Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Гражданская война в Одессе (1917-1920) Деникинская Одесса

В город вошли белые.

К сожалению для современных белодельцев, воспринимающих тогдашнюю белую гвардию как некое единение ангелов и эльфов в сверкающих доспехах, реальность, как обычно, оказалась жестче.

Это не мои домыслы, это рассказы самих белогвардейцев.

Я уже упоминал резидента деникинской, а затем врангелевской разведки "Азбука" Шульгина.

Василий Витальевич лично у меня вызывает искреннее уважение. В первую очередь, как литератор. Мало кто может так четко и ясно описывать свои ошибки. Во вторую - как разведчик. Наглый, хитрый, умный, опасный враг, переигрывавший ЧК на раз-два. Не раз ходивший по лезвию ножа, но так и не попавшийся. Пока в операции "Трест" его не переиграли.

Если бы он не опубликовал свои дневники, пожалуй, историки так никогда и не узнали бы об "Азбуке". Хотя, его биография сложилась таким образом, что эти дневники не могли быть не опубликованы.

Но меня сейчас интересует не то, как он создавал, организовывал и оперировал "Азбукой". Меня интересует то, как он отзывался о деникинской Одессе.

А там, ребята, сложилась классическая для белогвардейщины ситуация.

Пока Деникин рвался к Москве, в лучших традициях будущего блицкрига, в Одессе зависали офицеры. Помните, фильм "Новые приключения неуловимых"? Полковника Кудасова и штабс-капитана Овечкина? Да, фильм о Крыме. Но точно это же было и в Одессе,

В октябре 1919 года войска красного Южного фронта начали контрнаступление. В январе большевики взяли Ростов-на-Дону и разрезали деникинцев напополам. Часть бежала в Новороссийск, часть в Крым, часть в Одессу, которая тогда считалась столицей Новороссии.

Деникиным было принято решение, что Новороссией надо пожертвовать, а основная точка обороны - это Крым. Мол, отсидевшись за Перекопом, можно перейти к крымско-татарской тактике. Выход на материк, набег, грабеж продовольствия и людей, уход обратно. Ясырь, так называл эту манеру генерал Драгомиров.

Англичане, бывшие основными спонсорами деникинской армии на тот момент, протестовали. Обещали помочь вооружением и боеприпасами, даже обещали артиллерийскую поддержку с линкора, если красные подойдут к Одессе.

Но фишка в чем, воевать было не кому. На учете в деникинской Одессе, по разным оценкам, состояло от 20 до 80 тысяч офицеров. Давайте возьмем низшую оценку - двадцать тысяч офицеров.

ДВАДЦАТЬ ТЫСЯЧ!

По меркам той гражданской войны, это полнокровная армия, между прочим. Население города - 450 тысяч на тот момент. В Великую Отечественную, первый штурм румын отразили силами в два раза меньше, когда на позиции выехали милиционеры и рабочие заводов.

А тут двадцать - минимум! - тысяч, которые просто не хотели воевать. Что они делали? Да ничего. Нюхали кокаин да с проститутками общались. Это не я придумал, это Шульгин описывает. Белогвардеец до мозга костей.

Улицы Одессы были неприятны по вечерам. Освещение догорающих «огарков». На Дерибасовской еще кое-как, на остальных темень. Магазины закрываются рано. Сверкающих витрин не замечается...

Среди этой жуткой полутемноты снует толпа, сталкиваясь на углу Дерибасовской и Преображенской. В ней чувствуется что-то нездоровое, какой-то разврат, quand même, — без всякой эстетики. Окончательно перекокаинившиеся проститутки, полупьяные офицеры...

«Остатки культуры» чувствуются около кинотеатров. Здесь все-таки свет. Здесь собирается толпа, менее жуткая, чем та, что ищет друг друга в полумраке. Конечно, пришли смотреть Веру Холодною После своего трагического конца она стала «посмертным произведением», тем, чего уж нет...

Меня потянуло взглянуть на то, чего уж нет, — на живущую покойницу. Я вошел в один из освещенных входов.

Что это такое? Офицерское собрание или штаб военного округа? Фоне было сплошь залито, как сказали бы раньше, «серой шинелью» и, как правильней сказать теперь. — «английской» .

Воровство эшелонами. Взятки миллионами. Вот, что представляла собой деникинская Одесса.

«Все высшее начальство уверяет население, что опасности со стороны большевиков для Одессы нет, но, вместе с тем, во второй половине декабря семьи многих высших лиц были отправлены в Варну. Это стало известным всему городу и вызвало панику. Вообще большинство стоящих во главе ведомств должностных лиц заняты одной целью — набрать возможно больше денег, потому взяточничество процветает. Лица, заведывающие эвакуацией, берут взятки за предоставление мест на пароходах; комендатура порта — за освобождение судов от мобилизации; управление начальника военных сообщений — за распределение тоннажа в Черном море. Описать хищения, которые происходят на железных дорогах, нет возможности — там пропадают целые составы поездов с казенным грузом. Началась пляска миллионов... "

Как могли белые проиграть войну? Да как, как... Без проблем. Большая часть романтической Белой Гвардии была занята выживанием. Меньшая часть - уничтожением русского народа.

Дом вздрогнул от резкого, безобразно-резкого нашего трехдюймового... Женщина вскрикнула...

— Это что?

Это было одиннадцать часов. Это мы подавали «помощь» такой же «брошенной», вымирающей от сыпного тифа деревне, за четыре версты отсюда...

