Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Independent: Россия и США могут перезагрузить свои отношения к взаимной выгоде

Американский президент Дональд Трамп и его российский коллега Владимир Путин часто предупреждают о том, что отношения между двумя ведущими мировыми ядерными державами вступили в полосу самого серьезного с мрачных времен холодной войны кризиса. Оба руководителя также заявляют о необходимости улучшать отношения в интересах мира и глобальной стабильности. К сожалению, дальше заявлений с изложением обид и выражений доброй воли дело не идет, и ситуация не улучшается. Случаются даже такие моменты, когда на смену позитивным выражениям приходит повышенная раздражительность, и вновь возникает угроза превращения мира в нечто такое, что и миром назвать нельзя.
Последним предупредительным сигналом стало заявление администрации Трампа о том, что США выходят из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), подписанного с Советским Союзом в 1987 году. Один российский сенатор открыто обвинил Трампа в «возврате в холодную войну». Понятно, что такой подрыв механизма разрядки и сотрудничества времен холодной войны чрезвычайно опасен для всего мира.
Не меньшее беспокойство вызывает эскалация сирийского конфликта в провинции Идлиб, где силы режима при поддержке российских военных проводят сосредоточение для начала наступления на последние оборонительные оплоты повстанцев и террористов. Между тем, Вашингтон заранее обвинил Башара Асада в применении химического оружия и отправил к сирийским берегам военно-морскую эскадру, которая находится в готовности к нанесению ракетных ударов. Этот эпизод напомнил о Карибском кризисе 1962 года, когда разногласия из-за советских ракет на Кубе едва не привели к новой мировой войне.
Такую же напряженную конфронтацию мы наблюдаем сегодня в Европе, где НАТО развивает военную инфраструктуру на своих восточных рубежах, включая элементы противоракетной обороны. Россию по сути дела подталкивают к гонке вооружений, к разработке «гиперзвуковых» ракет нового поколения и «субмарин судного дня». Учитывая то, что обе стороны уже накопили значительные арсеналы оружия массового уничтожения, такие точки воспламенения могут иметь апокалиптические последствия.
Но наверное, опаснее всего то, что обе стороны морально готовы нажать на кнопку. Выступая прошлой весной перед российской элитой с ежегодным посланием парламенту, президент Путин сказал: «Если кем-то принято решение уничтожить Россию, у нас возникает законное право ответить. Да, это будет глобальная катастрофа. Но зачем нам такой мир, если там не будет России?»
Все это происходило одновременно с усилением санкционной войны, начатой, надо отметить, лауреатом Нобелевской премии мира Бараком Обамой, который еще в 2015 году похвастался в своем выступлении в конгрессе: «Россия изолирована, а ее экономика разорвана в клочья». После инаугурации Трампа старый американский истэблишмент был вынужден уйти (преследуемый медведем?) и начать громкое дело о мнимом вмешательстве русских в президентские выборы 2016 года. Более того, санкции, введенные США против российских компаний, не участвовавших напрямую в склоках между Вашингтоном и Москвой, просто заставили русских искать себе партнеров в других уголках земного шара. И они их нашли, прежде всего, в лице Китая.
Между тем, самые серьезные экономические и геополитические угрозы почти вековому глобальному господству Америки исходят вовсе не из России. Источником этих угроз является не Европа и не Ближний Восток.
В 21 веке Тихий океан играет для человеческой цивилизации такую же роль, какую в древности играло Средиземноморье. В сопредельных с Тихим океаном странах проживает большая часть населения нашей планеты, и они производят значительную долю материальных ценностей мира. Там также сконцентрированы основные центры технологического развития. Главным конкурентом США в Азиатско-Тихоокеанском регионе (а следовательно, и в мире в целом), конечно же, является Китай, который, согласно некоторым оценкам, уже обогнал Америку по размерам своего вклада в глобальный ВВП.
Поднебесная стала мировой мануфактурой и мастерской, обладая почти неограниченными людскими и природными ресурсами. Американских аналитиков должно беспокоить развитие симбиотических отношений между Китаем и Россией с ее военно-промышленным комплексом.
Россия создаст доминантный альянс. В принципе, Москва может прикрыть своего восточного соседа, у которого отсутствует серьезный потенциал в реализации программы межконтинентальных баллистических ракет, своим «ядерным зонтиком» — точно так же, как это сделали Соединенные Штаты в отношении союзников по НАТО. А еще она в состоянии обеспечить Китай современным обычным вооружением.
Издание «Нешнл Интерест» недавно назвало поставки российских самолетов Су-35 китайским ВВС «кошмаром и головной болью» для американских войск в Азии.
