Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Глава немецкого МИД — против санкций

Можно рассматривать это как многозначительный символ: именно в тот день, когда газета Washington Post выступила вечером с разоблачениями, что теперь также и специальный следователь Роберт Мюллер (Robert Mueller) расследует, не скрывал ли Дональд Трамп от юстиции дел, связанных с Россией, сенат США постановил закрепить законом объявленные при Бараке Обаме антироссийские санкции, а также расширить их. И это с подавляющим большинством в 97 голосов против двух.

Это явный вотум недоверия по отношению к Трампу, потому что тем самым должна быть предотвращена возможность того, что президент-русофил может отменить эти санкции простым президентским указом. Но это является также и доказательством того, что эти расследования и тучи, сгустившиеся над Трампом в отношении России, значительно ограничивают внешнеполитическую дееспособность этого правительства в отношении Москвы.

Собственно говоря, у президента имеются большие полномочия в области внешних сношений. Даже право объявления войны после терактов «9/11» и последовавшей за этим антитеррористической борьбы постепенно перешло от конгресса к президенту. Это относилось как к президентству Джорджа Буша (George W. Bush), так и к правлению Обамы.
Правительство попыталось помешать принятию закона

Теперь сенат пытается с помощью надпартийного большинства поставить заслон нынешнему президенту и его дружественным по отношению к Путину инстинктам и использует при этом расследование против Трампа. Потому что каждый в Вашингтоне знает, как плохо выглядело бы, если бы президент наложил свое вето против антироссийских санкций — даже Трамп это знает. К тому же этот закон включает в себя также санкции против Ирана из-за его продолжающейся дестабилизирующей роли на Ближнем Востоке. Это еще больше осложняет для Трампа задачу отмены этого закона.

Но правительство Трампа накануне пыталось помешать принятию этого закона. Он предусматривает законодательное утверждение существующих санкций против России из-за аннексии Крыма и из-за поддержки войны в Восточной Украине, а также расширяет другие санкции из-за российских манипуляций на выборах в США и интервенции Москвы в Сирии. Особенно это должно затронуть будущую кооперацию иностранных фирм с российским энергетическим сектором.

Госсекретарь Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) в течение двух дней прилагал все усилия для того, чтобы помешать принятию закона. Тиллерсон просил парламентариев отказаться от придания санкциям законодательной силы с тем, чтобы у президента «сохранилась гибкость для использования санкций, чтобы иметь возможность реагировать на постоянно меняющуюся дипломатическую обстановку».
Ограничение внешнеполитической свободы действий Трампа

Но именно эту гибкость депутаты и не хотели предоставлять Трампу. Потому что в обоих лагерях создалось впечатление, что в случае сомнения Трамп может отнестись к Москве слишком гибко. По сообщениям СМИ, Белый дом даже рассматривал возможность отмены объявленных Обамой штрафных мер против России из-за ее вмешательства в выборы в США, а также того, чтобы снова предоставить русским комплекс в Мэрилэнде, который использовался их секретными службами.

В своем ближайшем окружении вопреки общему мнению секретных служб Трамп постоянно высказывает сомнения в том, что русские действительно вмешивались в выборы в США. По-прежнему неясны причины того, почему на самом деле Трамп отказывается от признания реальности в отношении Москвы. Поэтому сенаторы предпочитают избежать риска и ограничивают внешнеполитическую свободу действий президента.

Еще во время предвыборной борьбы, задолго до того, как заговорили о расследовании контактов с российскими официальными лицами, дружественная в отношении к Путину позиция Трампа вызвала значительное беспокойство во внешнеполитических кругах Америки. Она представляла собой явный отход от традиционного отношения республиканской партии к Москве. Она возникла в тот момент, когда президент России Владимир Путин бросил вызов ведущей роли Америки во многих странах мира и сам приступил к неоимперскому расширению.
Республиканцы требуют жесткости, демократы — возмездия

И несмотря на тревожное развитие ситуации в мире, Трамп старался во время предвыборной борьбы избегать критических слов о Путине. Это и есть причина, по которой тема отношений Трампа с Россией после начала расследования приобрела такой размах. Ибо кажется, что только темными махинациями можно объяснить внешнюю политику Трампа в отношении России.

Подавляющее большинство в сенате, проголосовавшее за закон о санкциях, объясняется двумя причинами. Это попытка республиканских ястребов заставить президента вернуться к классическому жесткому отношению консерваторов к Москве,

А демократы хотят возмездия за то, что Путин причинил их кандидату Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) во время предвыборной борьбы такой губительный ущерб утечкой информации. Демократы вдруг неожиданно мутировали и тоже стали ястребами в отношении России. И уязвимость президента в вопросах, касающихся Москвы, дает обоим лагерям возможность обозначить границы его полномочий во внешней политике.
Джон Маккейн был движущей силой

Одной из движущих сил закона о санкциях был консерватор Джон Маккейн (John McCain), опытный политик в вопросах внешней политики и безопасности в сенате США и постоянный критик внешней политики Трампа. «Настало время реагировать на атаку России на демократию Америки с помощью силы, решимости, с совместными целями и акциями», — сказал он.

Лидер демократического меньшинства Чарльз Шумер (Charles Schumer) выбрал столь же жесткий тон. «Это правительство слишком усердствовало, чтобы добиться ослабления санкций, — сказал Шумер. — Мы не может оставить безнаказанным российское вмешательство в наши выборы». Видимо, понадобился влюбленный в Россию президент для того, чтобы в конгрессе США образовалось такое надпартийное единство.
К тому же Трампа должен беспокоить тот факт, что его собственная партия вместе с демократами создает единый фронт против Белого дома. Трамп проявил себя в этой должности настолько непостоянным, что депутаты не хотят более предоставлять внешнюю политику самой сильной страны мира только настроениям одного человека, который недостаточно стремится вдуматься во все сложности мировой политики. Однако закон должен пройти еще палату депутатов. И Белый дом уже усиленно пытается за кулисами добиться хотя бы некоторого выхолащивания.
Габриэль резко критикует санкции

Но критика новых санкций исходит не только от Трампа. Министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) резко критиковал США. «Санкционные меры против России, предусмотренные сейчас сенатом США, являются серьезным делом», — сказал Габриэль газете Die Welt. Тем самым якобы должно быть наказано «российское влияние на выборы в США».

Однако, для США речь идет также и о другом, сказал политик от социал-демократической партии. «Сенат США дал в примечательно открытой форме понять, что санкции должны послужить также изгнанию русских с европейского газового рынка. Американцы хотят продавать американский газ в Европе, чтобы тем самым гарантировать американские рабочие места и заодно избавиться от столь нелюбимого конкурента».

Габриэль сказал далее: «Так нельзя обходиться друг с другом. Такая политика означает не „Америка прежде всего“, а скорее „Только Америка“». В Европе — либерализованный рынок газа и нефти, сказал Габриэль. То, кто, где и каким образом организует свои поставки энергоносителей, базируется на свободном решении участников рынка. У ЕС есть энергосеть, которая в случае выхода одного партнера может заменить поставки от другого партнера. «Каким образом мы, европейцы, будем гарантировать наше энергоснабжение, — будем решать мы сами, европейцы, а не президент США».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

417
Похожие новости
10 июля 2017, 15:00
11 июля 2017, 06:15
10 июля 2017, 20:00
11 июля 2017, 03:45
11 июля 2017, 03:45
11 июля 2017, 08:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 июля 2017, 16:45
20 июля 2017, 14:30
16 июля 2017, 16:15
15 июля 2017, 15:00
18 июля 2017, 13:45
20 июля 2017, 17:15
16 июля 2017, 11:00