Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Информационные войны: поле битвы Россия и Казахстан. Часть 1, 2, 3

04.07.2016

Информационные войны: поле битвы Россия и Казахстан. Часть 1

Постсоветское пространство столкнулось с реальностью развязанной в отношении него информационной войны и необходимостью защиты своего инфополя от интервенции чуждых смыслов. Этот тезис стал отправной точкой экспертной дискуссии на тему «Современные информационные войны: вопросы безопасности Казахстана и России», состоявшейся на прошлой неделе на площадке Центра аналитических исследований «Евразийский мониторинг» в Алматы.

Ответы на этот тезис прозвучали самые разные: украинский эксперт призвал учесть уроки драмы, разразившейся в его стране, кыргызстанский – активизировать потенциал российской мягкой силы в регионе, в то время как казахстанские участники дискуссии склонялись к тому, что Казахстан находится вне конфронтационной парадигмы.

Обозначая рамки заданной темы, исполнительный директор Информационно-аналитического центра МГУ им. М. В. Ломоносова Сергей Рекеда отметил, что Россия в последние годы стала объектом массированных информационных атак. Причем под их прицелом оказались не только внутренние процессы, но и ее отношения с союзниками, партнерами, соседями. Эти информационные удары наносятся и по российско-казахстанским отношениям, и по белорусско-российским, подчеркнул эксперт и напомнил недавний показательный пример, когда накануне президентских выборов в Беларуси был «раскручен» вопрос о российской авиабазе в этой республике:

- Ряд центров, экспертных групп и СМИ начали вбрасывать тезис, что либо будет создана эта база на территории Беларуси, либо произойдет Майдан, в результате которого Лукашенко будет свергнут, и все это будет инспирировано со стороны России. В итоге все оказалось не столь политизировано - ни один из прогнозов этих "алармистов" не сбылся, выборы в Беларуси прошли успешно, а вопрос  с базой в настоящее время сторонами не поднимается. Что интересно, когда начались похожие провокационные вбросы в информационное пространство в отношении российско-казахстанских отношений, те же центры тоже были частично задействованы, - сказал С. Рекеда.

При этом, как подчеркнул эксперт, хорошо известно, в каких центрах формируются подобные тезисы и затем вбрасываются в инфопространство стран ЕАЭС. Некоторые из них находятся на постсоветском пространстве - в прибалтийских республиках, где в августе 2015 года был открыт Центр стратегических коммуникации НАТО, который разрабатывает и осуществляет информационную политику для русскоязычного пространства. С. Рекеда также напомнил, что после 2014 года Конгресс США утвердил увеличение финансирования русскоязычных СМИ в Прибалтике, откуда провокационные тезисы экспортируются и раскручиваются в русскоязычном информационном поле.

- Основной вопрос, как нам реагировать на подобную политику без шума и суеты? Наверное, правы те, кто говорит о том, что самая лучшая защита от таких провокаций – это создание единого информационного поля и консолидация, - подчеркнул С. Рекеда.

По мнению эксперта, общее информационное пространство во многом уже состоялось, и в то же время процесс его формирования сталкивается с рядом проблем, главным из которых он назвал отсутствие интереса к информационной повестке стран-партнеров по евразийскому проекту.

- Как представитель России отмечу, что проблема наших СМИ и нашего инфополя заключается в том, что в них довольно мало уделяется внимания нашим соседям и самой тематике евразийской интеграции. Многие оппоненты, с которыми мне приходилось общаться на эту тему, говорят, что у России, помимо "второстепенных" евразийских, есть глобальные интересы, что Россия – это игрок на глобальной арене и в соответствие с этим нужно выстраивать приоритеты информационной политики. Таким образом, эти люди не желают признать, что процессы, которые проходят у соседей зачастую гораздо важнее, чем процессы, которые происходят где-то в далеких Соединенных Штатах или в Европейском Союзе, - констатировал С. Рекеда.

 Уроки Украины

Продолжая поднятую исполнительным директором ИАЦ МГУ тему, представитель украинского экспертного сообщества, социолог, основатель компании по маркетинговым и социологическим исследованиям «Research& BrandingGroup» Евгений Копатько высказал мнение, что именно отсутствие системной и последовательной идеологической и информационной стратегии России в отношении Украины стало причиной украинской драмы.

