Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Гори, Нигер, гори. Четверо погибших в Нигере. Кто-нибудь понимает, почему?

  • Автор: Джеффри Сент-Клер
Никто ничего не знает. Трамп не может вспомнить имен погибших солдат. «Бешеный пёс» Мэттис не может объяснить, что солдаты делали, когда их убили. Линдси Грэхем и Чак Шумер понятия не имеют, что у США 800 солдат находятся в Нигере, несмотря на то, что оба они регулярно голосовали за выделение соответствующих денег на операции АФРИКОМа в бассейне озера Чад и в регионе Сахары, якобы для охоты на ИГИЛ* и «Боко Харам»*.
Большинство американцев шокировало известие, что у США вообще есть войска в Нигере. Конечно, многих американцев шокировало то, что Нигер и Нигерия — это разные страны. Кроме того, они ещё дважды думают, безопасно ли произносить название этой страны публично.
Крис Мэтьюз, болтливый маразматик с MSDNC, поведал своей тающей аудитории, что «борьба в джунглях» всегда чревата опасностями, очевидно, игнорируя факт, что Нигер, одна их крупнейших стран Западной Африки, в основном занята пустыней Сахарой.
А три недели спустя после перестрелки председатель Объединённого комитета начальников штабов генерал Джозеф Данфорд всё ещё не знает, что произошло вблизи деревни Тонго Тонго 4 октября 2017 года, несмотря на то, что беспилотник-наблюдатель запечатлел большую часть перестрелки. Может быть, генералу следует посоветоваться с Хилари Клинтон, эксперту по «событиям», оставившей имперский отпечаток своего каблука в песках Северной Африки в 2011 году в ходе ливийского погрома, катастрофы, последствия которой продолжают сотрясать регион и шесть лет спустя.
То, что они знают, и то, что, по их словам, они не знают, конечно, две большие разницы, за исключением случаев с Мэтьюзом и Трампом, которые и в реальности такие же тупые, какими кажутся по телевизору.
Первая история, просочившаяся из Пентагона, гласила, что во время тренировочной миссии в Нигере в составе 12 американских спецназовцев и 30 нигерийских солдат трое американских солдат (позже исправлено на 4) было убито и двое ранено вооружёнными бандитами из «военизированного формирования», передвигавшихся на мотоциклах и грузовиках. Эта версия продержалась примерно день. Потом появилась новая сюжетная линия, утверждавшая, что солдаты находились в экспедиции с визитом доброй воли по деревням вблизи границы с Мали, консультируясь с вождями племён и завоёвывая «сердца и умы». Этот знакомый сюжет господствовал пару дней, прежде чем был вытеснен третьей версией, согласно которой американские рейнджеры находились в разведывательной миссии, занимаясь поиском ОВЦ, «особо важной цели», связанной с набирающей в регионе влияние группировкой ИГИЛ. Позже, в пересмотренном отчёте, подразумевалось, что после встречи с жителями деревни солдаты узнали, что подозреваемый террорист находится по соседству, и по горячим следам бросились в погоню, несмотря на то, что взвод, состоящий в основном из неопытных солдат, не был готов к бою и не вызвал поддержку с воздуха. Согласно последней вариации, ставящей целью самооправдание, американских военных коварно заманили в деревушку недалеко от Тонго Тонго и они попали в засаду, преданные неблагодарными жителями деревни, которым они пытались помочь. Среди всех этих метаний, завываний и причитаний никому и в голову не пришло вспомнить о пяти погибших нигерийских солдатах, чьи жизни оборвало это неуклюжее предприятие.
В течение двух недель Белый дом тактично молчал, увёртываясь от всех вопросов о засаде. Затем президент «Костяная Нога» был загнан в угол вопросами о том, почему он не упомянул о нигерийском инциденте ни в одном из своих твитов или в публичных высказываниях. Трамп отреагировал хвастовством о том, что он предпочитает звонить по телефону семьям погибших солдат, в отличие от своего малодушного предшественника. На самом деле Трамп ещё не звонил и не писал ни одной из семей, а когда он это сделал, всё только испортил, что, как подозревал генерал Келли, и должно было произойти.
Давайте вспомним, что вопрос, который вызвал взрыв эмоций, был не в том, что Трамп позвонил семьям погибших, а в том, почему он не упомянул о бойне в Нигере вообще. Но Трамп полностью сосредоточен на себе, и в данном случае спектакль, последовавший за его грубым обращением с женой Ла Дэвида Джонсона Миешей, и его расистский твит о конгрессмене из Флориды, Фредерике Уилсон, которая предала гласности грубость, с которой Трамп выразил соболезнование, затмили вопрос о том, что на самом деле делали войска США в Нигере и почему тайная авантюра оказалась такой провальной.
