Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Глава «Роснефти» смотрит в будущее

Глава российского нефтяного гиганта «Роснефть» Игорь Сечин заставляет почувствовать свое присутствие задолго до своего появления.
Пока охранник открывает пятиметровые белые двери и просит официанта покинуть зал для переговоров, помощники главы «Роснефти» вытягиваются в струнку.
В белом мраморном вестибюле звучит ненавязчивая фоновая музыка, а на другом его конце распахивается вторая пара высоких дверей, открывая взору огромный блестящий черный логотип «Роснефти», помещенный в конце следующего просторного зала для заседаний.
Когда все подготовительные мероприятия завершены, появляется г-н Сечин.
Будучи главой крупнейшей нефтедобывающей компании в России и давним соратником президента Владимира Путина, г-н Сечин является одним из самых влиятельных людей в России.
Это его влияние стало причиной того, что он оказался в самом центре политической бури, разразившейся после аннексии Крыма Россией в начале 2014 года. В апреле 2014 года США ввели против него санкции, запретив ему въезжать на американскую территорию и заморозив его активы. В результате введенных США и Евросоюзом санкций, а также резкого падения цен на нефть российская экономика погрузилась в двухлетнюю рецессию.
Хотя «Роснефть» на удивление спокойно пережила этот кризис, г-н Сечин не скрывает своего недовольства.
«Честно говоря, я не люблю говорить о санкциях. Я считаю их совершенно неоправданными и даже незаконными. Нельзя переносить политическую ответственность на корпоративный уровень. Мы не являемся частью международной политики. Мы не оказываем влияния на политику», — говорит он.
Хотя «Роснефть» является зарегистрированной на бирже компанией, у которой есть в том числе иностранные акционеры, контрольный пакет акций принадлежит российскому государству. Временами кажется, что ее деловая стратегия очень удачно согласуется с политикой Кремля.
«Цель [санкций] заключалась в том, чтобы повлиять на социально-экономическую ситуацию. Чтобы усугубить ее и повлиять на выборы [в России]. Я в этом глубоко убежден», — говорит он.
Г-н Сечин, который гордится тем, что за первые 18 месяцев после того, как он возглавил компанию, ее рыночная стоимость выросла на 25%, пожаловался, что политический кризис во многом свел на нет его достижения.
«Я изо всех сил пытаюсь поднять рыночную стоимость компании. Раньше она составляла 93 миллиарда долларов. А потом кто-то решил ввести санкции. И рыночная стоимость моей компании, результат моей работы, упала до 62 миллиардов долларов», — объясняет он.
«Те проблемы, которые у нас могли возникнуть в связи с введением санкций, мы довольно легко решаем. Пока они нас почти не затронули. Но рынки воспринимают ситуацию иначе», — добавляет он. За дверями зала несколько руководителей нефтяных компаний из самых разных стран терпеливо ждут, когда г-н Сечин присоединится к ним на мероприятии, которое ежегодно проходит в Санкт-Петербурге.
Несмотря на то, что большую часть своей карьеры г-н Сечин провел внутри российской политической системы, зачастую в качестве советника г-на Путина, и несмотря на отсутствие профильного геологического и инженерного образования, он демонстрирует блестящее знание специальной терминологии нефтяной отрасли и глубокое понимание механики и экономики американской сланцевой индустрии, чего нельзя сказать о многих его коллегах.
И хотя вначале введение санкций лишило «Роснефть» источников финансирования и заставило ее в 2014 году обратиться за помощью к государству, ее показатели за последние три года успешно опровергли мнение тех, кто был уверен, что российские нефтяные и газовые компании в значительной мере ослабеют без поддержки из-за рубежа.
С 2013 по 2016 год объемы добычи «Роснефти» выросли на 10%. Ни одна другая акционерная компания открытого типа не способна извлекать нефть из земли с меньшими затратами.
Г-н Сечин — трудоголик, который просыпается в 5 утра и следит за всеми процессами в своей компании — объясняет такую жизнестойкость «работой команды, которую отличают высокий профессионализм, порядочность и патриотизм — в смысле корпоративный патриотизм».
«Мы усердно работаем, — говорит он. — Нам внушали, что частные компании работают более эффективно. Я с этим совершенно не согласен. Мы доказываем, что мы конкурентоспособны. Мы в силах конкурировать с любыми игроками на рынке».
Санкции никак не повлияли на давнее стремление г-на Сечина превратить «Роснефть» в крупного глобального производителя.
Ожидается, что на этой неделе он закроет сделку по приобретению активов Essar Oil, индийской нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей компании. «Роснефти» также принадлежит доля в крупном венесуэльском нефтяном проекте. В настоящее время она строит нефтеперерабатывающий завод в Индонезии и осваивает пять месторождений в Курдистане в рамках планов по расширению ее присутствия на ближневосточном рынке.
«Каждая удачная сделка, каждый шедевр требует определенных усилий», — говорит он, комментируя приобретение Essar. На вопрос о том, можно ли сравнить эту обремененную долгами компанию с шедевром Микеланджело, он ответил: «Больше напоминает Анри Матисса».
Эта сделка, которую компания заключает вместе с трейдером Trafigura, увеличивает нефтеперерабатывающие мощности «Роснефти» на 20 миллионов тонн, предоставляет ей контроль над глубоководным портом в Индийском океане недалеко от Персидского залива и позволяет ей приобрести национальную сеть, в которую входят 2,7 тысячи заправок.
«В настоящее время индийский рынок проходит через серию положительных изменений, — говорит он. — Мне нравится Essar. Это сложный проект… Но это настоящий бриллиант среди наших проектов».
Хотя санкции спровоцировали напряженность в отношениях между г-ном Сечиным, «Роснефтью», Россией и американской энергетической индустрией, бывший заместитель главы администрации президента хочет в конечном итоге создать грандиозную коалицию нефтяных сверхдержав, куда, по его мнению, должны войти Россия, Саудовская Аравия и США.
Рассуждая о предвыборных общениях президента Дональда Трампа, который призывал к налаживанию связей с Россией, г-н Сечин выразил надежду на то, что влияние Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson), бывшего главы ExxonMobil, который теперь занимает пост госсекретаря США, может способствовать началу оттепели в отношениях между странами.
«Это окажет благоприятное воздействие на нефтяную промышленность, — говорит г-н Сечин. — Рекс Тиллерсон, наш бывший коллега, отлично понимает суть эффекта синергии, которая возникает из наших совместных проектов».
Г-н Сечин и г-н Тиллерсон наладили довольно тесные связи в тот период, когда они были партнерами в многомиллиардных проектах в России, и г-н Сечин видит возможности для еще более амбициозного сотрудничества.
«В современном мире есть три регулятора. Первый — это американский нефтяной рынок, который производит 9,3 миллиона баррелей в день. Второй — Саудовская Аравия. А также Россия, — говорит он. — Поэтому сотрудничество этих трех мировых лидеров, несомненно, принесет пользу рынкам, компаниям, акционерам — всем».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

638
Похожие новости
23 ноября 2017, 13:15
23 ноября 2017, 08:00
22 ноября 2017, 18:45
22 ноября 2017, 21:15
22 ноября 2017, 18:45
23 ноября 2017, 21:15
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 ноября 2017, 14:15
17 ноября 2017, 08:30
17 ноября 2017, 11:30
19 ноября 2017, 19:00
19 ноября 2017, 16:30
22 ноября 2017, 00:00
20 ноября 2017, 19:00