Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Идеальное или правильное: как Восточная Грузия вошла в состав России

30 января 1801 года был опубликован манифест Павла I о присоединении Грузии (Картли-Кахетии) к России

На протяжении XII — первой четверти XIII веков Грузия была одной из самых сильных и процветающих держав Передней Азии. Грузинские монархи этого периода, в первую очередь, Давид IV Строитель и царица Тамара, создали эффективный государственный аппарат и хорошо подготовленную многочисленную армию. Блестящие военные победы, правильная экономическая политика, тонкая дипломатия, а также слабость и разобщённость соседних стран и народов позволили добиться очень больших успехов. Под властью или под влиянием Грузии находилось всё Закавказье, часть Северного Кавказа и нынешних Турции и Ирана. Поэтому грузинские монархи на полном основании могли именовать себя «царями царей» и «Божьей волей… самодержавными обладателями всего Востока и Запада». Международный авторитет Грузинского царства был столь велик, что в начале XIII века Папа Римский предлагал заключить военный союз со странами Западной Европы и, многотысячное грузинское войско должно было участвовать в новом крестовом походе на Иерусалим.

Но с 1220 года наступил многовековой период страшных по своей разрушительности вражеских походов и набегов на Грузию. Фактически он почти беспрерывно продолжался до конца XVIII столетия. После нападений Джелал-ад-Дина, монголов, Тимура, кочевых туркменских племён Грузия, ко второй половине XV века, чрезвычайно сильно ослабла. Значительная часть ранее приобретённых территорий была потеряна. Результатом разорения страны закономерно стало падение авторитета правящей династии Багратиони и центральной власти в целом и, наоборот, резким усилением местных феодалов. Начались многочисленные междоусобные войны. Всё это неминуемо вело Грузию к распаду. К концу XV века произошло окончательное разделение страны на 4 государства: Картлийское, Кахетинское, Имеретинское царства и княжество (атабагство) Самцхе во главе с влиятельным родом Джакели. Процесс распада на этом не завершился, цари имели очень мало влияния на крупных феодалов-тавадов, которые в своих владениях были фактически полноправными хозяевами. Особенно сильными оказались сепаратистские настроения в Западной Грузии: могущественные князья Дадиани в Мегрелии, Гуриели в Гурии, Дадешкелиани в Сванетии и Шервашидзе (Чачба) в Абхазии совершенно формально оставаясь вассалами имеретинского царя, на деле достигли полной независимости.

Карты Грузии XVI-XVIII в

Но опасность исходила не только от внутренних смут. К этому времени резко ухудшилось внешнеполитическое положение многочисленных грузинских государственных образований. Османская Турция и Сефевидский Иран, две могущественнейшие мусульманские державы начинают силой делить Кавказ. Очень быстро турки и иранцы захватили ряд грузинских территорий. В итоге Турция и Иран договорились о разграничении своих владений: к туркам отошли Имеретия, Гурия, Мегрелия, Сванетия, Абхазия и западная часть Самцхе, а к Ирану — Кахетия, Картли и восточная часть Самцхе. Но договоры между Турцией и Ираном часто нарушались, и обе державы вели между собой длительные кровопролитные войны, в результате чего границы их владений в Закавказье часто сдвигались в ту или иную сторону.

Началось «освоение» турками и иранцами грузинских земель. Была поставлена задача не только по ограблению захваченных территорий, но и существенному изменению этнорелигиозного положения в регионе. Поэтому многочисленные походы османов и кызылбашей на Грузию сопровождались не только разорением городов и сёл, наложением большой дани, но и переселением значительной части грузинского населения в Турцию и Иран, насильственным принятием ислама. На освободившиеся от грузин территории заселялись турки, кочевые туркмены, горцы Северного Кавказа. Большое количество грузинской молодёжи заставляли служить в турецкой и иранской армиях, где они гибли в бесконечных захватнических и междоусобных войнах. Чудовищные размеры, особенно в Западной Грузии, приняла работорговля. Люди угонялись в рабство во время походов турецких и иранских войск, набегов горцев и, что самое ужасное, в результате многочисленных нападений грузинских феодалов на владения друг друга. Приморские города превращались в огромные рынки невольников.

