Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Генсек НАТО Столтенберг: «Китай — привлекать, Россию — сдерживать, за Афганистаном — следить»

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg) отмечает способность Североатлантического альянса приспособиться к новым условиям (бегству из Афганистана, конфронтации с Россией при союзе с «уникальным» украинским режимом — прим. ИноСМИ). Он утверждает, что саммит в Мадриде, запланированный на 29 и 30 июня 2022 года, послужит пересмотру стратегии организации, каковой пересмотр начался еще в 2010 году. Цель — решение проблем меняющегося мира. Вчера, в разгар подготовки к следующей встрече 30 членов Альянса (тогда же будет отмечаться 40-й юбилей вступления Испании в трансатлантическую организацию), Столтенберг посетил Мадрид. Там он встретился с королем Филиппом VI и председателем правительства Педро Санчесом (Pedro Sánchez). Перед возвращением в Брюссель он дал EL MUNDO следующее интервью.
El Mundo: — Вызовы, стоящие перед миром сегодня, в постпандемийную эпоху, значительно отличаются от вызовов, стоявших перед миром 70 лет назад, когда было создано НАТО. Как Североатлантический Альянс адаптируется к новым угрозам безопасности граждан, которые носят не просто военный характер, но также связаны с изменением климата, энергетикой, миграцией, мировой торговлей и технологиями?
Йенс Столтенберг: — НАТО — это самый успешный альянс в истории, потому что мы всегда адаптировались и были способны меняться, когда менялся мир. Сейчас мир изменился, и НАТО продолжает меняться. Я с нетерпением жду саммита в Мадриде, поскольку абсолютно уверен, что этот саммит продемонстрирует приверженность всех союзников связям между Северной Америкой и Европой, а также важность дальнейшей адаптации НАТО. В непредсказуемые времена нам нужны сильные международные институты, такие как НАТО. Мы не знаем, каким будет следующий кризис, но мы уверены, что перед лицом того, с чем нам придется столкнуться, мы будем сильнее.
— Дональд Трамп давил на членов НАТО до предела и угрожал выходом, а Эммануэль Макрон заявил, что организация переживает «смерть мозга». Сложности и сомнения преодолены?
— Президент Джо Байден очень привержен Европе и совместной работе Соединенных Штатов и НАТО. Он оказал сильную личную поддержку Альянсу, и это дает нам историческую возможность укрепить связи и сотрудничать более тесно. Конечно, у нас немаленькая организация — 30 членов. Мы никогда не сможем сойтись во мнении по всем вопросам. Но что мы всегда видели, так это то, что союзники всегда объединялись, чтобы прикрывать и защищать друг друга. Сильная НАТО — хорошая новость и для Европы, и для Соединенных Штатов. Когда мировой баланс сил меняется, США всё больше осознают: иметь друзей — это хорошо. В НАТО у американцев 29 партнеров и союзников.
— США создали альянс с Австралией и Великобританией (AUKUS), который, дополняя Четырехсторонний диалог по безопасности с Японией, Индией и Австралией, укрепляет ставку страны на Индо-Тихоокеанский регион и делает основной акцент на конфронтации с Китаем. Существует ли риск, что трансатлантические связи станут для США второстепенными?
— Нет. Президент Байден неоднократно подчеркивал, что НАТО имеет большое значение как для него самого, так и для США. Нет никаких противоречий в сближении США с такими союзниками и партнерами, как Япония, Южная Корея и Австралия, — и в то же время укреплении партнерства с европейскими союзниками. Линия, разграничивающая угрозы безопасности со стороны России и со стороны Азиатско-Тихоокеанского региона, искусственна. Все эти угрозы в равной степени влияют на Европу. НАТО — это союз между Северной Америкой и Европой, таковой организация и останется, но угрозы, с которыми мы сталкиваемся, имеют глобальное значение.
— Есть ли планы расширять НАТО за пределы нынешних границ, искать союзников извне: в Азиатско-Тихоокеанском регионе или на юге Средиземноморья?