Е. Копатько привел данные социологических опросов, согласно которым даже во времена первых газовых войн, когда между руководством России и Украины были достаточно сложные отношения, 36% респондентов высказывали о России дружеские оценочные суждения – стратегический партнер, братская страна и т.д. В качестве страны, которая представляет угрозу, Россию оценивали только 3% респондентов.

- Ситуация поменялась радикально – что и в социологии, и в жизни бывает крайне редко – в период с ноября 2013 года, начала Майдана, и по февраль-март 2014 года, до того момента, когда пролилась первая кровь и произошел государственный переворот в нашей стране. Отношение к России изменилось на 180 градусов. Вот так, в один момент, переключился тумблер - и включилось совершенно другое кино, - сказал Е. Копатько.

Основной причиной кардинального геополитического разворота Украины в сторону Запада и разрыва связей с Россией, по мнению украинского социолога, стало отсутствие у российской элиты системного и долгосрочного проектирования смыслов на постсоветском пространстве, в том числе и на Украине. Долгие годы Украина находилась на периферии интересов России, убежден Е. Копатько, в отношении к ней преобладали бизнес-интересы, и рассматривалась она, прежде всего, как страна, по территории которой проходит газовая труба.

- Знаете, почему мы проигрываем информационные войны? Ответ простой. Наши оппоненты работают системно и на долгосрочную перспективу. Это очень грамотные и серьезные люди. Других объяснений нет. В то время как мы в информационной политике на своей территории ведем себя, как партизаны, – с сожалением отметил украинский эксперт. - Потому что если у нас есть задачи, которые требуют своего решения, их нужно решать. Если есть сложности в отношениях, их нужно обсуждать напрямую, не стесняясь. В обратном случае их за нас будут обсуждать другие люди в очень невыгодном для нас ключе. Казалось бы, это банальные вещи, но их необходимо проговаривать. Второй момент - если мы будем только обороняться в нашей информационной политике - ничего хорошего это не принесет. Мы почему-то постоянно оправдываемся! В то время как у нас есть свои интересы. Давайте их отстаивать! Это простой ответ на простые вопросы. Здесь нет ничего экстраординарного. И для этого нужны люди, которые будут работать не ради галочки – журналисты, которые пишут, аналитики, которые общаются друг с другом. Когда будет синергия интересов – тогда и будет результат.

Е. Копатько обрисовал также плачевные последствия кардинальной геополитической переориентации Украины: падение почти на треть валового внутреннего продукта, практически полное разрушение экономических отношений с Россией, торговый оборот с которой упал с 17 млрд долларов до 500 млн долларов, деформация самой ткани социальных отношений, стремительные и необратимые процессы деиндустриализации страны, а также рост эмиграционных настроений как тревожный индикатор социального самочувствия населения. По данным социологических опросов, приведенных Е. Копатько, 35% опрощенных украинцев хотят уехать из страны, причем в возрастной группе 18-29 лет этот показатель составляет 59%, а 30-39 лет - 51,2%.

- Ключевой урок, которые мы должны вынести из произошедшего на Украине – это необходимость беречь отношения. Казалось бы, это опять таки банальные вещи, но для этого нужны усилия людей, общества, элиты, - заключил эксперт.

Взгляд из Кыргызстана

Кыргызстанский участник дискуссии, главный редактор центральноазиатского новостного сайта StanRadar.com Григория Михайлова сделал акцент на необходимости построения информационного пространства стран ЕАЭС, со своей системой приоритетов и стратегией защиты своих интересов.

- Информационные войны – это абсолютно нормальное состояние для современного общества, и мы в этом состоянии будем находиться теперь перманентно. Если мы к этому еще не привыкли, то придется привыкать: либо нас «сожрут», либо мы научимся выживать в новой реальности. У нас есть замечательные партнеры, они же конкуренты, которые умеют отстаивать свои интересы. И если мы не научимся давать отпор, защищаться и работать на опережение, то рано или поздно нам придется сдать свои позиции, - сказал кыргызстанский эксперт.

