Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Haqqin: Российский газ выгоднее азербайджанского

Впервые за четверть столетия после объединения павшей на полях самой жестокой за всю историю человечества войны великой Германии глава немецкого государства совершил исторический визит на Южный Кавказ. Впрочем, еще с кайзеровских времен Берлин не скрывал своего неподдельного интереса к одному из самых важных стратегических регионов евразийского пространства. Однако каждый раз поднимавшаяся с колен из кровавой лужи бисмарковская железная империя коррелировала свои интересы с другим немаловажным евразийским игроком — Османской империей, «больным человеком Европы». Даже при скрупулезном и чрезмерно осторожном Иненю (турецкий военачальник и государственный деятель, второй президент Турции, преемник Ататюрка, — прим. ред.) Германия не отказывалась от традиционной геополитической оси.
Но с наступлением «конца истории», точнее, как оказалось позже, при достижении «тупика истории» мир изменился до неузнаваемости. И вчерашние союзники, готовые с легкостью изменить исторической преемственности, смело пересматривают геополитические ориентиры и доминанту во внешней политике. В новом мире Германия одна, без Турции, оказавшейся по ту сторону баррикад, пришла в хорошо знакомый по истории регион.
Спустя четверть столетия после трансформации глобального миропорядка на мировую арену вступили два новых сильных игрока — Германия и Китай. И вот Германия — ведущая экономика евразийского пространства и «первая скрипка» ЕС, оставившая за бортом своих традиционных «милых соперников» Великобританию и Францию, за считанные десятилетия не только восстановила свою былую геополитическую мощь, но и вторглась в борьбу за освоение новых мировых рынков.
Полувековая устойчивая политическая философия современной Германии — своего рода идейно-прагматическая уния: воздействие насильно привитой англосакской либеральной доктрины не прошло бесследно, хотя немцам довольно сложно отказаться и от традиционного утилитаризма. Политическое лицо современной Германии весьма красочно выражается в описаниях критически настроенных немецких правозащитников: конечно же, Германия ратует за либеральные ценности, но вне пределов самой Германии…
Со скрежетом на зубах и скрипом в сердце заокеанские либералы, британские пуритане и французские голлисты восприняли первое громкое и в общем-то справедливое заявление канцлера Меркель о том, что российский газ выгоднее азербайджанского. Это немаловажное заявление, продиктованное экономической целесообразностью, немецкий канцлер произнесла в охваченном пронатовскими настроениями либеральном Тбилиси. Неожиданное заявление лидера Германии, озвученное накануне новых американских санкций против России, было встречено с недовольной гримасой на лицах. Почти как в 2008 году, когда при молчаливом согласии европейских мужей российские танки стояли на подступах у последнего форпоста Запада на Кавказе. Меркель пошла еще дальше, открыто заявив, что в ближайшие годы Грузию не примут в НАТО… И особое недовольство канцлер Германии выразила фривольной интерпретацией Грузией безвизового режима с ЕС. Грузины, как и украинцы, заполонили европейские столицы. Почти так же, как таджики, армяне и киргизы скитаются по улицам Москвы в поисках хлеба насущного. Прощаясь с Грузией, Меркель исполнила вместе с грузинскими певцами песню о пиратах.
В ураганном Ереване, у которого все еще затуманено сознание и который по-прежнему охвачен революционной лирикой, Меркель попала в атмосферу непроходящей эйфории. У власти произошло головокружение от успеха. Власть все еще на улицах, не в силах собраться и вернуться в свои кабинеты. Поэтому создалось впечатление, что Меркель провела больше времени на улицах и площадях, чем в кабинетах руководства страны. Навеянное киевским Евромайданом — помните как Нуланд раздавала пряники бойцам «Правого сектора» (запрещенная в России организация — прим. ред.)?
Германский канцлер больше общалась с истинной властью — улицей, чем с президентом Саркисяном и премьером Пашиняном. Серьезный разговор у Меркель с армянской властью так и не получился. Не с кем говорить, разве что с единственным источником власти — народом, причем за арбузной трапезой и под объективами селфи. Создавалось впечатление, что новая армянская власть хотела показать Меркель победивший революционный народ. Но эта сюррная картина нисколько не тронула железного канцлера. Немцы, тем более немецкие политики, весьма скупы на сантименты. Вполне вероятно, что картина восставшего Еревана очаровала бы Гавела, Валенсу, на худой конец романтичного Обаму, но Меркель рассчитывала на важный политический диалог. В революционном хоре ее заявление о карабахском конфликте и желании Германии занять посредническое место за столом переговоров так и осталось неуслышанным. Ереванской власти сейчас не до Карабаха… Она увлеченно крушит карабахский клан и добивает его последние остатки.
Германский канцлер завершила свое первое кавказское турне в Азербайджане. Что сразу же бросилось в глаза в первые часы визита и переговоров Меркель в Баку? В Азербайджане у немецкого правительства в лице Меркель никто не стал просить помощи и денег. В Баку германский политик в большей мере нашла самодостаточного и достойного партнера, готового открыть свои рынки для ведущих немецких компаний. Вот почему апофеозом бакинского вояжа стала встреча не с окрыленной всеразрущающей дикой стихией, а с бизнес-элитой, предложившей Германии и немецких корпорациям партнерство в инфраструктурных проектах (в частности в строительстве железно-дорожных коммуникаций), градостроительстве, расширении образовательных программ, особенно в области профтехнического системного и специализированного образования… Меркель обсуждала в Баку перспективы реализуемого «Южного газового коридора», транспортных маршрутов, много говорили и о возрождении азербайджанского банковского сектора… Разговор получился деловой и многообещающий. Как-то чисто по-немецки — меньше чувств и больше дела!