Трамп часто действует как нечто вроде человека-СВУ (самодельного взрывного устройства). Каждый раз, когда он взрывается, он приводит в неистовство журналистов, следящих за судебной траекторией каждого осколка от его последнего взрыва, и в то же время не замечающих реального сюжета, прямо у них под носом. Намеренно или по случайному совпадению, Трамп сумел изменить тему обсуждений, с того, почему четверо американцев погибли в стране, против которой Соединённые Штаты не воюют, на то, какой именно характер имели его звонки семьям погибших.
Джон Келли был срочно брошен на ликвидацию последствий. Это не входит в обязанности командования. Освобождённый от ограничений своего былого кодекса поведения, генерал с рыцарской отвагой разразился безумной 15-минутной тирадой о моральном упадке страны. Келли в качестве политической опоры использовал труп своего сына, оплакивал то, что Америка больше не обращается с женщинами как со святыми созданиями, а затем оскорбил сенатора-республиканца Уилсон, назвав её «пустозвонкой», оскорбительный намёк, которому он попытался придать содержание, поведав полностью сфабрикованную историю о речи, которую она произнесла на открытии здания ФБР во Флориде. Мимоходом Келли замазал и беременную скорбящую молодую вдову сержанта Дэвида Джонсона. Возможно, не говоря уже о том, что и женщина-конгрессмен из Флориды, и вдова — чернокожие. Вот вам и нянька на руководящем посту. Но стоило ли ждать чего-то большего от человека, который, будучи главой Южного командования, надзирал за Гуантанамо в его самые мрачные дни?
В понедельник 23 октября генерал Данфорд появился перед камерами, чтобы провести одну из своих редких пресс-конференций. Вместо ясности нас угостили ещё большими мистификациями под усыпляющее как хорошее снотворное бормотание Данфорда. Он намекнул, что операция в Нигере была форсирована с подачи верхушки бывших колониальных хозяев Нигера, французов, на которых всегда можно рассчитывать, приглашая в какую-нибудь трясину. Но Данфорд мало что ещё мог предложить. Какова была цель операции? Кто отдал приказ на её проведение? Каковы были условия участия? Насколько серьёзно были вооружены солдаты? Были ли у них бронежилеты? Почему им понадобился целый час, чтобы сообщить о засаде и запросить поддержку? Почему потребовалось два дня, чтобы определить местонахождение тела Ла Дэвида Джонсона? Что он делал более чем в миле от своих сослуживцев? Почему его жена не смогла увидеть его останки? Какие жизненные интересы у США имеются в Нигере? Кто организовал засаду? Каковы были мотивы? Что знал Белый дом и когда он это узнал? Было много высокопарных разглагольствований, но нет чётких ответов генерала.
Самый разоблачительный комментарий, сделанный Данфордом, — это его признание в том, о чём многие из нас давно подозревали: военное присутствие США в Африке существует, оно велико, смертоносно и расширяется. Данфорд признал, что в настоящее время в Нигере находится 800 американских солдат, и ещё 6 тысяч солдат активно действуют в Африке в 53-х разных странах, что означает — во всех, кроме одной, странах континента. Это число несомненно занижено, поскольку сюда не входят подразделения специального назначения, отряды «Морских котиков», военные подрядчики, наёмники, агенты ЦРУ, а также операторы Дронов, сидящие в своих «кубиклах» в Неваде.
Даже сейчас администрация Трампа повышает ставки с ожидаемым запросом в 5.2 миллиардов долларов у Конгресса на финансирование дальнейших миссий на африканском «театре операций по обеспечению безопасности». Кроме того, Пентагон использует засаду в Тонго Тонго для того, чтобы давить на правительство Нигера, дабы оно позволило американским вооружённым дронам патрулировать небо над пустынными областями страны. (Я рекомендую блестящие статьи Ника Тёрса, где подробно описано развёртывание Пентагона в Африке).