Говоря о ситуации в Кыргызстане Г. Михайлов отметил, что на дискредитацию российско-кыргызских отношений и участие республики в евразийском интеграционном проекте работают несколько групп. Частично это энтузиасты, которые действуют из искренних убеждений, частично – люди и организации, получающие зарубежное финансирование. Со стилем их деятельности можно ознакомиться в такой группе на Фейсбуке, как «Кыргызстан против Таможенного союза», где регулярно раздаются призывы «жечь вату». Эти группы работают с разной степенью эффективности.

- Сказать, что в Кыргызстан закачиваются значительные суммы на эти цели, нельзя, это достаточно скромные деньги, но они есть. И они отрабатываются, скажем так, «с душой», - констатировал эксперт.

Текущее отношение к сотрудничеству с Россией, к участию Кыргызстана в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), по словам Г. Михайлова, постепенно проседает, что связано в первую очередь с неуспешным продвижением интеграционного проекта в республике.

- Кыргызстан вошел в ЕАЭС неподготовленным ни с экономической, ни с управленческой точки зрения. Длительное время кыргызские власти не проводили информационной кампании по вступлению в ЕАЭС, в то время как противники проекта вели достаточно активную агитационную работу. Власти спохватились буквально за полтора месяца до вступления в союз, запустили пропагандистскую кампанию в своем стандартном стиле, а именно обещая золотые горы: двукратное понижение цен, открытие рынка соседнего Казахстана и прочее. А когда Кыргызстан вошел в ЕАЭС, и оказалось, что все далеко не так радужно, завышенные ожидания обернулись для населения шоком. И эти шоки продолжаются, потому что кыргызские власти не могут до сих пор полноценно адаптироваться к участию в союзе. Есть большое количество проблем, которые продиктованы либо внутренним факторами, либо общим экономическим кризисом, либо связаны со сложностями во взаимоотношениях с Россией и Казахстаном, в особенности контролирующими структурами – таможней, пограничниками, карантинной службой. Эти проблемы до сих пор не решены, и отчасти поэтому членство Кыргызстана в ЕАЭС носит формальный характер, - сказал Г. Михайлов.

В то же время, отмети эксперт, в кыргызских СМИ акцент делается на негативные факты и провалы сотрудничества - любая неудача, любое задержание фуры с морковью без правильно оформленных документов широко тиражируется по всем СМИ, тогда как прохождение сотен фур остается незамеченным. Скептическое отношение журналистов, освещающих процессы евразийской интеграции, Г. Михайлов связывает не в последнюю очередь, с тем, что с журналистским сообществом в Кыргызстане работают в 99 случаях из ста западные фонды, а отнюдь не российские. Эти провалы свидетельствуют о невысокой активности российской мягкой силы в Кыргызстане.

- Программы лояльности, обучения, стажировок в республике в подавляющем количестве случаев финансируются западными донорами. Потихоньку к этим процессам подключается Китай. Однако значительного, качественного увеличения информационной работы в рамках евразийского интеграционного проекта я не наблюдаю. Если она и есть – то слишком слабая, - констатировал Г. Михайлов.

Главный редактор StanRadar.com отметил, что российско-кыргызские отношения имеют гораздо меньший приоритет для России, нежели российско-казахстанские или российско-украинские, а работа российской дипломатии по взаимодействию с Кыргызстаном имеет формальный характер и страдает низким уровнем эффективности.

- Начать с того, что в России осталось достаточно небольшое количество специалистов по Центрально-Азиатскому региону, которые бы разбирались в кыргызских внутриполитических процессах. Российская дипломатическая тактика в республике строится на взаимодействии с высшими кыргызскими чинами, а это, как мы помним по ситуации с Украиной, чревато тем, что после смены нескольких представителей истеблишмента, вся система взаимодействия обвалится, как карточный домик. Работы с лидерами общественного мнения, молодежью, потенциальными элитами практически не ведется. Во всяком случае, так можно сказать, сравнивая с теми объемами, которые осуществляют наши уважаемые конкуренты, - сказал эксперт.

Вслед за Е. Копатько кыргызстанский эксперт предложил откинуть идеологизированные подходы, и приглядеться к методам работы оппонентов, у которых, по его мнению, есть чему научиться.

