часть которых пока находится в Иракском Курдистане — единственном политическом образовании Ирака, достойно противостоящем фанатикам «Исламского государства». Однако в ближайшем будущем неизбежно встанет вопрос о том, где разместить бежавших из Мосула и других иракских городов и селений христиан. Пока они нашли убежище в Эрбиле, а руководство Иракского Курдистана даже приступило к строительству специальных христианских поселений. Но у курдов нет ресурсов для размещения столь колоссального количества беженцев и рано или поздно возможности Иракского Курдистана для помощи христианам, спасающимся от ИГ, будут исчерпаны окончательно.

Примет ли беженцев Россия?

Россия еще в дореволюционный период своей истории проявляла большое участие в судьбе христиан Ближнего Востока, входившего тогда в состав Османской империи. Защита христианского населения Сирии, Ирака, Палестины, Ливана, Египта оставалась одной из приоритетных задач «восточной» политики Российской империи. Есть у России и богатый опыт помощи христианам и представителям других религий, бежавшим от преследований со стороны мусульманских правителей. На территории Российской империи нашли приют сотни тысяч христиан, покинувших земли, подвластные Турции и Персии. Первая крупная волна беженцев последовала в Россию еще в 1827-1828 гг., после подписания между Российской империей и Персией Туркманчайского договора. Христианское население из района озера Урмия, среди которого преобладали ассирийцы и армяне, было переселено на территорию российской Армении — в Эриванскую губернию. Здесь ими было основано три села — Арзни, Койласар и Верхний Двин. В настоящее время в Армении проживает примерно 7000 ассирийцев. Наиболее крупные потоки беженцев устремились в пределы Российской империи после геноцида 1915 г., когда массовому уничтожению подверглось христианское население на востоке Турции, на территории современных Сирии и Ирака. Наиболее многочисленную часть переселенцев составляли армяне. Когда русские войска в 1915 г. начали отступление в Эриванскую губернию, вместе с ними родные земли в Западной Армении покинуло более 200 тысяч армян. В 1918 г., при отступлении с территории Турции войск генерала Андраника Озаняна, из Западной Армении в Зангезур отступало вместе с войсковыми частями и более 30 тысяч армянских беженцев из Муша и Битлиса. Они частью осели в Зангезуре, частью переселились в окрестности Еревана.

Помимо армян на территорию России бежали также ассирийцы. Не менее 30 тысяч ассирийцев были вынуждены покинуть свои дома в Турции, Ираке и Сирии и найти приют в лагерях беженцев на территории Закавказья. Там они проживали до 1920-х гг., после чего началось расселение ассирийцев по городам Советского Союза. Наиболее крупные диаспоры образовались в Москве, Ростове-на-Дону и на Кубани. В 1924 г. волостной исполком станицы Константиновской на Кубани выделил для размещения ассирийцев 300 га земли. Так появилось село Урмия, входящее ныне в состав Курганинского района Краснодарского края. Урмия — единственное в России место компактного проживания ассирийцев, где они и в настоящее время составляют практически все небольшое население. Кстати, именно в Урмии родилась и выросла знаменитая Джуна — астролог и целительница, настоящие фамилия и имя которой — Евгения Ювашевна Сардисова (Бит-Сардис). Позже последовала третья волна переселения ассирийцев в Советский Союз — на этот раз из Ирана. После вывода советских войск с территории Ирана, в стране создалась опасная ситуация для христианского населения, прежде всего для ассирийцев, в которых видели проводников российского / советского влияния. Однако в этот раз среди ассирийцев, переселявшихся в СССР, преобладали представители иранской городской интеллигенции, осевшие в городах Советского Союза. Сегодня на территории Российской Федерации проживает несколько десятков тысяч ассирийцев — преимущественно, потомков тех самых беженцев, спасавшихся от геноцида христиан в 1915 году.

Помимо армян и ассирийцев, на территорию Российской империи переселялись также езиды. Это очень древний и интересный народ с трагической судьбой. Езиды, говорящие на курдском языке (среди ученых и самих езидов до сих пор не прекращается спор о том, считать ли их все же отдельным народом, или частью курдского народа), исповедуют древнейшую религию курдов — езидизм. В окружении мусульман жизнь езидов — «солнцепоклонников» была еще более опасной, чем жизнь христианских общин. Как и армяне и ассирийцы, езиды сильно пострадали во время трагических событий 1915 года. Во время Первой мировой войне езиды Османской империи, как и армяне и ассирийцы, воевали на стороне российских войск. В настоящее время на территории Армении проживает 40 тыс. езидов — это крупнейшее национальное меньшинство страны. В Россию езиды переселялись уже из Армении и Грузии. Сегодня наибольшее количество езидов на территории Российской Федерации проживает в Краснодарском и Ставропольском краях, Нижегородской и Ярославской областях, а также в крупных городах России.



Таким образом, мы видим, что Россия исторически принимала на своей территории беженцев — христиан, да и не христиан, спасавшихся от периодических проявлений геноцида на Ближнем Востоке. Представляется, что в современной ситуации Россия также могла бы официально предоставить убежище людям, спасающимся от фанатиков ИГ, орудующих в Сирии и Ираке. По крайней мере, размещение на территории России христианского населения, к тому же в значительной степени принадлежащего к близким православию направлениям восточного христианства, было бы и культурно, и экономически оправданным шагом. Христиане из Сирии и Ирака, несмотря на очевидные языковые и культурные барьеры, смогут более эффективно интегрироваться в российское общество, чем мигранты из республик Средней Азии. Тем более, что, в отличие от принадлежащих к иной культурной и религиозной традиции выходцев из Средней Азии, переселенцы с Ближнего Востока будут более контролируемой и управляемой частью общества — хотя бы через структуры конфессионального толка, так как сильное влияние в их среде имеют священнослужители христианских церквей. Понятно, что российскому государству, Русской Православной Церкви, общественным организациям придется приложить немало усилий для того, чтобы разместить и адаптировать к условиям жизни в стране тысячи сирийских и иракских беженцев. Однако только в этом случае Россия сможет по-прежнему сохранять образ страны, исторически выступающей покровителем восточного христианства и не оставляющей в беде христианское население Ближнего Востока.

В то же время, организация массового исхода христиан с Ближнего Востока выгодна как раз «Исламскому государству». Тем самым, очищается жизненное пространство для реализации планов по строительству фундаменталистского государства, которое, впрочем, не остановится и будет всеми силами стремиться продолжить военно-религиозную экспансию за пределами Месопотамии. Соответственно, главной задачей все же является сохранение христианства на Ближнем Востоке. И здесь мы возвращаемся опять к первому варианту — организации «новой Реконкисты», освобождении Ближнего Востока от экстремистской угрозы и создании благоприятных условий для возвращения беженцев и восстановления уничтоженных фанатиками населенных пунктов и религиозных объектов. Сможет ли с этой задачей справиться Россия и другие заинтересованные акторы мировой политики — вот в чем вопрос.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

3214
Похожие новости
18 августа 2017, 09:45
18 августа 2017, 07:30
18 августа 2017, 09:45
18 августа 2017, 17:30
18 августа 2017, 07:32
21 августа 2017, 08:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 августа 2017, 09:45
16 августа 2017, 05:30
15 августа 2017, 17:00
18 августа 2017, 07:33
20 августа 2017, 09:30
18 августа 2017, 00:30
18 августа 2017, 10:00