Турецкая тяжёлая кавалерия

В результате численность грузинского населения резко уменьшилась. Многие грузины вынуждены были принять ислам. Значительная часть из них теряла своё национальное самосознание, переставала говорить на родном языке. Особенно сильно эти явления проявились на территориях Юго-Западной Грузии, непосредственно включённых в состав Турции. Очень тяжёлой была социально-экономическая ситуация. Многие земли были почти полностью разорены и опустошены. Многие крупные города пришли в упадок. Сельское хозяйство и ремёсла существовали на самом примитивном уровне.

Грузины неоднократно поднимали восстания против захватчиков, пытаясь избавиться от чужеземной власти. Но эти восстания вызывали лишь очередной карательный поход, приводивший к ещё большим смертям и к ещё большим разрушениям. Малочисленным грузинским войскам практически невозможно было эффективно противостоять огромным турецким и иранским армиям. Крайне негативную роль также играла разобщённость грузинских царей и феодалов, их неспособность объединиться против общих врагов. Мало того, многие феодалы в междоусобной борьбе часто прибегали к помощи турецких и иранских войск, натравляя их на владения своих «конкурентов». Турецкие и иранские власти, в свою очередь, всячески поощряли принятие крупными феодалами и даже представителями царской династии ислама. Так, Иран стал позволять занимать престол в Картлийском и Кахетинском царствах только перешедшим в ислам Багратионам.

Наиболее трезвомыслящие и патриотически настроенные грузинские цари и феодалы уже давно понимали, что избавиться только собственными силами от господства османов и кызылбашей слабая и разобщённая Грузия не в состоянии. В связи с этим предпринимались не единичные попытки обратиться за помощью к государствам Западной Европы. Однако, было очевидно, что европейцы проигрывали борьбу с турками буквально на всех фронтах: турки одерживали одну победу за другой, овладели Балканами, господствовали на Средиземном море. Дело дошло даже до осады Вены!

Поэтому грузины с надеждой обратили свои взоры на север, на усиливавшуюся, расширяющую свою территорию единоверную Россию. Ещё в конце XV столетия, в 1483 и 1491 годах кахетинский царь Александр I посылает два посольства к московскому государю Ивану III. Александр поздравлял русских со свержением татарского ига и выражал надежду на появление сильной и могущественной православной державы: «Тёмным еси свет, Зелёного неба звезда еси христианская еси надежда». При Иване Грозном русское государство стремительно стало продвигаться к югу и достигло Северного Кавказа. Выдающийся грузинский историк академик Николай Бердзенишвили по этому поводу писал: «В то время, когда, с одной стороны, Московское государство, побеждая татарские орды, приближалось к Кавказу и угрожало Турции, а, с другой стороны, государства Западной Европы своими капитуляциями мирно содействовали туркам, здесь, на Кавказе (в Грузии), была выработана идея, что освобождение Востока придёт не со стороны Константинополя, а с Севера, через Дербент». В 1561 году кахетинский царь Леван прислал к Ивану Грозному посольство. В результате были заключены конкретные политические и военные соглашения и, в Кахетию был даже послан на некоторое время отряд в 500 стрельцов для защиты от нападений горцев. А в 1587 г. кахетинский царь Александр II Леванович в ответ на покровительство русского царя дал клятву бороться против врагов России и действовать в её интересах. В свою очередь, в 1589 году русский царь обязался покровительствовать Кахетии.

В XVII веке о русском покровительстве царя Михаила Фёдоровича просили мегрельский князь Леван Дадиани и кахетинский царь Теймураз I. Теймураз просил принять его царство в русское подданство «до последнего дня Страшного суда». «Никого я не имею на свете, кроме Бога и Твоего Царского Величества», — писал Теймураз. «Живу только именем Святой Троицы, Твоей милостью и помощью Твоего Царского Величества». В 1658 году Теймураз лично отправился в Москву, чтобы просить у царя Алексея Михайловича 30-тысячное войско для освобождения Кахетии и Картли из-под власти Ирана. Внук же Теймураза, будущий царь Картли и Кахетии Ираклий I с юных лет жил при дворе Алексея Михайловича под именем царевича Николая Давыдовича.