- Западные структуры делают очень интересные вещи. Они не просто вывозят молодежь на семинары и лекции, а потом забывают о них – они работают с людьми по нескольку раз, способствуют их карьерному росту, помогают войти в чиновничью среду. Люди, которые обучались по западным программам, уже работают в Администрации президента и абсолютно искренне – дело не в деньгах – лояльны и благодарны этим структурам за то, что они им мир показали, или научили навыкам публичных выступлений, или помогли в политической карьере. Таким образом, растет слой гражданского общества, элиты, искренне лояльного и благодарного неким абстрактным западным структурам, - отметил Г. Михайлов.

Наконец, кыргызстанский эксперт внес несколько предложений относительно профилактики информационных угроз. В частности, они касались работы с информационными площадками, причем не формальной – когда спускаются официозно написанные тексты, размещаются, и реакция на них не отслеживается – а в адресном взаимодействии с журналистами, лидерами мнения и молодежью.

- Важно понимать, что угроза информационной безопасности носит трансграничный характер, и требует крайне оперативной, гибкой профессиональной реакции. Зачастую информационный вброс, если он не локализован, не «отреагирован» в течение сорока минут – полутора часов, невозможно нейтрализовать, остается только разбираться с его последствиями. Требуется максимально быстрая реакция, а сегодня этих реакций я практически не наблюдаю. Эти угрозы будут нарастать, и чем эффективнее нас будут бить, чем более удачными будут эти атаки, тем чаще они будут повторяться, - заключил кыргызстанский эксперт.

Информационные войны: поле битвы Россия и Казахстан. Часть 2

Постсоветское пространство столкнулось с реальностью развязанной в отношении него информационной войны и необходимостью защиты своего инфополя от интервенции чуждых смыслов. Этот тезис стал отправной точкой экспертной дискуссии на тему «Современные информационные войны: вопросы безопасности Казахстана и России», состоявшейся на прошлой неделе на площадке Центра аналитических исследований «Евразийский мониторинг» в Алматы. 

Казахстан вне информационных войн?

Казахстанские участники дискуссии предпочли дистанцироваться от явно конфронтационных, с их точки зрения, формулировок. Главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан (КИСИ) Леся Каратаева, к примеру, поставила под сомнение целесообразность использования термина «информационная война» в казахстанских реалиях и предложила заменить его понятием «смысловая интервенция».

- Сегодня информационных войн против Казахстана не ведется, мы не являемся объектом информационной войны, но наша глубокая погруженность в российское информационное пространство определяет нашу вовлеченность в информационное противоборство. В Казахстане, на мой взгляд, наблюдается интересный феномен. У нас очень развит дискурс информационной войны. Любой эксперт и даже обыватель в Казахстане охотно размышляет по поводу серьезной угрозы информационных атак, о том, как важно с этим явлением бороться. То есть соответствующие дискурсивные практики в полной мере присутствуют в информационном пространстве Казахстана. Но если мы перейдем на уровень не дискурсивных практик, то увидим, что никакой, собственно говоря, практической реакции на артикулируемую угрозу в реальности не осуществляется, - сказала эксперт.

Л. Каратаева отметила, что для публичного общественно-политического пространства в Казахстане характерны, с одной стороны, состояние демобилизации социума, с другой – фрагментарность, распад на многочисленные субдискурсы, что и определяет отсутствии этой реакции.

- Как показывают опросы КИСИ, граждане Казахстана понимают, что существуют социально-экономические, общественно-политические проблемы, никто не возражает относительно того, что проявление гражданской активности имеет серьезный impact на принятие политических решений. Однако, когда встает вопрос о необходимости осуществить действия offline, срабатывают механизмы общественной демобилизации. Даже online казахстанцы готовы реагировать только в деполитизированных сферах – если это касается культуры, спорта и т.д. При этом наши люди коммуницируют в рамках своих локальных субдискурсах. Очевидно, что Интернет-пространство с технологией Web 2.0 коллективного формирования контента постепенно разрушает общее публичное пространство общественного договора. Оно заменяется массой локальных субдискурсов, в рамках которых люди коммуницируют на интересующие их темы. Таким образом, если информационные войны и ведутся, то только в локальных субдискурсах. На уровне государственном информационная война не характерна для Казахстана, - считает Л. Каратаева.

