Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Handelsblatt: вероятность срыва проекта «Северный поток – 2» никогда не была такой высокой

Федеральное правительство долгое время утверждало, что «Северный поток — 2» — исключительно «частный экономический проект», не упоминая связанные с ним геополитические аспекты. Но покушение на российского оппозиционера Алексея Навального с применением нервно-паралитического вещества перевернуло всю дискуссию с ног на голову. Теперь Берлин также оставляет за собой право использовать газопровод в качестве инструмента власти. Незавершенный проект окончательно превратился в «мячик» в игре, в которой на кону стоят интересы различных сторон, а экономические вопросы отошли на второй план. Вот главные вопросы и ответы:
Ведь «Северный поток — 2» уже почти готов! Почему газопровод все никак не достроят?
Это верно: остается достроить всего несколько десятков километров трубопровода. Но строительные работы заморожены после того, как США в конце 2019 года ввели санкции против проекта. После отравления критика Кремля Алексея Навального в Германии также требуют прекратить реализацию проекта. Правительство, опираясь на результаты исследований специальной лаборатории Бундесвера, считает доказанным, что Навальный был отравлен нервно-паралитическим веществом «Новичок», и требует от российской стороны расследования этого дела. Таким образом, газопровод превратился в инструмент политического давления.
Что федеральное правительство думает по поводу санкций против «Северного потока — 2»? Вопрос уже можно считать решенным?
Нет. Хотя глава МИД Хайко Маас (Heiko Maas) и министр обороны Аннегрет Крамп-Карренбауэр (Annegret Kramp-Karrenbauer) поставили перспективы проекта под сомнения, если Россия не расследует попытку убийства Навального. Пресс-секретарь Ангелы Меркель также выразил аналогичную позицию канцлерин. Впрочем, переоценивать эти слова не стоит.
Меркель назвала выход из газопроводного проекта одной из опций, но она никак не является предпочтительной. Открытое выражение сомнений в перспективах второго «Северного потока» призвано, в первую очередь, дать Москве понять, насколько серьезно Берлин воспринимает «дело Навального». А министр экономики Германии Петер Альтмайер (Peter Altmaier) и вовсе принципиально ставит под сомнение целесообразность санкций.
Какова позиция правящих партий к проекту «Северный поток — 2»?
Партии, входящие в правящую коалицию, настроены по-разному. В рядах ХДС/ХСС есть как известные противники проекта, так и его влиятельные сторонники, в частности, глава группы ХСС Александер Добриндт (Alexander Dobrindt). СДПГ традиционно выступает за «политику разрядки» в отношениях с Москвой, но не находит приемлемой систему Путина. С учетом внутренних дебатов в настоящее время введение запрета на въезд в Германию и финансовых штрафов для российских чиновников, которые могут быть причастны к покушению на Навального, представляются намного более вероятными, чем отказ федерального правительства от «Северного потока — 2».
Сколько километров газопровода нужно еще достроить?
Газопровод состоит из двух параллельных веток протяженностью 1200 километров. В территориальных водах Дании недостает участка длиной 64 километра, а в немецких и вовсе 16 километров. Таким образом, нужно проложить еще в общей сложности 160 километров труб. Это составляет чуть больше 6% от общей протяженности газопровода.
Станет ли газ благодаря «Северному потоку — 2» дешевле?
Да, но не совсем понятно, насколько. Феликс Маттес (Felix Matthes) из Института экономики уверен в том, что газопровод будет иметь «лишь очень ограниченное влияние» на ценообразование. По его словам, это снижение цены может составить «несколько процентных пунктов на оптовом рынке и ниже порога чувствительности для большинства потребляющих газ отраслей». Впрочем, исследование Энергетического института (EWI) при университете Кельна показало, что газопровод позволит европейским потребителям экономить несколько миллиардов евро в год.
Однако противники проекта указывают на то, что заказчиком этого исследования была компания-оператор проекта Nord Stream 2 AG. По мнению экспертов EWI, наибольшую выгоду газопровод принесет Германии, на территорию которой будет поступать топливо, а также странам, напрямую подключенным к немецкой газопроводной сети, например, Польше, Дании и Нидерландам. В силу высокой степени интеграции внутриевропейской газопроводной системы положительный эффект могут ощутить и другие европейские потребители. Эксперты Технического университета города Ильменау и городской энергетической компании Мюнхена допускают, по меньшей мере, «умеренное» снижение цен.