Царь Теймураз I

Русско-грузинские связи, несмотря на все объективные трудности, продолжали расширяться и укрепляться. Так, имеретинский царь Арчил II, прося помощи у России, в общей сложности 20 лет прожил в России, основав в Москве Грузинскую слободу, где и умер в 1713 году. Его сын Александр Арчилович Имеретинский был любимцем Петра I. Пётр назначил его командовать всей русской артиллерией и первому в России присвоил высшее воинское артиллерийское звание генерал-фельдцейхместера.

В 20-х годах XVII века картлийский царь Вахтанг VI вступил в военный союз с Петром I, собираясь с помощью русских войск нанести поражение Ирану, а в перспективе вернуть и захваченные Турцией грузинские земли. Однако Персидский поход Петра, имевший целью овладение всем Каспием, занятие Тбилиси и установление торгового пути в Индию по ряду причин был преждевременно завершен. Поэтому Вахтангу VI пришлось, опасаясь мести иранцев, эмигрировать в Россию вместе с 4 своими сыновьями и большой свитой в 1200 человек. Почти одновременно с Вахтангом о покровительстве России и защите от турок просил и царь Имеретии Александр V.

Царь Вахтанг VI

Тем временем положение Грузии ещё более ухудшилось. В Картли с 1723 по 1747 произошёл ряд вторжений турок («осмалоба») и иранцев («кизилбашоба»), отличающихся дикой жестокостью. Тбилиси был разгромлен и сожжён. Захватчики умышленно уничтожали виноградники, сады, скот, продовольствие. Население голодало и вынуждено было бежать из своих городов и сёл. Многие земли почти полностью обезлюдели. К зверствам турок и иранцев добавились массированные набеги дагестанских горцев («лекианоба») на Кахетию и Картли.

Но, спустя некоторое время, удача, казалось бы, после очень долгого перерыва вновь оказалась на стороне Грузии. В середине XVIII века царями Картли и Кахетии становятся отец и сын — Теймураз II и Ираклий II. А в Имеретии царский престол занимает Соломон I. Они, талантливые дипломаты и храбрые полководцы, понимают, что Турция, а особенно Иран, начинают слабеть. Удачными внешнеполитическими манёврами и победами на поле брани им удаётся достичь ряда успехов. После смерти в России прибывшего туда с очередной просьбой о помощи Теймураза II Ираклий становится царём уже объединённого Картли-Кахетинского государства. Ираклий II проведённой военной реформой и образованием регулярного войска довольно быстро превращает Восточно-Грузинское царство в весьма мощную военную силу. Грузины наносят ряд чувствительных поражений туркам, иранцам, дагестанцам, отрядам азербайджанских ханов. Тонкое дипломатическое чутьё позволяет Ираклию довольно удачно маневрировать на внешнеполитическом фронте Закавказья. Внутри страны Ираклий железной рукой пытается навести твёрдый порядок, покончить с сепаратистскими устремлениями крупных феодалов. И, самое главное, Ираклий лелеет мечту об объединении Грузии, о возвращении отторгнутых грузинских земель и даже о Грузии как региональной державе, доминирующей во всём Закавказье. Конечно, достигнуть столь амбициозных целей можно было только при помощи уже ставшей великой державой России.

Царь Ираклий II

Но, правда истории заключалась в том, что успехи, достигнутые Ираклием II и Соломоном I, были успехами сугубо тактическими и исключительно временными. Да, Иран и Турция существенно ослабли, но они были ещё сильны настолько, чтобы уничтожить и Грузию, и грузинский народ. Начавшаяся агония двух страшных хищников продолжится ещё очень и очень долго, и раны, нанесённые ими, могли стать смертельными и для всех грузинских государственных образований, и для грузинской культуры, и для грузинского языка, и для христианской веры. Объективно же все грузинские царства и княжества довольно быстро слабели, вражда между ними не утихала, социально-экономическая, политическая и демографическая ситуации неуклонно ухудшались. Кроме того, не оказалось достойной замены стареющим великим царям Ираклию и Соломону.