Зачастую же за тем, что в Казахстане называют информационными войнами стоят поверхностные попытки реинтерпретировать определенные события и инфоповоды, усугубляемые отсутствием оперативной реакции. В то же время, по мнению эксперта КИСИ, казахстанское общество (как и постсоветское в целом) имеет дело с гораздо более серьезной угрозой смысловой интервенции.

- Вот это действительно очень сложная проблема, потому что это не просто реинтерпретация события или какого-то инфоповода, а замена когнитивной матрицы, формирование новых ценностей. Все евразийское пространство, и Казахстан в том числе, давно уже является объектами таких смысловых интервенций. В 90-е годы это был либерализм, ценности общества потребления, которые мы с готовностью восприняли. Сегодня мы наблюдаем процесс смены традиционных акторов смысловых интервенций на новых, которые приходят со стран Ближнего Востока. И это более плачевно, - заключила Л. Каратаева.

Руководитель Общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев (Казахстан), продолжая мысль коллеги об опасностях интервенции чуждых смыслов в постсоветских обществах, все-таки проявил оптимизм.

- На мой взгляд, наша сермяжность, совковость, недальновидность и глупость до сих пор нас спасают. Я считаю, что нас не победить, потому что у нас есть коренные ценности – построить дом, посадить дерево, воспитать сына. Они прочно укоренены в наших обществах, - высказал свое мнение казахстанский эксперт.

В то же время лучшим ответом на информационные атаки, убежден Э. Полетаев, должны стать реформы и переформатирование общественных отношений.

- Мне кажется, нам необходимо самим взяться за решение тех болевых точек, по которым бьют наши противники, вроде коррупции, имперских замашек, отсутствия якобы свободы слова. Возглавить то, что нам пытаются навязать со стороны, - сказал руководитель ОФ «Мир Евразии».

Поражения, которые государственная политика, несет в информационных войнах, связаны не столько с эффективностью оппонентов, сколько с откровенной слабостью государственных СМИ, убежден казахстанский эксперт.

- Официальная пропаганда, которая тиражирует позитивные факты, при этом обходя молчанием негативные явления, как будто их вовсе не существует, часто не работает. Население не очень доверяет таким источникам информации. Поэтому-то в Казахстане возник феномен Фейсбука, где аккумулируется основная политическая мысль страны, в то время как она отсутствует в тех СМИ, на которые выкидывается миллионы государственных средств и эффективность которых никто не просчитывает. Хотя если 10-20 людям платить нормальную зарплату, они при хорошем профессиональном подходе способны протащить через социальные сети любую идею, которая будет востребована обществом. Нам надо перепограммировать наши подходы на то, чтобы наш информационный продукт был реально востребован обществом. К сожалению, интересы правящих классов, элит, их понимание информационного пространства, и того, что хочет получить простой потребитель, несколько разнятся. На этих разницах и играют наши противники, - резюмировал Э. Полетаев.

Евразийский проект: ценности VS прагматизм

Как только разговор зашел о необходимости противостояния чуждым ценностям и смыслам, дискуссия перетекла на поиск объединяющей идеи для стран евразийского пространства, которая бы позволила противостоять негативным внешним воздействиям и атакам.

Основатель компании по маркетинговым и социологическим исследованиям «Research & Branding Group» Евгений Копатько (Украина) предположил, что таковой мог бы стать страх перед потерей идентичности, инстинкт самосохранения. Э. Полетаев признал, что наличие внешнего врага, страх как консолидирующий фактор очень часто становятся основой существования многих союзов, особенно военно-политических.

- Конечно, мы можем создать в лице американцев гипертрофированный образ врага, заявить, что американцы хотят захватить весь мир и богатства наших недр, и через это гнуть линию на объединение. Но учитывая два десятилетия деятельности американцев в регионе, очень трудно будет, скажем, кыргызу или казаху поверить в этот жупел. Мне кажется, нам нужны другие скрепы. Братство, единство крови и культуры – конечно, должны стать основой консолидации. Только интерпретировать их нужно не в том ключе, как это делала советская пропаганда, потому что многие от нее сильно устали. Человек стал прагматичен, он не идеалистичен. Еще в 80-е годы советская молодежь ехала на строительство БАМа не из-за лозунгов, а желая заработать на квартиру и машину. Мы должны предложить идею, что ЕАЭС позволит нам стать богаче, чувствовать себя более уютно. Если мы сможем подогнать обоснование интеграционных процессов под эту прагматичную платформу, мне кажется, это имело бы перспективу, - заявил эксперт.