Но речь здесь идет не только о военном превосходстве. Совместно с другими странами БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР) Китай может положить конец Бреттон-Вудской системе торговых расчетов, в основе которой лежит доллар. Если они сделают это, пирамида национальных банков рухнет, а Америка попадет в гораздо более глубокий кризис, чем Великая депрессия 1930-х годов.
Но в дружбе с китайским тигром для русского медведя таится немало опасностей. Во-первых, Россия легко может попасть в зависимость от Китая, если из главного поставщика сырья в западные страны (каким она была до недавнего времени) она превратится в китайского вассала. В то же время, миграция китайского населения в дальневосточные регионы России, которые в настоящее время страдают от демографических проблем, легко может изменить существующий там этнический баланс, а со временем создаст основания для территориальных притязаний.
Следует помнить о том, что отношения между двумя странами не всегда были такими безоблачными. Полвека тому назад коммунистический Китай под предводительством «великого кормчего» Мао Цзэдуна готовился к войне с Советским Союзом. Сражение за спорный остров Даманский в 1969 году стало кульминацией длительной напряженности, и лишь потом верх взяла дипломатия. Если Китай в будущем воспользуется своей возрастающей военной мощью в территориальных спорах с соседями либо в решении проблемы Тайваня, то это может иметь опасные последствия для России.
Не может быть никаких сомнений, что в культурном и историческом плане Россия принадлежит к европейской семье наций. Однако ее уникальность заключается в том парадоксальном обстоятельстве, что она единственная европейская страна, чье побережье омывается водами Тихого океана. Это, в свою очередь, создает цивилизационную основу для глобального партнерства с Соединенными Штатами, которые находятся на противоположном берегу этого великого океана.
К сожалению, значительная часть вашингтонской и московской элиты сегодня зациклилась на идее взаимной враждебности — особенно в связи с тем, что эта враждебность играет свою роль во внутриполитических игрищах. Но как бы фантастически это ни звучало, прочный альянс между Россией и Америкой не только возможен. Он необходим и неизбежен, поскольку отвечает ключевым и основополагающим геополитическим интересам обеих стран. Чтобы понять, как может возникнуть такой альянс, нам необходимо взглянуть на существующие противоречия под другим углом.
Важнейший раздражающий элемент российско-американских отношений находится в Восточной Европе. Опубликованные недавно стенограммы переговоров между Борисом Ельциным и Биллом Клинтоном показывают, что даже в 1990-е годы, когда российская внешняя политика в основном соответствовала американским интересам, между двумя странами существовали серьезные противоречия. Кремль пытался противостоять ковбойскому натиску Америки, которая в то время была опьянена своей мнимой победой в холодной войне. Ельцин предлагал Клинтону заключить «устное джентльменское соглашение» о том, что ни одна из бывших советских республик не вступит в НАТО. Вмешательство США и НАТО в конфликт на Балканах, и особенно бомбардировки Белграда, стали поворотной точкой (в буквальном смысле этих слов, если вспомнить российского премьер-министра того времени Евгения Примакова, который во время полета на переговоры в Вашингтон приказал развернуть свой самолет и вернуться в Москву). 24 марта 1999 года Борис Ельцин в ярости заявил Клинтону: «Но больше не будет того задора и той дружбы, что была раньше. С этим кончено».
Самым болезненным моментом для Москвы было целенаправленное расширение американского влияния на западных рубежах бывшего СССР, которое со временем привело к нынешней украинской трагедии. Надо сказать, что покровительственное отношение российской элиты к Украине вполне объяснимо. На протяжении трех с лишним столетий эта территория была составной частью России, а Киев известен как «мать городов русских». Один из самых известных коммунистических руководителей советской эпохи Леонид Брежнев, который руководил СССР с 1964 по 1982 годы, был родом с Украины, из Днепропетровской области. Индустриальный прогресс на Украине был и остается результатом совместных усилий украинцев, русских и представителей других народов.
В декларации о государственном суверенитете Украины, утвержденной во время распада Советского Союза, излагается основной принцип внешней политики этой страны: «Украинская СССР торжественно провозглашает о своем намерении стать в будущем постоянно нейтральным государством, которое не принимает участия в военных блоках и придерживается трех неядерных принципов: не принимать, не производить и не приобретать ядерного оружия». Этот принцип нашел поддержку на двух референдумах, и ссылка на него присутствует в действующей украинской конституции. Этим объясняется то, почему Кремль в 1991 году терпимо отнесся к тому факту, что Украина обрела независимость в рамках границ, искусственно проведенных Сталиным и Хрущевым. Буферный статус Украины устраивал Россию и не противоречил ее интересам, в силу чего Москва никогда не пыталась включить ее в состав своей военно-политической Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), куда входят бывшие советские республики Белоруссия, Казахстан, Армения, Киргизии и Таджикистан. Она арендовала у Киева гавань в крымском Севастополе для своего Черноморского флота, который находится там с момента основания этого города в 1783 году.