Можно войти в трудное положение президента «Костяная нога». Как ему объяснить своему белому националистическому избирательному электорату, почему его правительство проводит военные операции по всей Африке, во всех местах? Проще всего для Трампа было бы свалить всё это на Обаму, «понаехавшего» из Кении. Несмотря на то, что АФРИКОМ был порождён Дональдом Рамсфельдом и встал на ноги при содействии Роберта Гейтса, Обама принял решительные меры в рамках своей стратегии «Африканского Тренда». Под эгидой якобы гуманитарных соображений, кровопролитие не замедлило себя ждать. К окончанию первого срока Обамы его ударные силы АФРИКОМа совершали 550 рейдов в год. Когда Обама ушёл с поста, смертоносный темп вырос до 3500 военных операций в год, причём многие из них публично были объявлены попытками уничтожить женоненавистнические группировки «Боко Харам». Менее известными оставались 500 авианалётов в том году на одну только Ливию, страну, которая просто не хотела оставаться «освобождённой». (Настоящий мотив, стоящим за африканским проектом Обамы, был связан не столько с преследованием террористов, сколько с созданием военной преграды для растущих притязаний Китая на нефть и минеральные ресурсы континента). Вот в чём основная причина, почему не слышно каких-то реальных протестов со стороны демократов.
Обе политические партии предпочли бы сосредоточить внимание на злобных твитах Трампа и отвлечь его подальше от истинных масштабов агрессивного американского вмешательства в Африке, поскольку, если вы ничего не признаёте, вам может сойти с рук почти всё что угодно.
Примечание:
* — группировки, запрещённые в РФ,

Четверо погибших в Нигере. Кто-нибудь понимает, почему?

Честь, самопожертвование и имперская двуличность
  • Автор: Джон Грант
Оборонительный нагоняй Джона Келли с официального подиума Белого Дома великолепно символизирует затруднительные положения, в которые руководство США зачастую ставит представителей наших войск. С одной стороны, это был крик сердца с призывом уважать (в обмен на «священное» былое) молодых солдат, от которых требуют положить жизни ради внешней политики США. Это было высказано со сдерживаемыми эмоциями и вполне серьезно из-за гибели собственного сына Келли в Афганистане и того факта, что у него второй сын в пятый раз находится в местах боевой дислокации. Командир морской пехоты во время кровавых лет иракской войны, Келли подчеркнул свою роль в отправке людей (таких, как его сыновья) на смерть. Если оставить в стороне политику, стоит уважать подобную прямоту.
Но затем он скис. Он перешёл от своего опыта к грубому политическому нападению на конгрессмена Фредерику Уилсон, бывшую учительницу и директора школы, уже в четвёртый раз представляющую 24-й избирательный округ Майами, район, где живут много бедных чернокожих детей. Говоря о гибели из-за засады сержанта Ла Дэвида Джонсона в Нигере, Келли резко перешёл от возвышенных слов о солдатской жертвенности к унизительной дискредитации оппонентов и защите своего босса, возможно наиболее грубому, неприкрытому лжецу в истории Белого Дома.
В ночь на четверг гость MSNBC Лоуренс O’Доннел отметил, что как и Келли, он сам — белый, выходец из сегрегированного Бостона, северного города, прошедшего через отвратительную и болезненную борьбу за интеграцию. O’Доннел правильно воздал честь Келли за часть его замечаний, шедших из глубины сердца. Но затем не к месту прямо перешел к бесстыдному, невежественному и, вероятно, расистскому политическому нападению на мисс Уилсон. Он оказался совершенно невежественен в отношении того, что мисс Уилсон не просто представитель в Конгрессе округа, где проживали Ла Дэвид Джонсон Миеша Джонсон, она ещё и давний другу семьи Джонсонов. Мальчишкой Ла Дэвид Джонсон был её учеником в школе и продолжал все старшие классы участвовать в программе наставничества, которую она начала. Она провела свою жизнь в районах, где жить трудно, помогая хорошим ребятам, вроде Ла Дэвида Джонсона. Келли даже не упомянул имени Уилсон, вместо этого назвал её «пустозвонкой» (что бы он не имел в виду) и предложил ей, сидя в автомобиле с вдовой Джонсона, вслушаться в беседу, включив громкую связь; очевидно, это была самореклама. «Эти люди, я их знаю с тех пор, как они были детьми, — сказала мисс Уилсон The View. — Его дядя ходил ко мне в начальную школу, где я была директором». Мама Джонсона умерла, когда ему было пять лет и его воспитывали дядя и тетя, они же были в лимузине с миссис Джонсон и мисс Уилсон.
Что же происходит?