Л. Каратаева согласилась с первым тезисом Э. Полетаевым, отметив, что механизмы сплочения и формирования идентичности на принципе внешнего врага в Казахстане не сработают, поскольку казахстанцам за 25 лет удалось практически полностью изжить из себя конфронтационное мышление. В то же время эксперт КИСИ считает, что основой для мобилизации евразийской общности должна стать именно идея, а не голый прагматизм.

- Мне кажется, что хорошим подходом был бы поиск некой объединяющей идеи. Сегодня мы позиционируем ЕАЭС как пространство, нацеленное на улучшение благосостояния граждан. Это очень хорошо, но объединяющая идея не может быть ориентирована только вовнутрь. Необходимо определить миссию, которую евразийское пространство может нести во внешний мир. Нужно искать эту общую идею, брендировать ее и продвигать. И возможно она станет тем фактором, который будет формировать интерес участников евразийского пространства друг к другу, - подчеркнула Л. Каратаева.

Резюмируя эту часть дискуссии, исполнительный директор ИАЦ МГУ: Сергей Рекеда отметил, что дебаты о том, что должно преобладать в евразийском проекте, являются сегодня едва ли не самыми злободневными.

- С одной стороны есть прагматики, которые считают, что необходимо деидеологизировать проект Евразийского союза, полностью отказаться от обсуждения ценностей и исходить только из принципов прагматизма. С другой стороны есть те, кто считает, что без ценностей невозможно сформировать образ будущего. А только через образ будущего мы можем найти платформу для объединения без образа внешнего врага. Проблема в том, что мы не можем определиться, по какому из этих путей идти. Хотя очевидно, что если мы откажемся от обсуждения ценностей и смыслов и пойдем по пути исключительного прагматизма, договоримся, что главная цель союза – улучшение благосостояния граждан, высок риск того, что мы проспим еще одну смысловую интервенцию, - заключил С. Рекеда.

Проблема в том, что нет общего «мы»

Разумеется, что участники экспертной дискуссии не могли обойти вниманием инициативу создания единого информационного пространства стран ЕАЭС, озвученную президентом Российской Федерации В. В. Путиным на прошедшем недавно в Астане заседании Высшего Евразийского экономического совета.

Оценки казахстанских экспертов были достаточно сдержаны. Политолог Андрей Морозов заметил, что говорить о создании общего информационного пространства стран ЕАЭС преждевременно.

- Для этого существует масса препятствий, самые очевидные – это разные геополитические интересы и стратегии, разная внешняя политика и ее цели. В этой связи показателен кейс со сбитым турками российским Су-24. Реакция российских СМИ, которые попытались создать соответствующий образ Турции в глазах своих граждан, была адекватна сложившейся ситуации, но в Казахстане далеко не все этот подход разделили, - констатировал казахстанский эксперт.

На пути создания единого информационного пространства стоят и объективные трудности, считает А. Морозов:

- Инструменты для его функционирования – телеканалы, печатные и Интернет-издания – требуют весьма существенных вложений. Причем это венчурные инвестиции – непонятно, вернутся ли они? Скорее всего, они вообще не окупятся. Помимо этого, возникает вопрос: кто будет нести основное бремя затрат? Готовы ли государства вкладывать безвозвратные инвестиции особенно в нынешних кризисных условиях? – высказал сомнение казахстанский политолог.

Э. Полетаев был еще более скептичен. По его словам, несмотря декларируемую цель создания единого информационного пространства тенденции последнего времени, напротив, говорят о стремлении стран ЕАЭС защитить свои инфополя от внешнего воздействия.