Но политика США в отношении территорий бывшего Советского Союза стала заложницей доктрины советника по национальной безопасности президента Джимми Картера Збигнева Бжезинского, который настаивал, что миссия Америки в Восточной Европе заключается в противостоянии России.
В своей книге «Великая шахматная доска» он писал:
«Без Украины Россия перестает быть евразийской империей. Без Украины Россия все еще может бороться за имперский статус, но тогда она стала бы в основном азиатским имперским государством и скорее всего была бы втянута в изнуряющие конфликты с поднимающей голову Средней Азией, которая, произойди такое, была бы обижена в связи с утратой недавней независимости и получила бы поддержку со стороны дружественных ей исламских государств Юга».
Бжезинский также писал, что если Москва восстановит свой контроль над Украиной, «Россия автоматически вновь получит средства превратиться в мощное имперское государство, раскинувшееся в Европе и в Азии». Но этого не произошло. Россия, как уже отмечалось, после распада Советского Союза не пыталась контролировать Украину. А тезис о том, что мощь и власть России по своему существу противоречит интересам Америки, в любом случае является сомнительным. Настойчивое (хотя и иррациональное) стремление некоторых вашингтонских кругов (а также некоторых европейских союзников Америки) настроить Украину против России и вовлечь ее в орбиту американского влияния в конечном итоге привело к кровавым событиям 2014 года в Киеве, к свержению президента Януковича, к аннексии Крыма и к войне на востоке страны, где погибли десятки тысяч людей.
Сегодня киевский режим находится под влиянием США. В будущем году на Украине пройдут президентские и парламентские выборы. Если Белый дом сделает шаг назад, он сумеет сделать так, чтобы победитель на этих выборах впоследствии подтвердил нейтральный статус Украины, отказался от нагнетания антироссийских настроений и гарантировал права русскоязычного населения на юго-востоке. Россия в ответ должна будет обеспечить реинтеграцию мятежных донбасских регионов в качестве автономных образований в состав Украины. Контроль за этими процессами должны будут осуществлять миротворцы ООН. На самом деле, это не более чем исполнение Минских соглашений, приверженность которым на протяжении четырех с лишним лет подтверждают все воюющие стороны. Урегулирование в Донбассе создаст условия для снятия санкций.
Конечно, существует еще и крымский вопрос. Но это отдельная проблема, и ею не следует заниматься в процессе урегулирования других вопросов. Россия не добивается какого-то особого признания своего суверенитета над полуостровом, а США в свое время могут объявить о непризнании вхождения Крыма в состав России. Прецеденты такого рода уже были. Согласно Декларации Уэллеса от 1940 года (она названа именем исполнявшего обязанности госсекретаря Самнера Уэллеса (Sumner Welles)), США отказались признавать прибалтийские республики частью Советского Союза. Однако это не мешало американским торговым судам заходить в порты Риги и Клайпеды. Это также не помешало президенту Джеральду Форду подтвердить (не пренебрегая при этом Декларацией Уэллеса) в 1975 году неприкосновенность границ СССР в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Точно так же, США и Япония в течение 73 лет не признают суверенитет России над Южными Курилами, однако это не привело ни к каким ограничениям или санкциям.
Урегулирование на Украине поможет распутать существующий сегодня узел противоречий и ослабить ту конфронтационную напряженность, которая существует в настоящее время между Российской Федерацией и НАТО. Затем можно будет начать процесс демилитаризации на всех фронтах, а также восстановить то доверительное партнерство, о котором говорится в подписанном в 1997 году Основополагающем акте о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между НАТО и Россией.
В свою очередь, примирение в Европе создаст задел для широкого сотрудничества между Москвой и Вашингтоном в Азиатско-Тихоокеанском регионе, что станет ключевым фактором в деле сдерживания гегемонистских амбиций Китая. Судьбу расколотой Европы удалось урегулировать в 1975 году Заключительным актом в Хельсинки. Сегодня в руках у Киева находятся ключи к Хельсинки-2. И это определит судьбу сегодняшнего Азиатско-Тихоокеанского региона.
Семья Александра Лебедева владеет изданиями «Индепендент» и «Ивнинг Стандарт».
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

408
Похожие новости
13 ноября 2018, 16:30
12 ноября 2018, 21:15
12 ноября 2018, 18:30
13 ноября 2018, 19:15
12 ноября 2018, 18:30
12 ноября 2018, 13:00
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
07 ноября 2018, 06:30
08 ноября 2018, 12:45
09 ноября 2018, 02:30
10 ноября 2018, 11:00
09 ноября 2018, 19:00
10 ноября 2018, 11:00
09 ноября 2018, 10:15