Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Hamshahri: Россия и Иран обречены сотрудничать в военной сфере

Визит главы МИД Ирана Зарифа в Москву и взаимодействие обеих стран обсуждаем с экспертом по российским проблемам.
Шаиб Бахман, специалист и эксперт, по России выражает убеждение, что нынешний характер отношений России и Ирана сохранится и в будущем.
Несомненно, что обе страны точно продолжат и еще более интенсифицируют взаимодействие в вопросах поставок вооружения сразу после ожидающегося в октябре снятия с Ирана эмбарго в данной области, даже если по поводу экспорта оружия не будет сделано открытого публичного заявления.
Прошло не больше двух месяцев после поездки в Россию министра иностранных дел Ирана в Россию, как глава иранский дипломатии снова отправился в Москву. Напомним, что Мухаммад Джавад Зариф, в прошедшем июле, едва лишь мировая дипломатия стала возвращаться к активности после кризиса, вызванного пандемией COVID-19, и разные государства начали вновь встречи «удаленно» и общение «издалека», направился в Москву, везя с собой «послание президента Исламской Республики». Имел он беседу и с Владимиром Путиным, правда, «безопасную», то есть по телефону. И вот сейчас, когда, с одной стороны, близится момент снятия Советом Безопасности ООН ограничений по поставкам в Иран вооружения, а с другой, возрастает давление сопротивляющихся этому всеми силами США на Иран, он снова совершает поездку в Москву. И одно из ливанских изданий, которые, как известно, пристально отслеживают взаимоотношения России и Ирана, стало утверждать, что данная поездка была совершена якобы по запросу Франции: если это на самом деле так, то можно утверждать, что появилось еще одно свидетельство несогласия Европы с позицией США по поводу Ирана. В этот же период, то есть с середины июля по конец сентября, взаимодействие двух стран действительно набирало обороты.
И вот, для того, чтобы обсудить как этот визит, так и все возможные предположения по данному поводу, мы пригласили эксперта по отношениям с Россией, политолога Шаиба Бахмана, который выразил твердое убеждение в том, что все имеющиеся тенденции в российско-иранских отношениях, как и сам их в высшей степени позитивный характер, сохранятся и в будущем. По его словам, хотя публичного заявления по данному поводу может и не быть, две страны, после отмены эмбарго на поставки Ирану оружия и военной техники, несомненно, будут активно обсуждать возможные новые сделки по поставкам (российского) вооружения в Иран. Как утверждает Бахман, хотя Россию ожидают новые угрозы и «предупреждения» со стороны США в связи с сотрудничеством с Ираном в данной сфере, эти угрозы сделают Москву только еще более решительной на продолжение взаимодействия с Тегераном.
Hamshahri: Начнем, пожалуй, с того, что следует считать ключевым в визите министра Зарифа (в Москву)? Какие вопросы и сюжеты две стороны сейчас продолжают обсуждать?
Шаиб Бахман: Российско-иранские отношения пережили за последние годы в отдельных сферах особенно значительное и интенсивное взаимодействие. Прежде всего, заметнее становится взаимодействие политических деятелей и чиновников самого высокого уровня. После предыдущего визита Зарифа в Москву прошло не так уж много времени, но за этот период стороны успели обсудить массу сложных проблем, касаемо международного положения Исламской Республики. В первом ряду этих проблем стоит, конечно, вопрос иранской ядерной программы, точнее, ядерной сделки, подписанной с Ираном несколько лет назад. Напомним, что вопросы ядерной сделки усилиями США неоднократно поднимались и выносились на обсуждение в Совбезе ООН, причем Америка добивалась сохранения санкций в отношении поставок Ирану вооружения, которые должны быть сняты по условиям того же ядерного соглашения. Если же это не удавалось, США пытались инициировать обсуждение возможности продлить существующие санкции, используя пункт сделки о «разрешении споров».
