Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Горячая линия Вашингтон-Пекин-Москва открыта

Геворг Мирзаян, доцент Департамента политологии Финансового университета «Expert Online» 2016
AP/TASS

Дональд Трамп продолжает обострять отношения с Пекином. На этот раз он посягнул уже не просто на традиции американо-китайских отношений, но и на их краеугольный камень

Избранный американский президент продолжает обижать китайцев. Если разговор с тайваньским президентом еще как-то можно было объяснить жестом вежливости (женщина ж позвонила, нехорошо не брать трубку) или элементом уважения к покупателю американского оружия (ведь действительно, почему продавать оружие Тайваню можно, а говорить – нельзя), то последнее заявление Дональда Трампа сложно назвать иначе как преднамеренным троллингом. Избранный президент США публично поставил под вопрос формальную принадлежность Тайваня Китаю. «Я вполне понимаю политику „единого Китая", но я не понимаю, зачем нам ее придерживаться, если мы не договоримся с Китаем по другим вопросам, включая торговлю», - заявил он.

Курс на конфликт

Это заявление уже очень сложно будет списать на какой эмоциональный выплеск или же проявление непрофессионализма со стороны команды избранного президента. Скептикам придется стать реалистами и признать, что все последнее поведение Трампа в отношени КНР не является каким-то экспромтом. Дональд Трамп еще до инаугурации начал реализовывать китайское направление своей будущей политики, которое подразумевает переход от экономического на военно-политическое продавливание или даже сдерживание КНР.

Причем Трамп показывает, что не готов стесняться в средствах. США давно договорились с КНР о непризнании Тайваня и приверженности принципу единого Китая, и этот принип, по словам китайского министра иностранных дел Ван И, «является краеугольным камнем здорового развития отношений между КНР и США, и мы надеемся, что этой политической основе не будет нанесен ущерб». Однако с точки зрения Дональда Трампа компромисс по тайваньскому вопросу – это не краеугольный камень, а разменная карта в большом американо-китайском торге, который состоится в ближайшем будущем. И Трамп попытается продать эту карту китайцам за уступки в других вопросах. «КНР наносит большой урон нашей экономике, они облагают нас огромными налогами на границах, когда мы с них налогов не берем. Они строят массивную крепость в центре Южно-Китайского моря, чем они заниматься не должны, а также совершенно не помогают нам с Северной Кореей», - обозначил избранный президент основные претензии к китайской стороне.

Давить надо с уважением

Он, конечно, играет очень рискованно. США уже отыгрывали эту карту почти 40 лет назад и тогда обменяли свое признание единства Китая на уступки с китайской стороны. Сейчас же Трамп нарушает взятые на себя американцами обязательства для того, чтобы еще раз попытаться «продать» китайцам эту карту. Подобное поведение ставит под сомнение договороспособность Соединенных Штатов и их готовность следовать взятым на себя обязательствам. Возможно, в бизнесе возможен односторонний пересмотр условий 40-летней давности из-за изменившейся конъюнктуры, но в большой политике так не принято.

Если же Трамп будет более осторожно подходить к использованию карт, то у его стратегии есть шанс на успех. Все понимают, что прямой конфликт между Пекином и Вашингтоном крайне маловероятен, хотя бы потому, что в 2015 году американо-китайский товарооборот составил 558 миллиардов долларов. Однако у Китая есть целый спектр слабых мест (Тайвань, Гонконг, территориальные споры), на которые США могут оказывать серьезное давление. Безусловно, китайцы будут отвечать – через свои СМИ Пекин посылает сигнал (причем именно публичный, ведь на прилюдное унижение нужно отвечать прилюдной угрозой), что в случае продолжения провокационного поведения Дональда Трампа КНР может отвечать военно-политической поддержкой американских противников за рубежом. Вот только готовы ли китайцы к такой прохладной войне с США? Обладают ли они достаточным количеством навыков и, самое главное, политической волей для перехода к активной дипломатии в «чужих» для китайцев регионах? Является ли вето Китая по сирийской резолюции лишь единичной публичной демонстрацией для Трампа или же это начало изменения китайского внешнеполитического вектора? Ответы на эти вопросы даст лишь время

Конфликтуйте на здоровье

Что же касается России, то для Москвы обострение американо-китайских противоречий создает целый спектр новых возможностей. «Вероятно, в этом контексте наступает момент для более активной российской дипломатии, имеющей все возможности для того, чтобы использовать сложившиеся продвинутые отношения с КНР и новый этап в отношениях с США в более глобальных целях, отвечающих коллективным интересам безопасности и сотрудничества», - очень аккуратно говорит глава Комитета по международным делам Совета Федерации Константин Косачев.

Если говорить проще, то чем сильнее будут противоречия по линии Вашингтон-Пекин, тем больше Китай будет прислушиваться к российским экономическим и среднеазиатским интересам, тем важнее будет американцам решить противоречия с Москвой на постсоветском и европейском пространствах, тем самым немного отвернув Россию от Китая к Западу, и тем эффективнее будут проходить переговоры Путина и Абэ о мирном договоре и об улучшении двусторонних отношений. Главное в этой ситуации для Москвы – сыграть тонко, не сдавая Китай и не скатываясь к каким-то несбыточным ожиданиям в отношении Трампа. Сможет ли она так сыграть тоже покажет лишь время.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

651
Похожие новости
21 августа 2017, 13:00
18 августа 2017, 20:00
17 августа 2017, 19:00
20 августа 2017, 07:01
17 августа 2017, 09:02
20 августа 2017, 09:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
19 августа 2017, 16:30
16 августа 2017, 05:30
18 августа 2017, 07:33
15 августа 2017, 12:00
20 августа 2017, 07:01
19 августа 2017, 16:30
17 августа 2017, 22:01