Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Государство публично управляет экономикой




Фото: Reuters

Владимир Путин подписалзакон о создании публично-правовых компаний, и сразу же по интернету прокатилась волна возмущения — да как же это, что же такое творится! Тоталитарный произвол!

Давайте разберёмся, что и почему — и, соответственно, кому — так не понравилось.

Публично-правовые компании (ППК), как объясняется во всех публикациях,

«будут обладать как экономическими, так и властными полномочиями и смогут проводить политику государства там, где у власти отсутствует возможность эффективного использования традиционных инструментов администрирования: предоставлять госуслуги, обеспечивать особо важные государственные проекты и госпрограммы, обеспечивать модернизацию экономики».

Для таких компаний обязательно составление стратегии на пятилетку, они могут быть созданы из существующих госкомпаний, а также ОАО, если 100% акций принадлежит государству. Отчётность ППК очень строгая: ежегодный аудит, при этом отчёты направляются в Совет Федерации, Государственную думу, Счётную и Общественную палаты РФ, в правительство и президенту.

Казалось бы, в чём проблема? Но вот что, например, пишет Борис Юлин в посте с названием «Да здравствует феодализм»:

«О чём говорит этот славный закон?

Он говорит всего лишь о том, что в ряде мест государство уйдёт в тень. И власть будет отдана на откуп местным олигархам. Возникнут этакие аллоды, в которых вообще всё будет в руках ленд-лорда, не только де-факто из-за богатства, но и де-юре, официально. То есть государство будет утрачивать полномочия, слабеть. И эти полномочия будут сосредотачиваться в руках коммерческих структур».

Это, знаете ли, уже какие-то фантазии. В законе нет ничего о передаче функций олигархам и частникам. 

Если внимательно прочесть Федеральный закон от 3 июля 2016 г. № 236-ФЗ «О публично-правовых компаниях в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», то там чётко прописано, что законом вводится новая организационно-правовая форма юридического лица, а именно публично-правовая компания, которая «представляет собой унитарную некоммерческую организацию, созданную на основании федерального закона или указа Президента РФ» (часть 2 статьи 2). При этом на её работников «распространены запреты, предусмотренные для сотрудников госкорпораций (госкомпаний)». Вот, в конце концов, статья 5, часть 1: «Учредителем публично-правовой компании является Российская Федерация».
 

Где тут передача управления в руки частникам?! Конечно, в правлении или ещё где может оказаться человек, не являющийся чиновником, но собственником он от этого не станет, и будет контролироваться государством.

Ещё пример, от в целом патриотичного блогера bulochnikov: «Путин возродил в России Ост-индийскую компанию времён британского колониализма», на тему «ППК не отвечают по обязанностям государства»:

«То есть, за пенсии и прочие социальные обязательства на вверенной ей территории будет отвечать какая то компания? А если она не захочет платить пенсии и вместо этого обанкротится?

А теперь подумайте: что предпочтёт такая региональная частная компания, набравшая силу в своём регионе, если Путин захочет закрыть её? Подчиниться, или сместить Путина или кто там после него будет? А, может, объявить территорию независимым государством?».

Это уже какая-то истерика, извините. Откуда взялось «понимание», что речь идёт о региональных территориях — не понятно. Пенсии компании не платят, это дело специальных фондов. Судя по тексту закона, он «заточен» не под регионализм, а под установление прямого государственного управления в отдельных производственных и других областях, «по нужным темам», где остро требуется ручное управление и строгое планирование (кстати, пятилетки — это хороший, правильный символ).

Зачем потребовалось новая правовая форма? Ну так написано же: для создания компаний, которые de-facto будут государственными, но при этом de-jure такими являться не будут. Поэтому нельзя будет, например, арестовать собственность компании за какие-либо действия России как государства (вспоминаем дело ЮКОСа: хотя российские суды и обрели суверенитет, но повозиться пришлось).

Кроме того, формальная негосударственность позволяет выполнять функции, которые государство не может осуществлять юридически. Подходящая аналогия: частные военные компании. Я писал в ранней статьена тему:

«основное преимущество принятия закона о ЧВК — это получение эффективного инструмента России для геополитического влияния за рубежом, причём на легальной основе, при невозможности выдвинуть какое-либо обвинение в военном вмешательстве в дела какой-нибудь "суверенной республики”».

ППК — это аналог ЧВК, но в мирной, экономической области (кстати, ЧВК могут быть оформлены юридически именно как ППК). Очень нужный инструмент с учётом того, что нынешнее правительство отчётливо играет против России. Ria.ruверноотмечает:

«Реализация норм закона позволит государству более гибко регулировать экономические отношения в тех сферах деятельности, где отсутствует возможность использования традиционных юрлиц для достижения поставленных государством целей. В отличие от органов госвласти, ППК сможет осуществлять организационно-властную деятельность с широким использованием рыночных механизмов».