Ираклий II и Соломон I понимают, что нужно как можно быстрее получить от России военную помощь. И наконец, в 1769 году после начала очередной русско-турецкой войны Россия вводит в Грузию очень небольшой воинский контингент. Но спустя 3 года Петербург отозвал своих солдат, посчитав, что ещё не время применять их в Грузии. Ираклий II осознает, что обеспечить помощь может только официально установленный российский протекторат. Он бомбардирует Петербург письмами о помощи, называя себя в этих посланиях Екатерине II и Григорию Потёмкину не иначе как «Вашего величества всенижайший раб» и «Вашей светлости ко услугам всегда готовый царь». 21 декабря 1782 года Ираклий официально просит Екатерину принять под покровительство Картли-Кахетинское царство. Наконец, 24 июля 1783 года в российской крепости на Северном Кавказе Георгиевске был подписан трактат между Россией и Картли-Кахетинским царством. В январе 1784 года он вступил в силу. Следует отметить, что текст трактата, составленный в России, содержал гораздо лучшие условия для грузинской стороны, чем те, которые предлагались грузинами в прошениях в Петербург в 1773 и 1782 годах.

Трактат содержал 13 основных артикулов (пунктов), 4 сепаратных (секретных) и 1 дополнительный. Согласно трактату, Картли-Кахетинское царство отдавало себя под покровительство России и не признавало над собой власти других государств (то есть Турции и Ирана). Картли-Кахетия фактически отказывалась от проведения самостоятельной внешней политики, обязуясь предварительно согласовывать её с Россией. Картли-Кахетия также должна была установить добрососедские связи с Имеретинским царством, а в случае возникновения между ними очередных разногласий обращаться к России как верховному арбитру. Россия, в свою очередь, обязалась осуществлять вооружённую защиту царства, а также военным и дипломатическим путём содействовать возвращению ранее захваченных грузинских земель.

Георгиевский трактат. 1783

Согласно условиям трактата, Россия незамедлительно ввела в Восточную Грузию 2 пехотных батальона и 4 пушки. В Тбилиси население встретило вступление в силу Георгиевского трактата и ввод русских войск «народным маскерадом» и «гласами Мусикийскими», продолжавшимися до глубокой ночи.

Однако Ираклий II продолжал рассматривать трактат, скорее, не в оборонительном, а экспансионистском духе и совершил ряд довольно рискованных действий, выразившихся в походах на Ганджинское и Эриваньское ханства и попытках использовать в них русские батальоны, изначально предназначавшиеся для защиты от турок и воинственных горцев. Кроме того, Ираклий в 1786 году заключил сепаратное соглашение с турками, что, в принципе, противоречило Георгиевскому трактату. Разногласия между сторонами вылились в вывод с началом в 1787 году русско-турецкой войны русских батальонов из Восточной Грузии.

Тем временем ситуация в Иране, а впоследствии и в Восточном Закавказье резко изменилась. Пришедший к власти в результате жестокой междоусобной борьбы Ага-Мохаммед-хан Каджар, потребовал от Ираклия полного подчинения и превращения в вассалы Ирана. Новый шах двинул на Восточную Грузию многочисленное войско. И Картли-Кахетинское государство показало свою полную неспособность к какой-либо мобилизации и оказанию серьёзного сопротивления. Вместо 40 тысяч воинов на призыв Ираклия II феодалы выставили всего лишь 4 тысячи. А половину из явившихся собственный зять Ираклия в ночь перед битвой предательски увёл в тыл. Сыновья Ираклия отсиживались в горных крепостях. И лишь царь Соломон привёл из Имеретии 3 тысячи воинов. Ираклий и Соломон, несмотря на многократное превосходство противника, приняли бой на Крцанисском поле. Храбрость и героизм грузинских воинов не смогли спасти грузинскую столицу. 11 сентября 1795 года иранские полчища ворвались в Тбилиси и подвергли его ужасающему разграблению и разрушению. Тысячи жителей столицы были убиты и уведены в плен.

