Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Генсек НАТО: наша миссия заключалась в защите США, а не Афганистана, и нам это удалось сделать (El País)

Генеральному секретарю НАТО Йенсу Столтенбергу досталась неприятная задача: быть «лицом» НАТО в тот момент, когда разворачивается весьма некрасивая история с беспорядочным бегством западных союзников из Афганистана. История как будто решила сыграть со Столтенбергом злую шутку: ему оставалось всего несколько месяцев пробыть на посту генсека НАТО. И теперь вряд ли Столтенбергу удастся за такое короткое время стереть из своей «рабочей биографии» позорный момент, связанный с неожиданным входом талибов* в Кабул.
«У меня разрывается сердце, когда я вижу то страдание, ту трагедию, которую сегодня переживает Афганистан», — сказал Столтенберг в видеоинтервью El País и ряду европейских СМИ. Обычная вежливая сдержанность бывшего премьер-министра Норвегии на этот раз уступила место печали, которая не сходит с лица генсека с 15 августа — с тех пор, как стало известно о падении Кабула. Даже жесты Столтенберга, обычно такие сдержанные, теперь отличаются какой-то южной экспрессивностью, что тоже очевидно отражает внутреннее смятение. Несмотря на критику, которая обрушилась на НАТО за последние несколько дней, генсек НАТО горячо выступает в поддержку прежней политики альянса и уверяет, что Афганистан «ничего в ней не изменит».
El País: 31 августа заканчивается эвакуация из Афганистана людей, которым опасно там находиться. Почему операция по эвакуации не может быть продолжена?
Йенс Столтенберг: Мы обсудили эту ситуацию со всеми союзниками, и было отмечено: все видят необходимость дать как можно больше времени для эвакуации максимального количества людей. Но мы столкнулись с дилеммой: чем дольше мы продолжаем эвакуацию, тем выше опасность террористической атаки, особенно если мы продолжим эвакуацию после 31 августа без всякого соглашения, пусть даже тайного, с талибами. Я сам не раз бывал в этом аэропорту, он весь окружен горами, так что, если талибы не захотят принять происходящее как данность, люди окажутся в очень уязвимом положении. Не исключены и нападения со стороны ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ, прим. ред.), а также других террористических групп. Мы уже видели желание (со стороны исламистов — прим. ред.) причинить страдания людям, мы видели ужасные нападения в Кабуле на больницы, на места отправления религиозных культов, на совершенно невинных гражданских лиц. Поэтому в ближайшие дни мы должны эвакуировать как можно больше людей.
Но многие говорят, что времени недостаточно.
— Самая большая проблема сейчас не в том, чтобы вывезти людей, а в том, чтобы доставить их в аэропорт, который контролируется талибами, как и вся страна. Продление времени эвакуации будет бесполезным, если люди не смогут добраться до аэропорта. В ближайшие несколько дней мы должны эвакуировать как можно больше людей. Сейчас нам ежедневно удается вывезти из страны около 20 000 человек. Союзники по НАТО обеспечили до 80 вылетов в день. Это одна из крупнейших воздушных эвакуаций, когда-либо проводившихся. Мы уже эвакуировали более 90 000 человек.
Какую роль играет в эвакуации НАТО?
— НАТО играет ключевую роль. В аэропорту работают 200 служащих нашей организации, предоставляющих такие важные услуги, как управление воздушным движением и дозаправка. Также оказывается и дипломатическая поддержка, поскольку наш представитель в Кабуле встречается с союзниками и странами-партнерами несколько раз в день, чтобы обеспечить координацию наших усилий по обеспечению вылетов.
Это в первую очередь операция США, которые располагают тысячами военнослужащих и множеством самолетов. Но участие принимают и другие страны, такие как Турция и Великобритания. У них есть военнослужащие на месте, плюс они со многими союзниками предоставляют самолеты.
А что будет, когда закончится эвакуация силами военных?
— После завершения военной эвакуации людей будут вывозить коммерческими рейсами. Мы также попросим талибов держать сухопутные границы открытыми, чтобы люди могли уехать.
У нас есть средства давления [на талибов], пусть и не такие мощные, как военное присутствие. Но мы надеемся, что талибы сами выполнят принятые ими на себя компромиссные решения: и в плане разрешения эмигрировать, и в плане соблюдения прав человека. А если не выполнят, то мы им сказали абсолютно четко: у нас есть экономические и финансовые инструменты, и мы будем их использовать. Всемирный банк приостановил выделение Афганистану одного миллиарда долларов [около 850 миллионов евро]. НАТО приостановил всякую поддержку. Да и дипломатическое признание будет зависеть от поведения талибов, мы будем использовать его как инструмент, чтобы гарантировать выполнение ими своих обязательств по компромиссным решениям.