— В договоре о создании НАТО провозглашается альянсом между Европой и Северной Америкой. Не существует никаких планов расширять его и принимать членов из Азии или Африки. НАТО — это региональный альянс, региональным альянсом НАТО и останется. Однако при этом нам приходится сталкиваться с глобальными угрозами, такими как кибершпионаж, терроризм, сдвиг баланса сил… Речи о том, чтобы превращать НАТО в глобальный альянс не идет, мы остаемся региональной организацией, но находимся в регионе, подверженном глобальным вызовам.
— После создания AUKUS в Европейском Союзе усилились споры о необходимости создания независимой и подлинно европейской военной силы, разговоры эти возглавляет Франция, страна, наиболее пострадавшая от создания нового альянса. Может ли общеевропейская оборона сосуществовать с НАТО?
— В течение многих лет НАТО призывала активизировать военные усилия Европы. И в первую очередь, конечно, увеличить расходы. В 2014 году Альянс принял решение настоятельно призвать всех европейских союзников больше инвестировать в оборону. Хорошая новость в том, что они это делают. Кроме того, мы твердо уверены, что европейские партнеры должны развивать новые возможности и вместе работать над поставкой боевых самолетов, беспилотников, танков и других элементов, необходимых нам как союзникам. Мы приветствуем усилия Европы в области обороны, такие как Европейский фонд обороны. Мы рады, что сотрудничество между ЕС и НАТО выросло до столь беспрецедентного уровня. Так что мы продолжим тесно работать с ЕС. Но мы должны быть уверены, что усилия ЕС в области обороны будут дополнять усилия НАТО, а не соперничать с ними или не дублировать их.
— Каковы ваши ожидания от саммита в Мадриде?
— Я жду много от этой встречи. Я очень благодарен Испании за то, что она примет этот саммит, он продемонстрирует гостеприимство страны, а также её сильную приверженность НАТО. Испания вступила в Альянс в 1982 году, и саммит ознаменует 40-й юбилей этого события, проложившего путь к присоединению страны к Европейскому Союзу, а также её вступлению в ряды свободных и демократических стран трансатлантического сообщества. Важность саммита в Мадриде также заключается в том, что в его рамках будут приниматься знаменательные решения, такие как соглашение по поводу новой стратегической концепции. В этом документе все мы дадим оценку основным задачам, вновь выразим приверженность нашим ценностям и продемонстрируем важность трансатлантических связей. Также я ожидаю, что во время саммита будут приняты важные решения в области технологий, сдерживания России и обороны, а также изменения климата и безопасности. Дело в том, что НАТО впервые включает изменение климата в повестку, рассматривая его как комплексный кризис. Именно изменение климата питает конфликты, усиливает перемещения населения и увеличивает конкуренцию за ограниченные ресурсы, такие как вода или земля. Поэтому НАТО должна рассматривать последствия изменения климата как угрозу. Угрозу нашей безопасности.
— Вернемся к Азии. Сейчас мы видим, как Китай увеличил военное давление на Тайвань. Вас беспокоит этот очаг напряженности?
— Мы с беспокойством наблюдаем за ростом напряженности. Важно снизить напряженность и предотвратить ситуации, которые могут выйти из-под контроля.
— Китай увеличил военные расходы и спровоцировал ускорение перевооружения в регионе с целью противостоять всем в этой части света. Является ли Китай стратегической угрозой для НАТО?
— Мы не рассматриваем Китай в качестве противника. Мы считаем важным привлекать Китай к таким вопросам, как контроль над вооружениями и изменение климата. В то же время мы должны обсудить, как на оборону повлияет возвышение Китая, который вскоре станет самой крупной экономикой мира. Уже сейчас он обладает вторым по величине в мире оборонным бюджетом и инвестирует в современные системы вооружения, в том числе в ядерное оружие дальнего радиуса действия. Также мы видим, как экономическая мощь Китая используется для давления на другие страны (Канада, Австралия и др.). Мы были свидетелями того, как Китай подавлял демократические протесты и права в Гонконге, мы видим, как в этой стране относятся к этническим меньшинствам, например, уйгурам. Так что Китай наших демократических ценностей не разделяет.