Президент Ильхам Алиев, в отличие от своих южнокавказских коллег хорошо знакомый с Меркель по долгому и тернистому переговорному процессу, ведь глава азербайджанского государства за последние три года дважды совершил в Берлин рабочие поездки, обозначил визит германского канцлера в Баку как исторический.
Что особенно осталось в памяти после встречи Алиева с Меркель? Подчеркнутое почтение, учтивость и особое уважительное отношение германского канцлера к азербайджанскому президенту — Меркель своими глазами убедилась в успехах «алиевского пути развития». С высоты птичьего полета, со смотровой площадки канцлер долго и пытливо наблюдала за жемчужиной постсоветского градостроительства — новым Баку…
Встреча Меркель с Азербайджаном началась с хорошего знака. Канцлер исключила из своей делегации депутата Альберта Вайлера, объявленного азербайджанскими властями лицом нежелательным. Вайлер незаконно посетил Карабах, заехав в оккупационную зону через заднюю дверь, то бишь Ереван. После чего угодил в черный список МИД Азербайджана. И как-то ненароком Вайлер оказался в делегации Меркель. Баку не пожелал общения с таким деятелем. Меркель сразу же пошла навстречу, заявив: «Переговоры с Баку важнее депутата». Вайлер остался дома…
Если в Ереване заявление Меркель о Карабахе утонуло в общем революционном лепете, то в Баку германского канцлера слушали с особым вниманием. Меркель еще раз открыто заявила, что Германия как член Минской группы продолжит работать над поиском путей карабахского урегулирования именно на основе решений Совбеза ООН. Что предполагают резолюции Совбеза? Безусловное осуждение армянской интервенции и безоговорочное освобождение захваченных земель. В Баку услышали Меркель и задумались над ее словами.
Налицо все предпосылки для начала новых отношений Азербайджана с Германией, отношений с белого листа. Более того, Меркель с особой немецкой педантичностью и пониманием отнеслась к политическому статус-кво Баку. Германский канцлер не пришла в чужой монастырь со своим уставом, не стала нарушать устои действующей политсистемы и начисто проигнорировала встречу с внесистемными неформальными группами. Если в Ереване Меркель встретилась с оппозиционной Республиканской партией, а в Тбилиси — со сторонниками опального Саакашвили, то в Баку все просьбы и старания нацдеков и внесистемщиков в лице Али Керимли и Ильгара Мамедова остались неуслышанными. Меркель отказалась от встречи с оппозицией. В Азербайджане лидеру западного мира было не до условностей, ибо ни один из геополитических центров не рассматривает полулегальные сетевые политические кружки в качестве альтернативы алиевскому правительству. С ними не о чем разговаривать!
И, конечно же, однодневный, но весьма насыщенный визит Меркель в Баку запомнился двумя курьезами, которые надолго останутся в памяти бакинцев. Естественно, всех присутствующих на пресс-конференции президента и канцлера поразила неуместная на первый взгляд «брежневская оговорка» немецкого журналиста из издания «Немецкая волна». Журналист по-дилетантски перепутал Азербайджан с Афганистаном. И если тридцать лет назад впавший в старческий маразм советский лидер, не вдаваясь в подробности, машинально зачитывал текст из другого выступления, то немецкий журналист, не задумавшись о мере своей ответственности, стал рассуждать об Азербайджане как об Афганистане. Хотя, если посмотреть правде в глаза, для немецкой общественности Азербайджан представляет ровно такое же значение, как и Афганистан, либо для них что Армения, то и Бангладеш. Ведь все эти страны находятся по ту сторону виртуального «железного занавеса». Вот почему еще несколько лет назад мы указывали на откровенно заказной и ангажированный характер появившихся в немецких СМИ откуда ни возьмись сотен публикаций о внутренней политике Азербайджана. Ведь немцу что Азербайджан, то и Афганистан, станет ли он разбираться в перипетиях и особенностях политической жизни?! Исключение составляют разве что узкоспециализированные экспертные группы из числа советологов, которым под силу после долгих исследований все же разобраться в истинном раскладе политических сил. Но то единицы!..
И если журналист допустил смешную «брежневскую оговорку», то сама Меркель позволила себе «фрейдовскую обмолвку». Впопыхах, стараясь поскорее поделиться со своими читателями в сети Инстаграм впечатлениями о пребывании в Азербайджане, германский канцлер случайно опубликовала видеоролик, заснятый на улицах Еревана. Конечно же, для лидера супердержавы политическое измерение вмещает в себя целые регионы, и Южный Кавказ — это всего лишь, говоря словами Черчилля, «мягкое подбрюшье» необъятной Руси. Но при этом Меркель не ушла далеко от исторической истины. Ведь современный Ереван находится на территории Иреванского ханства — азербайджанской земли, где когда-то правили тюркские повелители. Может, когда-то кто-то и расскажет Меркель об истории этой непонятой Германией далекой земли…
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

385
Похожие новости
21 сентября 2018, 18:00
21 сентября 2018, 04:15
22 сентября 2018, 05:00
21 сентября 2018, 15:15
22 сентября 2018, 07:45
21 сентября 2018, 18:00
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
19 сентября 2018, 16:00
20 сентября 2018, 19:30
18 сентября 2018, 18:00
20 сентября 2018, 14:30
22 сентября 2018, 10:00
19 сентября 2018, 10:30
18 сентября 2018, 02:00