Мы потеряли Афганистан в момент, когда у вас заканчивается мандат главы Североатлантического альянса — ваш срок истекает в следующем году. Что вы чувствуете по этому поводу?
— Мне больно видеть то, что происходит в Афганистане. Это трагедия для афганского народа. Я исполнял обязанности премьер-министра в 2001 году, когда Норвегия решила присоединиться к совместным усилиям по отправке войск в Афганистан. Во время моего пребывания на посту генерального секретаря НАТО эта миссия была одной из самых важных, я очень внимательно следил за Афганистаном в течение многих лет.
Поэтому у меня разрывается сердце, когда вижу страдания людей, которые вынуждены покинуть свою страну, или людей, которые вынуждены остаться и боятся за свою жизнь. Очень неприятно видеть и то, что прогресс в области политических прав, гражданского общества, прав женщин — весь этот наш прогресс находится под угрозой.
После всего случившегося останутся ли США надежным союзником? Как теперь будет работать статья пятая Устава НАТО, согласно которой все союзники оказывают помощь стране, которая подверглась нападению?
— Очень важно отметить, что НАТО продолжает оставаться сильным альянсом. И, конечно, статья 5 продолжает действовать. И в 2001 году (когда НАТО занял Афганистан) мы использовали статью 5. Но мы эту статью тогда использовали не для того, чтобы защитить Афганистан. Мы ее использовали, чтобы защитить США. Мы использовали эту статью и для защиты Соединенных Штатов, которые являются членом НАТО, и для защиты других союзников, подвергшихся нападениям. И мы в этой защите преуспели. В течение 20 лет мы не давали Афганистану стать убежищем для террористических групп, имевших планы по организации терактов в отношении стран НАТО. И это было важное достижение. Но у нас никогда не было намерения остаться в Афганистане навсегда.
Но очевиден рост напряжения во время саммитов НАТО и «Большой семерки»…
Что бы ни случилось в Афганистане, Европа и США должны оставаться вместе. В этом едины все союзники, и все союзники сошлись на этом и на самых недавних саммитах. Мы должны быть вместе, потому что сталкиваемся с разбалансировкой сил на глобальном уровне, когда Россия становится более агрессивной, а Китай — более могущественным.
Пока Европа и США вместе, мы сможем справиться с этими проблемами. Это важно для Европы, но также важно и для США, которые все чаще понимают, что наличие союзников в НАТО является большим преимуществом.
Какие уроки необходимо извлечь из этой катастрофы?
— Много уроков можно извлечь, но один из них заключается в том, что применение военной силы — это очень серьезное и трудное решение, и не всегда такое военное решение срабатывает. Но НАТО должен быть готов снова применить военную силу. Напомню, что недавно наших военных критиковали за то, что они оставались пассивными, когда убивали людей в Руанде и других странах Африки, а также за медленную реакцию на жестокости в Боснии и Герцеговине. Но ведь НАТО удачно использовал силу, чтобы предотвратить этнические чистки в Косово и в целом на Балканах, а потом разгромить так называемый халифат в Ираке и Сирии.
Начато расследование причин распада афганской армии и падения режима в целом перед лицом наступления талибов. Есть жалобы афганских военных на то, что НАТО бросил их.
— Сейчас главное — эвакуировать людей. И не забывайте: мы достигли прогресса, мы выучили множество людей в Афганистане, дали образование миллионам девушек. Тем не менее НАТО, символу демократии, стоит сохранять скромность и быть открытым для критики. Мы должны заняться самокритикой. И все же решение начать нашу военную миссию в 2001 году было правильным. Но за 20 лет мы сделали много ошибок. Мы не ожидали, что все рухнет в считанные дни после 20 лет больших инвестиций в создание афганских вооруженных сил, выплаты афганцам зарплат, финансирования их обучения, оснащения их оружием. Я думаю, это был прежде всего вопрос лидерства. Я встречал храбрых афганских солдат, преданных делу защиты своей страны от талибов. Но если этим солдатам не платили передаваемые нами деньги, если они так и не получили снабжения и боеприпасов, то нечего удивляться, что отсутствие политического и военного руководства привело к краху.
__________
* — талибы — члены «Талибана» — террористической организации, запрещенной в России, прим. ред.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

307
Похожие новости
20 сентября 2021, 19:45
21 сентября 2021, 05:15
20 сентября 2021, 17:45
20 сентября 2021, 21:30
21 сентября 2021, 01:15
21 сентября 2021, 03:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
17 сентября 2021, 04:15
16 сентября 2021, 13:00
18 сентября 2021, 12:15
15 сентября 2021, 20:00
14 сентября 2021, 13:30
14 сентября 2021, 15:30
16 сентября 2021, 01:45