Вот этому-то и возмущаются критики закона: мол, как так! Государство должно лишь обслуживать интересы эффективных собственников, а само в экономику не вмешиваться! Хотя, возможно, есть и честные комментаторы, которые просто не читали закон. Или читали, но не осмыслили. Запуганные глобалистской тенденцией передачи управления в частные руки (то же Трансатлантическое партнерство, TTIP), они мыслят строго дихотомично и не всегда отличают фактическое управление от юридического (влияние западной парадигмы мышления, кстати).

Между прочим, этот закон отнюдь не возник неожиданно. Вот вам ещё образчик возмущения, на этот раз — с либеральной стороны:

«Ну что ж, поздравляю, друзья, борьба с госкорпорациями близка к тому, чтобы завершиться полной победой госкорпораций. А чтоб никто не догадался — оказывается, надо просто их назвать по-другому — "публично-правовые компании"… Которым из казны безвозмездно передается имущество, которые этим имуществом не отвечают по долгам Российской Федерации… если сейчас госкорпорацию можно создать только путем принятия специального федерального закона, то согласно законопроекту такие как-бы-не-госкорпорации можно будет штамповать просто решениями Правительства (так, видите ли, оперативнее управлять государственным имуществом)».

Жуть, какой беспредел с точки зрения либерализма! Критика, однако, была написана в 2011-м году. А вот другая либеральная заметка 2013-го года:

«Госкорпорации будут преобразованы в новую форму юридических лиц — публично-правовые компании. Это некоммерческие организации с правом инвестировать свободные деньги и широким набором целей — от проведения госполитики до контроля за отраслями, следует из законопроекта, подготовленного Минэкономразвития. Решение Дмитрия Медведева отказаться от госкорпораций трансформировалось в расширение сферы их деятельности, констатировали юристы».

Вот, оказывается, в чём дело-то: либерально-экономический блок давно желает прикрыть госкорпорации и передать всё эффективным собственникам, а тут — такой вот ассиметричный вариант прекращения деятельности госкорпораций.

Если же посмотреть закон внимательно, то имеется ещё как минимум два важных аспекта новой правовой формы.

Во-первых, ППК — это унитарная некоммерческая организация. Именно некоммерческая, т.е. получение прибыли не ставится целью. Это, не побоюсь сказать, именно социалистический подход: государство должно обеспечивать развитие, а не эксплуатировать народ. Конечно, рыночные условия сохраняются, но и такой подход — уже серьёзный шаг вперёд, хотя и небольшой, к развитию и уходу от монетаризма в экономике.

Во-вторых, внимательно прочтите в законе статью 17 «Порядок совершения публично-правовой компанией отдельных видов сделок», где вводится категория лиц, заинтересованных в совершении сделки ППК:

«…если они, их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) их аффилированные лица:

1) являются стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке;

2) занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося  стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке…».

Даже не строгий список, но и «аффилированные лица» — то, что так давно надо было сделать в плане борьбы с коррупцией. Очень хочется думать, что эта замечательная глава 17 будет «обкатана» на ППК, а затем норма закона будет распространена и на все прочие юридические лица:

«В решении об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, должны быть указаны лицо (лица), являющееся ее стороной (сторонами), выгодоприобретателем (выгодоприобретателями), цена, предмет сделки и иные ее существенные условия или порядок их определения».

Что можно сказать в заключение?

В тактическом плане — отличный закон, дающий государству мощный и эффективный инструмент наведения порядка в важных отраслях экономики.

В стратегическом плане, если вектор будет продолжен, это означает постепенную смену либеральной экономической парадигмы — для начала на государственный капитализм, но уже с отчётливым отходом от прибыли как самоценности, что радует особенно сильно.

Дополнительно стоит отметить, что этот закон можно рассматривать как знаковое событие — «с внешними проблемами разобрались в достаточной степени, чтобы начать заниматься внутренними».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

727
Похожие новости
06 декабря 2016, 17:15
06 декабря 2016, 15:30
08 декабря 2016, 06:45
06 декабря 2016, 15:30
07 декабря 2016, 09:00
07 декабря 2016, 09:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
06 декабря 2016, 21:00
01 декабря 2016, 20:45
05 декабря 2016, 15:00
02 декабря 2016, 06:30
01 декабря 2016, 23:00
04 декабря 2016, 15:31
02 декабря 2016, 23:30