Это был очень важный сюжет, прежде всего, потому, что многое здесь зависело от позиции России — чью сторону она займет. Особенно очевидно это стало тогда, когда США снова начали оказывать давление на Россию, откровенно угрожая ей, в случае, если она продолжит активное взаимодействие с Тегераном в сфере обороны и военной сфере, ввести санкции также и против нее. Вследствие этого, сама проблема возможностей противостоять Америке, противостоять ее односторонней политике и политике с позиции силы также могла стать одной из побудительных и важных причин поездки Зарифа в Россию и его переговоров с российскими властями. Наряду с этим, имелись также и другие важные проблемы российско-иранского взаимодействия, на сей раз в двусторонних отношениях, которые необходимо было также обсудить в Москве. В частности, обсудить возможности продления или конечных сроков реализации тех обязательств, которые взяли на себя две стороны ранее, и по которым они уже до этого визита неоднократно проводили диалог и обмен мнениями.
Соответственно, в области двусторонних отношений также предстояло провести обсуждение способов и условий этого взаимодействия, в частности, взаимодействия по разным региональным и международным проблемам, которые также стоят на повестке дня, помимо вопросов, связанных с ядерной сделкой и преодолением угроз односторонних санкций.
- Сейчас, любое взаимодействие с Ираном у какой-либо страны, тем более у России, станет серьезным вызовом для США, по крайней мере, для их нынешнего правительства. Как Вы полагаете, насколько решительно и твердо ведет себя в этом взаимодействии Россия?
Шаиб Бахман: Отношения Ирана с Россией в последние годы по целому ряду направлении приобрели твердость, прочность и вышли на новые горизонты. Здесь следует, прежде всего, вспомнить о региональной повестке дне, в частности, о взаимодействии по поводу сирийского вооруженного конфликта. По сути, именно взаимодействие по поводу Сирии и следует считать поворотной точкой во всей недавней истории российско-иранских отношений. Россия на этом направлении всегда действовала с достаточной твердостью. Вы можете проследить всю историю российско-иранского взаимодействия в современную эпоху, и, пожалуй, вы не увидите такого поворотного момента, как сотрудничество сторон в Сирии. Сама эта тема, в значительной степени, оказала влияние и на другие сферы и направления взаимодействия, и, кроме того, послужила для обеих сторон причиной по иному взглянуть друг на друга. В частности, она породила у руководства двух стран представление о том, что обе стороны могут значительно эффективнее продвигать свои интересы, работая вместе.
Потом, важный момент заключается в том, что не только Иран составляет предмет противоречий в российско-американских отношениях. У России и США отнюдь не меньше разногласий и противоречий в самых разных областях. Наверное, можно сказать, тема Ирана не так уж заметна, и противоречия в отношении Ирана не так уж велики, как другие разногласия между Москвой и Вашингтоном. Безусловно, Иран всегда был важным вопросом в отношениях России и США и он всегда оказывался на повестке дня на переговорах лидеров двух стран и официальных лиц, однако факт — Иран был там далеко не единственным пунктом противоречий, при этом всегда была масса других спорных вопросов. И на самом деле, пока все эти разногласия не будут урегулированы, отношения между Россией и США и далее будут оставаться напряженными в той же сильной степени.
И исходя из текущей ситуации мы можем проанализировать и подытожить, что Россия склоняется к сотрудничеству именно с Ираном, а в стране это приветствуют. Это мы можем заключить на том основании, что США в последние недели чуть ли не каждый день обращались к российской стороне с угрозами, и в каждом из обращений упоминался Иран. Американцы откровенно предупреждали Россию, что в случае продолжения сотрудничества с Ираном обязательно последуют новые санкции. Однако обращать внимание на эти требования — не очень желательно для России, поскольку, в случае ее согласия с американскими требованиями, это ставит под сомнение положение России как независимого государства на международном уровне. Соответственно, Россия будет продолжать сотрудничество с Ираном и не будет уступать давлению со стороны США, даже и при той степени конфронтации с США, демонстрируя свое упорство и нежелание реагировать на «предупреждающие сигналы» из Белого дома.
- Еще одна проблема — это ситуация в Сирии: некоторые утверждают, что разногласия между Россией и Ираном, которые здесь, несомненно, имеют место, имеют значительный потенциал, настолько, что могут подорвать их сотрудничество и нанести удар по отношениям двух стран. Насколько, по Вашему, эти утверждения серьезны и до какой степени оправданы?