Ага-Мохаммед-хан Каджар, персидский шах

Понимая, что Картли-Кахетию может ждать полное разгром, Россия в декабре 1795 года двинула через Кавказский хребет 2 тысячи солдат. Иранцы не рискнули вступать в бои с русскими и покинули пределы Картли-Кахетии. В Петербурге же был вновь поставлен на повестку дня старый план Петра I о доминировании на Каспии. В 1796 году многочисленная русская армия под командованием Валериана Зубова без труда заняла Азербайджан и даже перешла реку Аракс. Но императрица Екатерина II в это время скончалась, а новый император Павел посчитав, что главное для России происходит в Европе, а кавказское направление является абсолютно второстепенным, повелел немедленно прекратить дальнейший поход и вывести войска назад в Россию. Обрадованный Ага-Мохаммед-хан снова двинулся на Грузию, но к счастью для грузин, в 1797 году был убит заговорщиками в Карабахе.

Тем временем ситуация в Картли-Кахетии всё более ухудшалась. Постаревший Ираклий II принял ряд ошибочных решений во внутренней политике. Он составил завещание, по которому царская власть начинает передаваться по архаичному родовому принципу: после смерти Георгия, сына от второго брака, человека весьма слабого здоровья, трон по старшинству должен переходить к шести сыновьям от третьего брака с царицей Дареджан. Затем Ираклий разделил царство на наследственные уделы. Конечно же, подобные решения могли способствовать только нарастанию хаоса в государстве и последующему его распаду. Кроме того, Ираклий уже после смерти Ага-Мохаммед-хана продолжает просить у императора Павла войска, для того чтобы вновь отобрать у Ирана Ганджинское и Эриваньское ханства, не понимая, что подобные завоевания и удержание захваченных территорий являются лишь совершенно непосильной ношей для слабого и бедного восточно-грузинского государства. С другой стороны, Ираклий, видимо, ясно представляя тяжелейшее положение, в своих последних письмах умоляет Павла спасти страну, взамен отказываясь от значительной части своих суверенных прав.

Ираклий II

В январе 1798 года Ираклий II умер, и Картли-Кахетия стала стремительно катиться под откос. Новый царь Георгий XII не обладал ни талантами отца, ни авторитетом, ни деньгами, ни военной силой, ни даже здоровьем. Не хватало средств даже на содержание личной дружины царя, набранной из горцев. Царевичи и крупные феодалы, со дня на день ожидая смерти тяжело больного царя, плетя интриги, уже собирались делить трон. Они не гнушались обращаться за поддержкой к внешним врагам — Турции, Ирану, горцам, ханам Восточного Закавказья. Внутренние хаос и анархия, угроза внешнего вторжение поставили под вопрос существование Картлийско-Кахетинского государства как такового. Новый иранский шах в ультимативной форме потребовал от Георгия признания вассалитета. В этих условиях Георгий XII обратился к императору Павлу с отчаянной просьбой о помощи. Павел, понимая всю серьёзность ситуации, отдаёт приказ о вводе русских войск в Восточную Грузию, а также официально признаёт Георгия XII царём, а его сына Давида — наследником престола. Остальные царевичи отказались признавать Давида наследником престола, окончательно перестали подчиняться Георгию и разъехались по своим уделам. Царица Дареджан ещё больше разжигала страсти между братьями. Иранский шах заявил, что он, безусловно, вступится за несправедливо обделённых царевичей. Академик Бердзенишвили совершенно справедливо замечал: «С 1783 по 1800 годы Картли и Кахетия постепенно приходили в упадок, редко выпадали на долю Восточной Грузии столь суровые испытания: словно весь мир стал враждебным этой слабой стране. Внешние враги связались с внутренними врагами…»

Тяжело больной и страшно испуганный за судьбу страны и своей семьи царь Георгий в отчаянии предлагает императору Павлу кардинально изменить условия трактата 1783 года, дав полное право России вмешиваться во внутренние дела Картли-Кахетии и прося лишь оставить за собой и своими потомками номинальный статус царской династии, уже не претендуя на реальную власть в стране. Георгий был согласен на то, чтобы Картли-Кахетия по своему положению ничем не отличалась от других, входящих в Россию губерний и управлялась по тем же законам. Для этого посылает в Петербург своих уполномоченных представителей. Они должны вручить императору Павлу 17 «просительных пунктов» о вступлении Картли-Кахетинского царства в состав Российской империи.