У генерала Келли по той или иной причине сложился в уме некий образ конгрессмена Уилсон вроде Эл Шарптона в представлении Шона Ханнити. А затем он приложил все усилия, чтобы принизить это порождение собственного ума, опустив её до «пустозвонки» — то есть того, кто не стоит его времени. Ясно, что член Конгресса Фредерика Уилсон не поняла, с чего это её принимают за тихоню, не умеющую постоять за себя. Женщина крепкого характера, она умеет держать удар. В данном случае она осмелилась выразить обиду из-за подходов президента и его замечаний. По представлениям же генерала Келли она стоит классом ниже, чем вояки и их законы чести. То, что профессиональный военный смотрит на преданного своему делу преподавателя с подобным презрением, должно нам кое-что сказать о нашей милитаризованной культуре.
Келли, возможно, «по-взрослому» держат эгоцентричного Дональда Трампа в рамках, но в данном случае он изобразил совершенно унылый трамповский эгоцентризм и бесчувствие. Проблема Дональда Трампа в вознаграждённом нарциссизме, даже садизме, а генерал Келли продемонстрировал иную проблему. Его оправданный эгоцентризм основан на личных страданиях и принадлежности ко всё более недоступному кругу профессиональных военных. Например, во время пресс-конференции он настаивал, что вопросы ему могут задавать только родители кавалеров знака отличия «Золотая звезда»[1]. Если вы не принадлежите к сегодняшней войсковой элите, если вы не «один из нас», вы ничего понять не сможете и, соответственно, не имеете права ничего высказывать. Конечно, любой знакомый с политологией вам скажет, что это — антидемократичная формула авторитарного стиля.
Итак, вот вы и получили. С одной стороны, после окончания Второй Мировой руководство Соединённых Штатов попросило молодых американцев и американок одеть униформу и не слишком объясняя зачем пойти и сражаться в неизвестных войнах на чужбине. Не предполагалось, что они будут задавать вопросы. Во времена моей службы в армии ходила шутка: «Когда я говорю «подпрыгивай», не спрашивай меня «зачем», спрашивай «как высоко?». Когда молодые американские солдаты отправляются служить в составе зарубежных войсковых контингентов, они слишком часто сталкиваются с ошибками руководства США и высокомерным неверным пониманием истории и человеческих реалий в иностранных землях. То есть политика Вашингтона действует, как трафарет, наложенный на таинственную иностранную территорию и её проблемы. Слишком часто этот не имеющий ничего общего с реальностью трафарет на персональном уровне ведет к беде молодых военнослужащих. Я был знаком с ветераном иракской кампании, который вернулся домой и пустил себе пулю в голову из-за, по-моему, того, что в его молодом уме он не мог сопоставить то, что предполагается увидеть с тем, что на самом деле происходит. То есть, он не мог сопоставить подходы возвышенного воинского братства с обыденными реалиями и собственной неадекватностью. Я знаю многих раненых служащих армии США, кто чувствуют то же, что и я. Я знаю ветеранов, гниющих в тюрьме из-за преступлений, коренящихся в жестокой подготовке и опыте их службы. Этих людей высмеивали подобные генералу Келли, возможно, считавшие их «пустозвонами».
В своих замечаниях Джон Келли сокрушался о потере «священности» наших солдат и, в частности, семей удостоенных «Золотой звезды», когда их близкие гибли в миссиях. Справедливо. Но тогда разве он не ожидал, что американцы увидят политически подогнанную природу его атаки на близкого друга убитого солдата и его семью, поскольку этот друг был членом Конгресса США с реальным влиянием, как и у него и его босса? Этим она обидела его? Может и верно, что семье Джонсон совершенно не нравится Дональд Трамп и, следовательно, телефонный звонок был воспринят враждебно. Тогда, возможно, тут сказалась неопытность президента в подобных вопросах и его крайняя самовлюблённость. Генерал Келли даже частично взял на себя вину за замечания Трампа, сказав на пресс-конференции, что говорил неопытному президенту, как приписанный ему офицер медслужбы, когда погиб его сын, сказал ему доверительно — словами, которые мог понять грубоватый пехотный генерал — что его сын «знал, куда лезет». Это было бы понято военным, генералам, знакомым с отправкой людей в бой. Но это не сработало, когда было передано Дональдом Трампом по телефону сидящей в лимузине молодой беременной вдове с двумя маленькими детьми, когда её везли в аэропорт, чтобы забрать останки мужа. Гроб был закрыт, поскольку тело сержанта Джонсона было изувечено до неузнаваемости, так что организаторы похорон ничего не могли сделать. Всё свидетельствует, что член Конгресса Уилсон была в автомобиле, как личный друг ради того, чтобы успокаивать миссис Джонсон, и ни по какой иной причине. Тот факт, что мисс Уилсон мог не нравиться президент Трамп, ничего не меняет.