Шаиб Бахман: Прежде всего, отмечу, что в настоящий момент между Россией и Исламской Республикой нет столь значительных и заметных противоречий в связи с Сирией. Это связано с тем, что две страны до известной степени, достигли каждая своей собственной, заранее намеченной ими цели в регионе, смогли сохранить на территории страны власть законного центрального правительства, что было в интересах и той, и другой стороны, смогли нанести решающие поражения террористическим группировкам, и если не полностью уничтожить, то заметно ослабить их, что также отвечало интересам двух стран. Кроме того, они смогли оставить фактически не у дел зарубежных сторонников местных террористических группировок и тех, кто преследовал цель дестабилизировать обстановку в стране. Следовательно, можно утверждать, что изначально поставленные двумя государствами (Россией и Ираном) цели были достигнуты. Потому можно сказать, каждая из сторон выходит из сирийского кризиса победителем. Значит, нет никаких причин, чтобы обе стороны вступили бы в конкуренцию друг с другом, начали бы борьбу за передел сфер влияния или же испытывали какие-то серьезные противоречия.
Несомненно, что две страны имеют расхождения относительно политического будущего Сирии, относительно предстоящих в ней конституционных реформ или же реформ в структуре вооруженных сил САР, но это не то обстоятельство, которое может как-то существенно помешать сотрудничеству обеих сторон. Позиции и Ирана и России относительно происходящего в Сирии, показывают, насколько они, в сравнении с другими важными политическими игроками региона, имеют близкие друг другу точки зрения. Как в момент, когда российские военные только-только пришли в Сирию, то есть уже 5 лет назад, обе стороны начинали работать вместе, так же вместе продолжают они сотрудничать и сейчас, на завершающем этапе конфликта и разгрома террористических сил. Их точки зрения на происходящее несравнимо ближе друг другу, чем у других внешних игроков — так называемых «союзников» по Международной коалиции. Тот пресловутый единый международный фронт по противодействию терроризму, сложившийся из США, европейских стран, Турции, Саудовской Аравии, ОАЭ, Катара и ряда других стран, в который, кстати, не были приглашены ни Иран, ни Россия, сейчас почти полностью распался. А союз из России и Ирана, как и сотрудничество между ними, по-прежнему прочны и почти не дают сбоев.
- Важным сюжетом в отношениях обеих стран по-прежнему остается взаимодействие в военной сфере и в области экспорта вооружений, и оно может вступить в некую новую фазу после отмены санкций. Следует ли нам ожидать заключения сторонами новых соглашений или хотя бы начала переговоров по таковым?
Шаиб Бахман: В большинстве случае, сотрудничество такого рода между любыми странами, как и договоренности между ними, имеют как открытые, так и закрытые стороны, которые очевидны специалистам и экспертам, но могут быть не видны для более широкой общественности. Даже те страны, которые имеют сотрудничество в обычном формате, но не подвергаются столь масштабному давлению «международных сил», не находятся под санкциями, имеют при этом какие-то более скрытые аспекты, которые могут быть незаметны и которые ни одна сторона не хочет афишировать и делать публичным достоянием. Только в определенных случаях, когда страны хотят купить какое-то вооружение и сознательно хотят тем самым нарушить баланс сил между ними и их конкурентами, они предают гласности свои сделки в этой сфере. И в отношении Ирана и России, в их взаимодействии по военно-технической сфере и по части обороны, есть стороны, о которых они говорят открыто, а есть также и те, которые они не желают афишировать.
Иран, уже много лет находясь под международными санкциями, смог самостоятельно наладить производство некоторых видов из того вооружения, в котором нуждался, но там, где все же требовался импорт вооружения, технологий или запчастей, самым первым и важным партнером Ирана в этой области всегда была Россия. По этой причине, возможности заключения новых контрактов и сделок, выгодных России и необходимых Ирану, нельзя исключать и в будущем. Но что же до того, будет ли о договоренности объявлено публично или нет… Это те сюжеты, которые всегда решают политики и официальные лица каждой из сторон. Но несомненно то, что взаимодействие Ирана и России по части экспорта вооружения, по линии обороны, будет продолжаться, так как сейчас нет предпосылок, ни на региональном, ни на международном уровне, чтобы предполагать или утверждать обратное.
- Сейчас есть и еще один важный вопрос, который связан с приближающимися выборами в США, равно как и с приближающейся датой отмены санкций (17 октября — прим. перев.). Чем ближе мы к дате выборов и к отмене санкций, тем больше слухов о вероятности какой-либо провокации в регионе, которая может привести к открытому конфликту между Ираном и США, и последние, несомненно, воспользуются случаем, чтобы «наказать» Иран, либо в форме локальной и ограниченной, либо более серьезной военной операции. Есть ли взаимодействие Ирана и России в данной связи, и будет ли Россия готова принять меры, чтобы предотвратить это или помешать такому развитию событий?