Почему газопровод так важен для России?
Тому есть две причины. Во-первых, Россия наращивает добычу газа в северных широтах, и транзит газа через Украину становился бы все более дорогим и неэффективным. Во-вторых, русские наращивают давление на Украину. Напряжение между двумя соседними странами имеет исторические корни и касается далеко не только энергетической сферы. В начале 2006 и 2009 годов русские перекрывали поставки газа на Украину, в те времена полностью зависевшую от российского топлива.
Тогда последствия этого пришлось ощутить на себе и европейцам: в квартирах жителей южных стран ЕС было холодно; были ограничены поставки газа промышленным предприятиям, в том числе и в Германии. Если «Северный поток — 2» будет достроен, Москва может еще больше усилить давление на Украину, не боясь поставить под угрозу экспорт газа в Европу. И хотя Москва обязалась и после ввода второго «Северного потока» в эксплуатацию продолжать поставки газа через Украину, геополитическое ослабление Киева является одним из главных аргументов противников газопровода, в частности, США.
Какова мощность газопровода?
Мощность газопровода составляет 55 миллиардов кубометров газа в год. Ровно такую же мощность имеет и первый «Северный поток», по которому газ поступает в Германию с 2011 года. Таким образом, в сумме этот объем превышает годовые потребности Германии в газе, составляющие около 90 миллиардов «кубов» в год.
Какова позиция других стран ЕС к газопроводу?
Наши европейские соседи также по-разному относятся к этому вопросу. Против выступают, в первую очередь, восточноевропейские страны: Польша, страны Балтии и Словакия. Их мотивы различны. Главный аргумент — они не хотят попасть в еще большую зависимость от российских поставок газа. Но нельзя недооценивать и собственные экономические интересы отдельных стран. Так, Польша сама хочет играть ключевую роль в распределении газа между странами региона, и «Северный поток — 2», пролегающий за пределами ее территории, Варшаве не нравится.
Словакия к тому же могла бы сама зарабатывать на транзите газа: трубы, по которым российское топливо прокачивается через Украину в Западную Европу, пролегают именно через Словакию. В случае введения в эксплуатацию второго «Северного потока», транзитные поступления сократятся вместе с транзитными поставками.
А что говорит Еврокомиссия?
В Брюсселе преобладает скепсис, так что Еврокомиссия традиционно поддерживает противников проекта среди стран ЕС. До сих пор попытки подчинить «Северный поток — 2» европейским ограничительным нормам, оканчивались провалами. И лишь когда французы в прошлом году выступили за то, чтобы трубопроводы из третьих стран подчинялись нормам внутреннего европейского рынка, комиссия смогла приблизиться к своим целям.
Соответственным образом измененные нормы европейского газового рынка предусматривают исключения, однако немецкое Федеральное сетевое агентство отклонило запрос компании Nord Stream 2 AG, поданный в этом году. Компания-оператор газопровода опротестовала это решение в высшем суде земли Северный Рейн-Вестфалия в Дюссельдорфе.
Что означают европейские правила для «Северного потока — 2»?
Для газопровода в немецких территориальных водах теперь действуют те же правила, что и для других газопроводов, которые начинаются и заканчиваются на территории ЕС. Это значит, что операторы третьих трубопроводов на территории Германии не должны дискриминироваться при подключении к «Северному потоку — 2». Кроме того, на этом отрезке длиной 54 километра регулирующие органы будут контролировать оплату за пользование газопроводом. В случае с «Северным потоком-2» — это Федеральное сетевое агентство.
Самые важные последствия будет иметь так называемое разделение: производитель газа и оператор газопровода на немецкой территории не могут быть одним и тем же лицом. Как Nord Stream 2 AG собирается выполнять это требование на практике, непонятно.
Когда газопровод должен быть достроен?
Изначально было запланировано, что «Северный поток — 2» будет достроен в 2019 году. Но в декабре прошлого года США пригрозили санкциями швейцарской компании Allseas, владеющей судами-трубоукладчиками, и та была вынуждена остановить работы. Вскоре после этого, в январе 2020 года, президент России Владимир Путин источал уверенность. «Мы, несомненно, достроим газопровод самостоятельно, независимо и без участия европейских партнеров», — заявил он после встречи с канцлерин Ангелой Меркель в январе. Кремлевский властитель выразил надежду, что газопровод будет введен в эксплуатацию не позднее первого квартала 2021 года.
