Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Грузия: европейская перспектива как отсутствие перспектив

Внутриполитический кризис в Грузии после выхода из правящей коалиции партии «Свободные демократы» и, в частности, перехода в оппозицию бывшего министра обороны Ираклия Аласания вызвал настороженность в США и Евросоюзе. В Тбилиси сразу поспешили успокоить евроатлантических партнёров. Во время своего ноябрьского визита в Брюссель премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили заверил, что его страна сохранит верность обязательствам в рамках НАТО и ЕС – в том, что касается создания новой военной инфраструктуры на грузинской территории и ускорения процесса имплементации Соглашения об ассоциации с ЕС. Что сулит это самой Грузии?

Ассоциацией с Евросоюзом Грузия обрекается на постепенное угасание внутреннего производства и неизбежный переход на положение нетто-импортёра.

После «революции роз» промышленный сектор Грузии деградирует. Согласно официальной статистике, в 2006-2012 гг. местной промышленности удалось несколько нарастить объём выпускаемой продукции (в основном в производстве алкогольных и безалкогольных напитков), но всё равно предложение сильно отстаёт от спроса, который удовлетворяется за счёт импорта. В сельскохозяйственном производстве также неблагоприятные тенденции. В то время как 54% рабочей силы республики занято в аграрной сфере, доля продукции этой отрасли в ВВП составляет чуть более 8%. Для Грузии, имеющей благоприятные природно-климатические условия для сельского хозяйства, это свидетельство кризиса недопроизводства. 80% продовольственной корзины грузинского потребителя приходится на импортируемые товары.

В европейском разделении труда Грузия обречена стать страной потребления, экспортные возможности которой будут в лучшем случае сведены к перепродаже нескольких видов товаров. Но и здесь, с вводом в действие новых таможенных правил, грузинские граждане непосредственно ощутят всю неоднозначность европейского выбора. В структуре условного экспорта Грузии (точнее, реэкспорта) более 20% приходится на легковые автомобили. Страна стала перевалочным пунктом по ввозу легковых автомобилей, прежде всего европейских марок, и их дальнейшей перепродажи в соседние государства.

При ориентации грузинской экономики на потребление, а не на производство суммарный объём частного и государственного потребления составляет около 90% ВВП. В 2013 году из Грузии было экспортировано товаров на $2,618 млрд., тогда как импорт составил $7,064 млрд. На протяжении последних лет разрыв меду импортом и экспортом становился всё более значительным. В 2009 году отрицательный торговый баланс Грузии составлял немногим более $3 млрд., в 2013-м – уже $4,446 млрд.

При этом, как отмечают сами грузинские экономисты, наиболее плодотворные экономические отношения у республики сложилось со странами СНГ: по данным за 2013 год торговый оборот здесь равнялся $3,368 млрд. (экспорт – $1,465 млрд., импорт – $1,902 млрд.). И хотя после 2008 года Грузия вышла из состава Содружества, прирост её экспорта в 2013 году в страны СНГ составил по сравнению с предыдущим годом 29 %. А со странами Евросоюза показатели торгового баланса Грузии выглядят удручающе (экспорт – $539 млн., импорт – $2,056 млрд.). В целом отрицательный торговый баланс Грузии за январь-октябрь 2014 года составил $4,58 млрд., это 49% внешнеторгового оборота страны.

Правительство «Грузинской мечты» провозгласило своей задачей вывести страну из состояния бедности за счёт стимулирования развития конкурентоспособного производства и увеличения экспорта. Непонятно лишь, как может помочь этому ассоциация с ЕС при углубляющемся разрыве между местным производством и потреблением, при огромной диспропорции в соотношении импорта и экспорта. Только в аграрном комплексе у Грузии существует некоторый экспортный потенциал, причём значительная часть грузинской сельскохозяйственной продукции продолжает ориентироваться на российский рынок. В Европе грузинские вина и безалкогольные напитки, а также продукты сельхозпереработки никто не ждёт. В Европе привыкли видеть Грузию постоянно нуждающейся в финансовой подпитке извне, обречённую на импорт подавляющей части товаров и выполнение функций транзита в регионе. Импортозависимая, лишённая местной промышленности Грузия, загнанная в позицию сервисной обслуги региональных транспортных и энергетических потоков – вот образ европейского будущего Грузии.

Грузия и Армения, соседствующие на Кавказе, избрали разные пути приобщения к многосторонним схемам экономической интеграции. В связи с возникающей разностью таможенных режимов Еревану и Тбилиси предстоит большая совместная работа, первые результаты которой проявятся после 1 января 2015 года, когда будет дан старт членству Армении в Евразийском экономическом союзе. Сравнительные преимущества того и другого выбора проявятся позднее, но уже сейчас можно говорить, что армянская сторона опережает своих грузинских партнёров в некоторых экономических областях. Армения, несмотря на то, что у неё закрыты границы с двумя соседями (Турция и Азербайджан), отсутствует прямое транспортное сообщение с ведущим торгово-экономическим партнёром, имеются другие региональные трудности, смогла не только удержать свою промышленность от полного развала, но и сохранила способность к реализации масштабных экономических проектов с опорой на собственные силы.

Примером может служить проект строительства армянскими компаниями крупного объекта для обеспечения энергопотребностей Грузии. В августе этого года грузинский премьер посетил Армению. В ходе визита была достигнута договорённость о строительстве тепловой электростанции в армянском Ванадзоре. Сооружение двух энергоблоков мощностью по 270 МВт каждый финансирует грузинская компания Anaklia IEP Holding. Объём привлекаемых для реализации проекта средств – $600 млн. На вопросы, почему объект для нужд Грузии возводится в Армении, а не в Грузии, руководство Anaklia IEP Holding отвечает просто. Для строительства черноморского порта Анаклия и для осуществления других проектов Грузии требуется 400 мегаватт электроэнергии, но энергосистема Грузии дать их не в состоянии. Для сдачи в эксплуатацию армянской ТЭС необходимо 18 месяцев, а для строительства и эксплуатации ТЭС в Грузии — 8 лет. Построив ТЭС в Армении, мы уже через 18 месяцев будем располагать необходимой электроэнергией, говорят в Anaklia IEP Holding.

Такое взаимопроникновение экономик двух кавказских республик можно рассматривать как возможность для Грузии выйти на сбалансированные связи с Арменией и Россией.

Михаил Агаджанян

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

626
Похожие новости
18 августа 2017, 23:01
19 августа 2017, 16:30
18 августа 2017, 23:00
18 августа 2017, 23:01
19 августа 2017, 16:31
19 августа 2017, 16:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 августа 2017, 10:00
16 августа 2017, 05:30
19 августа 2017, 16:30
19 августа 2017, 20:30
16 августа 2017, 18:00
16 августа 2017, 05:30
21 августа 2017, 10:45