Шаиб Бахман: Прежде всего необходимо отметить, что в настоящий момент вероятность полномасштабного военного конфликта между Ираном и США все же не так велика, а все прецеденты, которые имели место во взаимоотношениях двух стран, так же демонстрируют, что до реальных прямых столкновений дело никогда не доходило, либо они были в настолько ограниченной форме, что их никак нельзя было называть военными конфликтами. Несколько другое дело — это уровень враждебности в дипломатических отношениях, и риторика, которую две страны использовали по отношению друг к другу.
Соответственно, мы можем утверждать, что и сейчас вероятность полномасштабного конфликта между Ираном и США невелика. Но вместе с тем, и взаимодействие Ирана и России по военной и оборонной областям также возросло. И речь тут не только о поставках в Иран вооружений, из России либо Китая. Можно вспомнить широкомасштабные военные учения, которые провели Иран и Россия в Индийском океане, Оманском Заливе, участии в этих учениях Китая, либо о проведенных Россией учениях «Кавказ-2020», в которых также принял участие Иран. Все это говорит за то, что уровень взаимодействия двух стран по линии обороны и военно-технического сотрудничества сейчас действительно очень высок, и он постоянно растет. Ведь проведение подобных учений еще даже 10 лет тому назад трудно было себе представить.
Недавние учения, помимо высокого уровня координации и взаимодействия, которые всегда необходимы в этих областях, служат определенным сигналом Западу, прежде всего, тем же США — о том, сколь высок сейчас уровень военного сотрудничества Москвы и Тегерана, а также, о том, что они могут совместно использовать свои вооруженные силы при необходимости. Но все же, политика России в регионе сейчас сводится к тому, чтобы вообще не допустить войны. И причина тому — высокий уровень напряженности на Ближнем и Среднем Востоке, из-за чего регион просто может не выдержать нового военного конфликта: если здесь возникнет полномасштабная война, тем более между Ираном и США, то такая война не ограничится ни только этими двумя странами, ни даже только этим регионом. Ее последствия будут намного более широкими и серьезными.
Вследствие этого, Россия старается и будет стараться, до самой последней возможности, но все же делать ставку на дипломатические каналы, чтобы предотвратить подобную войну. В то же время, если мы посмотрим и на то, как вела себя Россия ранее, какие применяла подходы, при возникновении в регионе ситуаций, близких к конфликтным, особенно в периоды обострения ирано-американских отношений, мы увидим, что Россия, не то, чтобы открыто вставала на сторону Ирана, но действовала, скорее, в интересах Ирана, постоянно подчеркивая важность сотрудничества с Ираном. Всякий раз, когда США начинают ставить вопрос о большом региональном влиянии Ирана и о необходимости ограничить его влияние, Россия вставала на защиту Ирана, подчеркивая, что влияние Ирана в регионе — это одна из гарантий сохранения мира на Ближнем Востоке. Россия оказывала Ирану поддержку и по проблеме ядерной программы и ядерной сделки, и в случае нападения на иранские нефтяные танкеры в региональных водах, и даже — в случае атак американских беспилотных летательных аппаратов. Во всех этих ситуациях Россия действовала в интересах Ирана. И то же самое произошло совсем недавно, после гибели командующего Сулеймани. Все это, несомненно, давало американцам понять, что вступление в военную конфронтацию с Ираном вовсе не ограничится конфликтом с одним лишь Ираном, и в этом случае последствия подобной войны уже для США могут оказаться фатальными и даже роковыми.
Спецрепортаж, подготовленный группой "Политика"/Внешняя политика/Первая полоса издания Hamshahri

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
847
Похожие новости
31 октября 2020, 02:30
29 октября 2020, 20:15
29 октября 2020, 16:15
30 октября 2020, 17:00
31 октября 2020, 14:00
30 октября 2020, 13:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
26 октября 2020, 23:45
27 октября 2020, 20:45
25 октября 2020, 09:45
26 октября 2020, 02:45
27 октября 2020, 16:45
25 октября 2020, 13:15
27 октября 2020, 06:30