Сейчас это, однако, кажется маловероятным, тем более с учетом новых угроз Вашингтона в адрес всех компаний, участвующих в продолжении строительных работ. Даже порт Мукран, где находится логистический центр этого проекта, находится под угрозой санкций. Порт принадлежит городу Зассниц и земле Мекленбург-Передняя Померания.
Кто мог бы закончить укладку газопровода?
Швейцарскую компанию Allseas, в конце прошлого года вынужденную остановить укладку труб под угрозой американских санкций, заменить очень трудно. Русские уже несколько месяцев работают над дополнительным оснащением своих кораблей «Фортуна» и «Академик Черский», чтобы те могли уложить недостающие трубы. По утверждениям экспертов, эта работа до сих пор не увенчалась успехом, но официальных подтверждений пока не было. «Академик Черский» уже несколько месяцев стоит в порту Мукран, а «Фортуна» в порту Ростока.
Возможно, США ослабят санкции, если Дональд Трамп проиграет президентские выборы?
Это возможно, но уверенности в этом нет никакой. В число приоритетов нового американского правительства, скорее всего, будет входить восстановление ухудшившихся отношений с Европой и особенно с Германией. Кроме того, внешнеполитические советники противника Трампа на выборах — Джо Байдена — решительно отвергают идею санкций.
Однако внутриполитическая ситуация в США весьма неблагоприятна для Берлина, когда речь заходит о «Северном потоке — 2». Против него выступают как республиканцы, так и демократы, пусть даже по разным причинам. Президент Трамп заинтересован в том, чтобы навредить Германии, которую он рассматривает не как союзника, а как противника в сфере торговой политики и как «нахлебницу» в сфере безопасности.
Демократы и республиканцы в Конгрессе, в свою очередь, считают остановку строительства газопровода инструментом политики по сдерживанию России. Санкции, приведшие к временной приостановке проекта, были инициированы парламентом, а не правительством. При этом в Вашингтоне не проявляют никакого понимания к позиции Берлина, поддерживающего «Северный поток — 2». Даже советники Байдена, выступающие против санкций по отношению к союзникам, делают ставку на то, что Берлин откажется от проекта — по собственному решению.
Как европейцы противостоят американским санкциям?
До сих пор европейцам не удалось найти эффективного «противоядия». Еврокомиссия заявила, что ЕС реактивирует так называемое «распоряжение о блокировке» от 1990-х годов, целью которого было «противостоять несправедливому влиянию экстерриториальных санкций, введенных третьими странами». Если конкретно, то это «распоряжение о блокировке» запрещает европейским компаниям выполнять законы о санкциях, принятых другими странами. Но на практике это положение оказалось бесполезным.
Америке оказалось достаточно всего лишь пригрозить европейским компаниям санкциями, чтобы заставить их подчиниться. По инициативе правительства Германии европейцы собираются доработать «распоряжение о блокировке». Однако санкции США против «Северного потока — 2» едва ли подходят для проверки эффективности действий Европы по самоутверждению. Хотя немецкие политики и заявляют, что европейскую энергетическую политику должен определять Брюссель, а не Вашингтон, проблема в том, что решение о строительстве второго «Северного потока» принимали Берлин и Москва, а не Брюссель, а газопровод не является общеевропейским проектом. Как раз на этой неделе правительство Польши вновь выступило за окончательную остановку строительства газопровода.
Возникнет ли угроза поставкам газа в случае отказа от проекта «Северный поток — 2»?
Нет, по оценкам экспертов, такой угрозы не существует. С одной стороны, русские могли бы вновь нарастить транзит через Украину, что они, однако, сделают лишь в самом крайнем случае. С другой стороны, у европейцев есть и альтернативы в виде сжиженного газа (СПГ) из США или Катара. На территории ЕС есть более 30 СПГ-терминалов, которые в среднем загружены менее чем на треть.
Эксперты считают, что за счет СПГ можно будет покрыть до 40% потребностей ЕС в газе. Однако это приведет к повышению цен (в этом вопросе эксперты также едины), так как СПГ значительно дороже, чем трубопроводный газ — в первую очередь, из-за высокой стоимости сжижения топлива. Хотя у Германии пока нет собственных СПГ-терминалов, она могла бы получать его из терминалов в соседних странах.