Царь Георгий XII

26 ноября 1799 года русские войска под командованием генерала Лазарева наконец-то вошли в Тбилиси. Солдат с радостью встретили более 10 тысяч жителей города. И уже довольно скоро русским войскам пришлось принять участие в первом крупном сражении. Аварский властитель Омар-хан потребовал, чтобы Картли-Кахетия снова стала уплачивать большую дань, которая бралась за то, чтобы горцы не устраивали опустошительных набегов. Георгий XII платить отказался и, Омар-хан с большим войском решил совершить нападение на Восточную Грузию. К горцам примкнул с 2-тысячным конным отрядом прибывший из Ирана и царевич Александр Ираклиевич. В итоге нападавшие собирались захватить Тбилиси. Но 7 ноября 1800 года в битве на реке Иори немногочисленный русский отряд и присоединившиеся к нему грузинские ополченцы наголову разбили противника. Потери русско-грузинских войск убитыми составили всего 13 человек, а противника — 2 тысячи. Многострадальная Восточная Грузия была наконец избавлена от разграбления и разрушения.

Николай Самокиш. Битва на Иоре 7 ноября 1800 года. 1899

28 декабря 1800 года скончался царь Георгий XII. Его сын Давид поспешил объявить себя правителем страны. Однако в Петербурге уже решили по-другому. Император Павел и его окружение пришли к выводу, что сохранение государственности Картли-Кахетии далее нецелесообразно. Восточно-Грузинское царство слишком слабо и неустойчиво, ситуация в нём в ближайшее время может развиваться по пути мятежей, бунтов и нарушения территориальной целостности. В подобных условиях в Картли-Кахетии гораздо эффективнее будет перейти к полному присоединению края к России и прямому его управлению российской администрацией по российским законам. И с военной точки зрения оборонять данную территорию после присоединения будет значительно проще и легче. При таком развитии событий, считали в Петербурге, совершенно лишним является сохранение царской династии Багратионов, даже в чисто номинальном виде. Поэтому Павел ещё 27 ноября подписывает рескрипт инспектору Кавказской линии и заведующему пограничными делами Кавказской области генералу Кноррингу с приказом выделить необходимое дополнительное количество войск для полного занятия Восточной Грузии и распоряжением, чтобы в случае ожидаемой скорой кончины царя Георгия XII, Кнорринг выслал в Тбилиси строгое требование ни в коем случае не приступать к назначению преемника престола до получения разрешения из Петербурга. А 5 декабря Павел подписывает рескрипт царю Георгию об одобрении его «просительных пунктов».

30 декабря 1800 года Павлом был подписан Высочайший манифест. В манифесте прямо не говорилось об упразднении Картлийско-Кахетинского царства и правящей царской династии Багратиони, однако это подразумевалось, исходя из содержания текста. Примечательно, что всюду в тексте Картлийско-Кахетинское царство именовалось исключительно «Грузинским». В манифесте говорилось, что грузинское царство истощает свои силы на почти всегда неудачные войны с иноверными соседями, об опасности смуты в правящем царском доме, могущей привести к войне уже внутренней, которая угрожает царству гибелью. Царь Георгий XII же, не видя иного пути спасения его страны от гибели, просил о принятии грузинского царства под непосредственное управление Российской Империи. И император Павел ради сохранения как внутреннего порядка в стране, так и для защиты от внешних врагов идёт навстречу просьбам грузинского царя и грузинского народа. А принимаемое в состав России грузинское население отныне будет пользоваться всеми правами, вольностями, выгодами и преимуществами, которыми обладают остальные жители Империи. Сам манифест был опубликован спустя месяц, уже в следующем году и поэтому его обычно называют «манифестом 30 января 1801 года».