- Мы часто говорим: «Мы, евразийцы». А проблема в том, что нет этого общего «мы». Из этого «мы» есть только программа «Мы вместе» на телеканале «Мир», которую никто не смотрит. И в принципе это все. Возьмем для примера законодательство Казахстана, в котором прописано, что иностранный гражданин не может быть главным редактором в СМИ, кроме того, доля участия иностранного капитала в казахстанском СМИ не должна превышать 25%. И разницы нет, будет ли это капитал российский или американский. Нет деления: допустим, россияне и кыргызы – это наши братья, давайте им 50 или 100% разрешим иметь, а американцам нет. Очевидно, что существует страх перед вмешательством в информационную политику. И эта тенденция будет только возрастать, судя по тому, какие законодательные акты принимаются в наших странах – тот же пакет Яровой или закон о защите информации, который был принят в Казахстане в конце прошлого года. Все это говорит о стремлении стран ЕАЭС защитить свое информационное пространства от внешнего влияния, которое преобладает над желанием создать единое инфополе, - сказал эксперт.

Прозвучали в ходе экспертного обсуждения и ставшие, пожалуй, традиционными упреки в адрес российских СМИ, которые крайне редко освещают проблематику постсоветского пространства. Правда, констатировал Э. Полетаев, связано это не с каким-то преднамеренным умыслом, а с реальными запросами потребителей информационного продукта. Ведь, как показывают замеры общественного мнения, россиянам действительно неинтересны процессы, происходящие в Казахстане или, скажем, в Кыргызстане или Армении. Л. Каратаева констатировала, что в информационном пространстве ЕАЭС преобладает российская проблематика:

- Коммуникативно-информационные потоки на евразийском пространстве замкнуты на России и строятся по следующему принципу: Россия – Казахстан, Россия – Кыргызстан, Россия – Беларусь и т.д. Линии по направлению Казахстан – Армения и даже Казахстан – Кыргызстан не сформированы. Что касается игрока, продуцирующего основной информационный поток, которым, безусловно, является Российская Федерация, то здесь весь фокус направлен на саму Россию, ее внутреннюю и внешнюю политику, создание ее образа. Можете смотреть, любоваться, можете пристроиться рядом, а вот ориентации на внутреннее пространство соседей нет. Причем я говорю только об информационной составляющей. У России есть огромный арсенал средств мягкой силы, однако она использует их через призму бизнес-проектов, представляя свои телеканалы на территории соседей, - подчеркнула казахстанский эксперт.

В свою очередь Сергей Рекеда выразил мнение, что взаимный интерес внутри ЕАЭС к информационным повесткам стран-партнеров надо взращивать планомерно, что это длительный процесс, требующий системного подхода. Помимо этого, российский эксперт отметил, что несмотря на все обозначенные трудности в построении единого информационного пространства, доверие между Россией и Казахстаном достигло уровня, достаточного для перехода на новую ступень сотрудничества в информационной сфере.

Информационные войны: поле битвы Россия и Казахстан. Часть 3


Постсоветское пространство столкнулось с реальностью развязанной в отношении него информационной войны и необходимостью защиты своего инфополя от интервенции чуждых смыслов. Этот тезис стал отправной точкой экспертной дискуссии на тему «Современные информационные войны: вопросы безопасности Казахстана и России», состоявшейся на прошлой неделе на площадке Центра аналитических исследований «Евразийский мониторинг» в Алматы.

У нас размывается психология победителей

Еще один аспект информационной угрозы, которую затронули казахстанские участники дискуссии – это этнокультурный компонент. Политолог Замир Каражанов отметил, когда сеющие панику вбросы в казахстанское инфополе зачастую осуществляются не из неких внешних центров, а рождаются в народе. При этом низкий образовательный и культурный уровень населения является благодатной почвой для распространения слухов.

- Мы опасаемся, что где-то в далеком Пентагоне американцы разрабатывают для нас информационную атаку, однако «топор войны» может прилететь к нам совсем с другой стороны, и может оказаться, что мы, казахстанцы, сами мастера проводить информационные диверсии по отношению друг к другу, - отметил З. Каражанов.

Руководитель Аналитическо-информационного бюро «Политическая информация Казахстана» Джанибек Сулеев также призвал не сбрасывать со счетов национальные специфику, отметив, что в Казахстане легче расшатать ситуацию в силу незрелости общественного сознания.

- Казахи – это не текстовая нация, давайте эту вещь не забывать, потому что большие тексты, в которых много букв, казахстанцы не воспринимает. Смерть отдельных наших СМИ связана с тем, что читающей публики все меньше и меньше. Таким образом, полуфакты, фейковые вбросы, в особенности сопровождаемые аудовизуальными роликами, быстрее зажгут общественное мнение в Казахстане нежели общество с преобладающим урбанизированным сознанием, - подчеркнул Д. Сулеев.