Так почему же президент Трамп позвонил миссис Джонсон? Он позвонил потому, что оказался на месте, он чувствовал, что на него нападают и загоняют в угол из-за непонятной гибели четырёх «зелёных беретов» в Нигере. Вся шумиха из-за звонка родственникам награждённого «Золотой звездой» началась с вопроса журналистов о четырёх военнослужащих в Нигере: почему президент не комментирует четыре смерти: учитывая стиль мышления мистера Трампа, он почувствовал нацеленный на него враждебный вопрос и ушёл в глухую оборону, закончившуюся тем, что он умеет лучше всего. Он атаковал президента Обаму. Обама не звонил семьям! Но никто за это его не критиковал, и генерал Келли, и президентский историк, оба говорят, что не обязательно звонить семьям по телефону, чтобы высказать уважение главнокомандующего тем мужчинам и женщинам, которых отправляют на гибельный путь. Уважение проявляют иным образом, например, убеждаясь, что у них не выбивают почву из-под ног.
Вот тут-то положение становится и вовсе непонятным и появляется возможность домыслов. На микро уровне президент Трамп избегал вопросов о погибших «зелёных беретах» в Нигере, а генерал Келли демонстрировал отсутствие уважения к потерям в войсках. На макро уровне оба как чумы избегали любых вопросов, затрагивающих имперский размах США после Второй Мировой. Верно. Вот итог. Считается, что простой избиратель не должен думать о том, насколько проржавели мосты и канализационные системы, что изменение климата вызывает хаос, что наша система образования ничего не даёт, а страна раскалывается на части.
Так что же эти четверо спецназовцев делали в Нигере? Как и всё, касающееся наших военных за рубежом, эта информация засекречена. Гражданские не поймут, так и не надо их информировать об этих фактах. Они могут отреагировать безответственно. Нам надо оставить это тем, кто будет продолжать истекать кровью и умирать, чтобы кроткие американцы могли жить уютно и спокойно, не зная и не умея понять, что такое честь мундира и чем жертвуют наши уважаемые воины. Поклоняйтесь этим четверым погибшим за их службу нации, но не спрашивайте, почему они погибли и насколько обосновано. А если вы настаиваете на подробностях, ну что ж, мы всё вывернем всё наизнанку, и вам будет стыдно за самих себя. Даже если весь этот цирк организует президент, избегая серьёзных вопросов.
Проблема в том, что кота выпустили из мешка, а он оказался противным, шипящим драчуном; существует слишком много настоящих вопросов, чтобы этот потенциальный скандал прекратился. Конгрессмен Уилсон называет всё это «Бенгази Трампа». И эта дама так легко не сдастся, у неё много очень влиятельных союзников. Неужели это тот случай, когда неопытная, беспрецедентно крайне правая администрация старается первой показать свою человечность и с трудом обнаруживает, что отправила своих солдат поджариваться в далёкой пустыне? Возможно. Вечером в четверг Рейчел Мэддок попробовала собрать воедино всё, что известно. Пока ещё очень много тумана. Но всё больше и больше из-за невероятного уровня секретности, под которым действуют за рубежом наше военные, единственными инструментами прессы и американского народа для понимания происходящего становятся обоснованные размышления и внушающие доверие представления. Нет никакой иронии в том, что эти инструменты зачастую используются оппозицией в авторитарных правительствах повсюду в мире. Итак, Мэддок высказала всё, что узнала и соединила некие детали. Если военные и правительство чувствуют, что она выступила необосновано, то им стоит сказать нам «правду». А другие источники в прессе, авторы и продюсеры могут пробраться глубже в этот туман. Главное, чтобы это не осталось без внимания.