Степан Щукин. Портрет императора Павла

Манифест был торжественно провозглашён в Сионском соборе Тбилиси 16 февраля 1801 года. А уже 12 марта император Павел был убит в результате заговора. Новый император Александр I решил ещё раз внимательно рассмотреть необходимость упразднения Восточно-Грузинского царства. Тем временем царевич Давид Георгиевич попытался остаться де-факто главой государства, но в мае 1801 года был отстранён от власти прибывшим в Тбилиси генералом Кноррингом. Александр I же ещё довольно долго колебался, не принимая окончательного решения, но в итоге пришёл к точно такому же выводу и, 12 сентября 1801 года был опубликован Высочайший манифест о взятии императором на себя «бремени управления царства Грузинского». Одновременно с манифестом было издано «Постановление внутреннего Грузии управления», согласно которому Картли-Кахетия разделялась на 5 уездов. Были введены должности главнокомандующего и управляющего Грузией, учреждено Верховное Грузинское Правительство. Новое российское правление вступило в силу в мае 1802 года. А в самое ближайшее время в состав России стали входить и другие грузинские государственные образования.

Карта Кавказского края с обозначением границ 1801-1813

Как, глядя с высоты нашего времени, мы можем оценивать вхождение Грузии в состав России? На наш взгляд, в истории и политике вообще не может быть идеальных решений и идеальных результатов. История и политика — сферы достаточно жёсткие, а часто и жестокие. Выбор всегда ограничен и, никогда не предоставляется возможности выбрать идеальный вариант. Поэтому необходимо тщательно взвешивать последствия сделанного выбора, хорошо понимать, чего больше принесло данное решение: положительного или отрицательного, полезного или вредного, правильного или ошибочного. Нельзя подходить к историческим процессам с точки зрения некоего абстрактного идеала, не существующего в реальной жизни, и считать, что нехорошо и несправедливо ликвидировать любое национальное государство, каким бы оно ни было. Но государство должно существовать не ради самого своего существования, а в первую очередь, ради выполнения самых важных задач, от которых зависит жизнь народа и общества. Какие же основные задачи стояли перед многочисленными грузинскими государствами в конце XVIII столетия? На наш взгляд, их три: 1) Обеспечить безопасность перед внешней угрозой, положить конец бесконечным вражеским нашествиям и набегам; 2) Достичь государственного единства грузинского народа, образовать единое грузинское национальное государство; 3) Добиться возвращения ранее захваченных грузинских территорий, вернуть их в общее культурное и языковое пространство. Могли ли существовавшие грузинские государственные образования решить эти задачи? Ответ совершенно однозначный — нет! Ни одной из этих задач! Страна на протяжении нескольких веков, находящаяся в состоянии упадка, бедности и перманентных раздоров, постоянно подвергающаяся угрозе физического и культурного уничтожения, не в состоянии быть самостоятельным субъектом Большой Истории и Большой Политики. Она может быть только их объектом. И, в таком случае, необходимо, образно говоря, чтобы маленькое судёнышко, находящееся в бушующем океане, было взято на буксир большим кораблём и поведено в нужном направлении. Итак, были ли выполнены три перечисленные задачи после вхождения Грузии в состав России? Ответ очевиден — да! А, значит, выбор и решения, осуществлённые в конце XVIII — начале XIX веков, были правильными. Не идеальными, а просто правильными.

Борислав Агаджанов

Источник: regnum.ru

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1068
Похожие новости
18 августа 2017, 00:30
18 августа 2017, 23:00
19 августа 2017, 16:30
19 августа 2017, 16:31
19 августа 2017, 16:30
18 августа 2017, 13:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 августа 2017, 09:45
19 августа 2017, 16:30
20 августа 2017, 07:01
18 августа 2017, 23:01
18 августа 2017, 00:30
17 августа 2017, 09:15
19 августа 2017, 08:30