Как будет развиваться ситуация с потребностью Германии и Европы в газе?
Пока неясно. Компания Nord Stream 2 AG утверждает, что потребность в газе будет расти. Аналогичного мнения придерживается и Международное энергетическое агентство (МЭА). «В связи с отказом от атомной и угольной энергии потребность в природном газе с целью производства электроэнергии будет расти, несмотря на значительное развитие возобновляемой энергетики, тем более что газ требуется в качестве резервного источника энергии в дополнение к возобновляемым источникам, — говорится в докладе МЭА за этот год, посвященном ситуации в Германии. — Растущий спрос на газ приведет к дополнительному росту и без того большой потребности в импортном газе».
Эксперт Феликс Маттес, однако, не разделяет этой оценки, исходя из того, что потребность Европы и, в частности, Германии в импортном газе в ближайшие годы сократится. Противники строительства газопровода указывают на то, что Германии придется сокращать потребление газа, чтобы выполнять свои цели в сфере борьбы с изменениями климата.
Могут ли участвующие в проекте компании потребовать компенсации в случае окончательной остановки строительства?
Федеральное правительство учитывает эту возможность, хотя вслух об этом никто не говорит. Против каких стран могут быть поданы соответствующие иски, пока непонятно. Бесспорно, однако, что компания Nord Stream 2 AG располагает всеми необходимыми разрешениями на строительство газопровода, в первую очередь, со стороны стран, через территориальные воды которых он проложен.
Nord Stream AG и участвовавшие в финансировании европейские концерны (Engie, OMV, Shell, Uniper и Wintershall-Dea) раздали и выполнили заказов на несколько миллиардов евро. Можно предположить, что они используют все возможности для того, чтобы получить компенсацию за свои расходы. В конечном итоге этим делом, вероятно, будет заниматься Международный апелляционный суд по урегулированию инвестиционных споров (ICSID) в Вашингтоне. Для правительства Германии в этом не было бы ничего нового. ICSID уже несколько лет разбирается в конфликте Берлина с концерном Vattenfall, требующим компенсации после решения об отказе Германии от атомной энергии.
Отрежет ли «Северный поток-2» Украину от европейского газового рынка?
Нет. Украина уже несколько лет получает газ не напрямую из России, а «реверсом» с территории Западной Европы. Еще несколько лет назад Украина полностью зависела от прямых поставок из России, но теперь ситуация изменилась. Причина в том, что ЕС после газовых конфликтов между Москвой и Киевом в 2006 и 2009 годах наладил реверсивные поставки «голубого» топлива. Если раньше газ транспортировался исключительно с востока на запад, то теперь никаких проблем с реверсивными поставками нет.
Кроме того, транзит газа через Украину в любом случае не прекратится после введения в эксплуатацию «Северного потока — 2». Российская сторона в конце прошлого года при посредничестве Еврокомиссии и под давлением Германии подписала соглашение с Украиной, обязавшись и далее транспортировать газ через ее территорию.
Впрочем, объем транзита будет сокращен: вместо нынешних 90 миллиардов кубометров в год в 2020 году эта цифра составит всего 65 миллиардов. В 2021-2024 годах она будет исчисляться 40 миллиардами «кубов». Если предположить, что потребление газа европейцами в последующие годы не сократится, то Россия еще долго не сможет обойтись без транзита через Украину.
Вырастет ли объем транзита через Украину до старых значений в случае отказа от строительства «Северного потока — 2»?
Если «Северный поток — 2» в этом году не будет достроен, России, возможно, придется вновь увеличить транзит через Украину, чтобы выполнять свои обязательства перед европейскими клиентами. Если же проект обернется полным провалом, России в обозримом будущем придется вернуться к старым транзитным маршрутам, а также модернизировать украинскую газопроводную сеть, на что потребовалось бы несколько миллиардов евро.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
1210
Похожие новости
26 сентября 2020, 04:45
25 сентября 2020, 17:15
25 сентября 2020, 15:15
26 сентября 2020, 10:15
25 сентября 2020, 13:30
26 сентября 2020, 02:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
21 сентября 2020, 06:45
23 сентября 2020, 13:45
21 сентября 2020, 10:30
22 сентября 2020, 06:45
22 сентября 2020, 15:00
20 сентября 2020, 17:30
22 сентября 2020, 06:45