Вот что предположила Мэддок: она определила Мали, Нигер и Чад, как «регион», где США заинтересованы в анти-террористическом военном реагировании. Важно, что в 2012 году боевики ИГИЛ[2] захватили малийский Тимбукту. Затем французские войска помогли вооружённым силам Мали вернуть город. Имеет значение, что из трёх субэкваториальных стран только Чад обладает наиболее организованными и мощными войсками. После возвращения Тимбукту в Чаде была организована многонациональная военная база. В этот момент в Белый Дом пришёл Дональд Трамп и сделал несколько заявлений, касающихся печально известного «запрета на въезд мусульман». Пока делом занимались суды, некоторые страны выпали из списка, новые были добавлены. Иран был из списка удалён, а Венесуэла и Северная Корея включены — явно по политическим мотивам. По какой-то непонятной и невыясненной причине Чад тоже был добавлен в список, а это означало, что гражданам этой страны станет намного труднее попасть в США. Дипломаты Чада и со всего мира ясно дали понять, что это решение поистине загадочно. И в качестве ответного шага, несколько раздражённый тем, что сотрудничество с США не уважается, Чад решил вывести свои войска из Мали и Нигера. Эти войска возвращались на родину, когда во время патрулирования в спокойной обстановке четверо солдат попали в засаду и были убиты; многие месяцы такие патрули приходили в селения, оказывали гуманитарную помощь, «демонстрировали флаг» и тому подобное. Никакой враждебности. После засадного боя сержант Джонсон исчез. Его изуродованное тело нашли нигерийские солдаты. Но, возможно, всё было ещё хуже. Прямо перед тем, как Чад странным образом был добавлен в список «запрета на въезд мусульман», Чад подал в международный суд иск к корпорации Exxon с требованием многомиллионных штрафов. Имеет ли это какое-нибудь отношение к решению добавить Чад в список? Насколько нам известно, госсекретарь Рекс Тиллерсон до прихода в возглавляемый Трампом Белый Дом был исполнительным директором Exxon.
Повторим, это размышления, основанные на ограниченной информации и некотором воображении с целью заполнить пробелы. Если нет ничего подобного, то вместо того, чтобы отвергать подобные размышления, как «фальшивые новости», правительству США и военным стоило проявить честность и сказать американскому народу, что же произошло на самом деле. Какие обстоятельства привели к гибели этих людей? Пока они не проявили интереса к этому. Они «расследуют». Я циничен? А почему всё звучит, как «мы согласуем наши версии»?
Мяч на стороне Трампа. Что эти четверо делали в Нигере? Наше военное присутствие улучшает или ухудшает положение? Может, руководство США приняло дурное решение с непредсказуемыми последствиями? Может, они полагаются на секретность, чтобы скрыть замешательство? Может, мы влезаем в очередную масштабную иностранную авантюру? В целом, в историческом масштабе, можно посмотреть с этой точки зрения на вьетнамскую и иракскую войны, как на наращивание имперского милитаризма с нарастающим привлечением молодых мужчин и женщин в униформе. А это приводит нас к крайне противоречивой пресс-конференции генерала Келли: с одной стороны, его трогательный призыв осознать самопожертвование наших солдат и их семей. И следом — позорная политическая атака на конгрессмена, который, а Келли этого не понял, лично задет этой историей — её кожа оказалась темнее, чем его белая привилегированная бостонская кожа. Генерал удивляется, почему это честь и опора Америки не те, что были в славные дни Второй Мировой, которая была войной оборонительной. Эти «ценности» больше не доминируют, происходит нечто иное. Генералу Келли надо понять, что когда он становится сторожевым псом кого-то, вроде Дональда Трампа, он не на поле боя — он в вашингтонских окопах, обстановку в которых в недавней статье консервативного National Review сравнили с обстановкой в «Игре Престолов».
Политическая жизнь в Вашингтона уродливее, чем была долгое время. Секретность, лживость и коррупция разрастаются со скоростью эпидемии. Пока наши войска пытаются опираться на столь аморальную почву, уважение к нашим солдатам и их жертвенность, к которым взывал генерал Келли, останутся недостижимыми.
Примечания:
1 — военнослужащим Сухопутных войск и ВВС вместо повторного ордена или медали вручается знак отличия «Дубовые листья». Отливается из бронзы или серебра в виде связки дубовых листьев и желудей. В морской пехоте и ВМС вместо повторной награды вручается знак «Золотая звезда».
2 — Группировка, запрещённая в РФ.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

427
Похожие новости
20 ноября 2017, 10:45
20 ноября 2017, 13:15
18 ноября 2017, 16:15
17 ноября 2017, 13:45
19 ноября 2017, 08:15
20 ноября 2017, 10:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
16 ноября 2017, 19:15
19 ноября 2017, 13:45
18 ноября 2017, 13:30
19 ноября 2017, 08:15
18 ноября 2017, 16:45
15 ноября 2017, 11:45
17 ноября 2017, 14:00