Казахстанский эксперт также отметил, что Казахстан естественным образом взаимодействует с российским информационным пространством по причине своей русскоязычности.

- Казахстан русскоязычен – это ценность, которую, впрочем, мы не называем духовной ценностью, а скорее считаем коммуникативным преимуществом. Фактически русский язык – это язык, на котором делаются главные новости и создается инфополе. Казахскоязычная журналистика – это совсем другой мир, с другими ценностями, с другой постановкой проблем, - сказал Д. Сулеев.

Благодатной почвой для информационных вбросов, по мнению эксперта, является также преобладающий в общественном сознании «истеричный фон».

- Во многом это объясняется тем, что постсоветское пространство – это пространство проигравших холодную войну, и мы до сих пор не оправились от этой травмы, не сделали ответный ход. Нам так и не удалось вытащить свою шашку, и отвоевать хоть какой-то рубеж, - резюмировал Д. Сулеев.

Сходные оценки прозвучали и в реплике основателя компании по маркетинговым и социологическим исследованиям «Research & Branding Group» Евгения Копатько, который считает, что главной брешью информационной политики постсоветского пространства являются пораженческие общественные настроения:

- Я вам скажу, чего нам не хватает, что размывается. А психология победителей размывается! Ведь мы-то победителями были всегда. А если этого нет, то нет ничего другого. То есть когда-то у нас внутри было убеждение, что мы наследники Великой Победы, а сейчас выясняется, что наше прошлое было плохим, что у нас не было межнационального мира, что у нас все делалось через насилие. Это и есть главный результат нашего поражения, - сказал Е. Копатько.

Помимо этого, украинский эксперт предостерег коллег от толерантно-либеральной, примирительной позиции в вопросах информационной безопасности.

- В соответствующих структурах на Западе наших осторожных в оценках, деликатных либералов держать бы не стали. Там либералы становятся маргиналами. Левые не допускаются в определенные сферы, и некоторые темы табуированы для публичного обсуждения по определению – вы их не увидите и не услышите. Там все очень жестко и давно регламентировано, и правила устанавливаются из принципа «каждый сверчок знай свой шесток». В то время как мы размениваемся на интеллигентские разговоры, - отметил Е. Копатько.

В конечном итоге именно этот жесткий и регламентированный подход и предопределяет успехи конкурентов ЕАЭС в информационном противостоянии, считает украинский эксперт.

- Знаете, почему они побеждают в информационных войнах? У них сантиментов нет, мы для них противники и, извините, добыча. Таким образом, мы пытаемся с ними играть в шахматы, а с нами играют в «Чапаева». Мы имеем дело с выдающимися колонизаторами, и я это говорю без знака «плюс» и без знака «минус», - подытожил Е. Копатько.

Таким образом, состоявшаяся дискуссия продемонстрировало некоторые различия в восприятии информационной угрозы экспертами России, Казахстана, Украины и Кыргызстана в диапазоне от примирительно-толерантных до крайне настороженных. Вместе с тем, еще больше точек соприкосновения, главная из которых - понимание, что эффективными могут быть только незапретительные меры противодействия внешнему информационному влиянию – выработка альтернативных смыслов, создание образа будущего евразийского пространства, который соединит прагматизм и ценности.

 http://www.stanradar.com/news/full/21392-informatsionnye-vojny-pole-bitvy-rossija-i-kazahstan-chast-2.html

 http://stanradar.com/news/full/21422-informatsionnye-vojny-pole-bitvy-rossija-i-kazahstan-chast-3.html

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

655
Похожие новости
05 декабря 2016, 22:30
05 декабря 2016, 16:01
04 декабря 2016, 15:30
05 декабря 2016, 16:01
05 декабря 2016, 12:31
05 декабря 2016, 12:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
29 ноября 2016, 16:30
03 декабря 2016, 18:00
29 ноября 2016, 17:00
29 ноября 2016, 11:01
01 декабря 2016, 03:00
30 ноября 2016, 18:15
03 декабря 2016, 04:00