— На этой неделе вы признали, что отношения между Россией и НАТО находятся «в низшей точке» со времен холодной войны. Какой стратегии, по вашему мнению, нужно придерживаться в отношениях с Москвой?
— Мы твердо верим в идею двустороннего подхода: сдерживание и оборона нужны, но также нужен и диалог. Нет никакого противоречия в том, чтобы быть твердыми и сильными, но в тоже время сесть за стол переговоров с Россией. Россия — наш сосед, мы должны обсуждать с ней многие темы, в том числе контроль над вооружением. Этот диалог чрезвычайно важен, поскольку мы хотим предотвратить новую холодную войну и новую гонку вооружений. Тот факт, что США и Россия договорились продлить договор СНВ-III, ограничивающий число ядерных боеголовок дальнего радиуса действия, — положительный момент. Кроме того, мы должны обсудить с Россией, как повысить прозрачность и предсказуемость, чтобы предотвратить появление обстоятельств, которое могли бы выйти из-под контроля и спровоцировать опасные ситуации.
— Ввиду быстрого коллапса афганской армии и стремительного прихода к власти талибов*, какие уроки должно извлечь НАТО после 20 лет присутствия в Афганистане и выхода из страны в рамках неудачной операции по эвакуации?
Афганский военный
— Сначала я хотел бы выразить признательность всем испанским военным, мужчинам и женщинам, служившим в Афганистане. Ваша служба не была напрасной. Мы вошли в Афганистан, чтобы бороться с международным терроризмом и не позволить этой стране превратиться в прибежище террористов, откуда они организовывали бы нападения на наши собственные страны, как это случилось с атакой 11 сентября в США. В течение 20 лет мы предотвращали организованные атаки из Афганистана на входящие в НАТО страны. Это важное достижение. Оставаться в Афганистане навсегда плана не было. Возвращение талибов* — трагедия для афганского народа. Она разбивает сердца всем, кто поддерживал афганское правительство всё это время. Что мы должны сделать сейчас, так это призвать талибов* ответственно отнестись к своему обещанию не позволить стране превратиться в новую платформу для террористических атак. Они обязаны выполнить и свои обещания в отношении прав человека, в первую очередь — прав женщин. А еще — свое обещание обеспечить безопасный проход [для выезда] тем, кто находится в опасности. Мы будем использовать то влияние на новый режим, которым обладаем в экономическом, дипломатическом и финансовом секторах, чтобы обеспечить выполнение этих обещаний. Мы будем работать со всеми союзниками, чтобы сохранить достигнутые в борьбе против терроризма успехи, и мы не допустим того, чтобы Афганистан вновь стал убежищем для бандитов. (Очевидно, Столтенберг имеет в виду сотрудничавшего с членами НАТО террориста бен Ладена и других головорезов, в свое время союзничавших с Западом в борьбе с Советским Союзом. — Прим. ИноСМИ) Хотя мы вышли, мы будем бдительны и воспользуемся своим преимуществом, разговаривая с новым режимом. Союзники, в особенности США, обладают возможностью при необходимости атаковать террористические группировки с дальнего расстояния.
* Талибан — террористическая организация, запрещенная в России.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

305
Похожие новости
25 октября 2021, 21:15
25 октября 2021, 15:45
26 октября 2021, 18:15
26 октября 2021, 20:15
26 октября 2021, 20:15
27 октября 2021, 01:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
23 октября 2021, 14:15
23 октября 2021, 02:45
22 октября 2021, 02:15
23 октября 2021, 18:00
21 октября 2021, 22:15
26 октября 2021, 18:15
21 октября 2021, 11:00