Там случилось вот что. Убили нашего фуражира. При каких обстоятельствах — неизвестно. Может быть, фуражиры грабили, может быть, нет... В каждой деревне есть теперь рядом с тихими, мирными, умирающими от тифа хохлами — бандиты, гайдамаки, ведущие войну со всеми на свете. С большевиками столько же, сколько с нами. Они ли убили? Или просто большевики? Неизвестно. Никто этим и не интересовался. Убили в такой-то деревне — значит, наказать...

— Ведь как большевики действуют, — они ведь не церемонятся, батенька... Это мы миндальничаем... Что там с этими бандитами разговаривать?

— Да не все же бандиты.

— Не все? Ерунда. Сплошь бандиты, — знаем мы их! А немцы как действовали?

— Да ведь немцы оставались, а мы уходим.

— Вздор! Мы придем — пусть помнят, сволочь!.. Деревне за убийство приказано было доставить к одиннадцати часам утра «контрибуцию» — столько-то коров и т. д.

Контрибуция не явилась, и ровно в одиннадцать открылась бомбардировка.

— Мы, — как немцы, — сказано, сделано... Огонь!

Безобразный, резкий удар, долгий, жутко удаляющийся, затихающий вой снаряда и, наконец, чуть слышный разрыв.

Кого убило? Какую Маруську, Евдоху, Гапку, Приску, Оксану? Чью хату зажгло? Чьих сирот сделало навеки непримиримыми, жаждущими мщения... «бандитами»?

— Они все, батенька. бандиты — все. Огонь!

Трехдюймовки работают точно, отчетливо. Но отчего так долго?

— Приказано семьдесят снарядов.

— Зачем так много?

— А куда их деть? Все равно дальше не повезем... Мулы падают...

Значит, для облегчения мулов. По всей деревне. По русскому народу, за который мы же умираем...

Могли ли они победить? Нет, конечно.

Шульгин все это описывает с ужасом, недоумением и отчаянием. МЫ же белые, мы же чистые - как так?

И какой разительный контраст будет, когда в Одессу придут красные. Но если бомбардировку села он описывает с отчаянием, то субботник по восстановлению железной дороги он опишет с ненавистью.

Кроме белых офицеров - в количестве нескольких десятков тысяч - в Одессу еще попали части УГА.

О! Украинская Галицкая Армия - это моя любимая песня в этом бардаке.

Еще в восемнадцатом году она была создана на основе сечевых стрельцов австро-венгерской армии. Пока была вокруг послевоенная свистопляска, три области - Львовская, Тарнопольская и Станиславовская - объединились в Западно-Украинскую Народную Республику. И тут же восстали местные поляки, которым хотелось в новообразованную Польшу. ЗУНР на основе сечевых и создало УГА путем всеобщей мобилизации. Сначала, вроде бы, УГА поляков победило. Но поляков-повстанцев. Потом пришла польская армия, щедро снабженная французским оружием. и вытурило УГА из Галиции. Галицкая армия оказалась армией без территории. Зато у Петлюры была территория, но не было армии. Итогом стал "Акт Злуки" - 22 января 1919 года. Это когда объединилась армия без территории и территория без армии. Ныне это день Соборности Украины. Воевать галичане за Киев ни разу не хотели. После пары стычек с деникинцами - ой, как профессиональные укропатриоты об этом вспоминать не хотят! - УГА расторгло Злуку и перешло на сторону деникинцев в начале декабря 1919 года.

И оказалась в Одессе.

Так галицаи впервые понаехали в Одессу. И там их сразу сразил сыпной тиф - бич вшивых войск. В январе 1920 года из всей Украинской Галицийской армии в строю находилось до 300 бойцов. Фактически, это был легион наемников, который воевал не за идею свободы Галиции от Польши, а за выживание и деньги. Вуйки, что с них взять? В январе они предали и Деникина, подписав договор с Советам и переименовавшись в ЧУГА - Червону Украинску Галицку Армию. Збройдны силы, да. Но и это было не последнее их предательство.

Когда Польша напала на Советскую Белоруссию и Советскую Украину, части ЧУГА перешли на сторону поляков. Говорят, что участвовали во взятии Киева. Документов нет, но какие тогда документы были?

В составе УГА-ЧУГА-УГА воевал и Жидівський пробойовий курінь - Еврейский боевой батальон, сформированный из уроженцев Тарнополя - евреев, бывших солдат австро-венгерской армии. Воевал он под командование поручика Ляйнберга, чьим именем названа одна из улиц во Львове.

После того, как части ЧУГА перешли на сторону поляков, советские власти ответили репрессиями. Часть из галицийцев была расстреляна в вагонах на вокзале в Одессе.

Так или иначе, в январе 1920 года в деникинской Одессе царицей была Ее Величество Паника.

Бежали все. Брали штурмом пароходы.

Ой, но я же забыл рассказать про новые добровольческие батальоны, сформированные по секторам и церквям.

Но об этом, в следующий раз.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1481
Похожие новости
22 августа 2017, 09:00
23 августа 2017, 07:30
22 августа 2017, 11:15
22 августа 2017, 09:00
22 августа 2017, 09:00
23 августа 2017, 07:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
21 августа 2017, 10:45
18 августа 2017, 23:01
20 августа 2017, 07:01
19 августа 2017, 16:30
21 августа 2017, 20:30
18 августа 2017, 23:00
18 августа 2017, 13:00