Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Иностранное информационно-гуманитарное присутствие в ЦА

В последний период заметно усилился интерес, проявляемый США, ЕС (прежде всего Францией и Англией), Китаем, Турцией к информационно-гуманитарному присутствию в Центральной Азии (ЦА) и вытеснению на этом направлении России из указанного региона.

Среди основных причин такого повышенного внимания различных мировых игроков к информационно-гуманитарному присутствию в ЦА является то, что этот регион еще достаточно молод, здесь не завершились процессы становления институциональной структуры и системы международных организаций, а также поиски культурно-политической идентичности. Для региона характерны внутренние противоречия, существенная вариативность культурных практик и идентичностей, а также широкий диапазон интерпретаций исторического наследия. Следует также отметить, что развитие ЦА идет на фоне продвижения многообразных, подчас противоречащих друг другу интеграционных проектов, за которыми стоят мощные геополитические силы. Ситуация усугубляется конкуренцией внешних сил и отсутствием действенной кооперации между самими центральноазиатскими государствами.



Вот почему деятельность в культурно-гуманитарной сфере подчинена созданию устойчивых механизмов воздействия на общество в странах ЦА, политику властей, в плане их переориентации с российских культурно-исторических ценностей на западные, а также синологические и пан-тюркские.

Все указанные выше страны работают по собственным и отличающимся схемам.

Так, Китай на первое место ставит экономику, к которой «подтягивает» культурно-политическую надстройку. В частности, для успешного ведения бизнеса в КНР указывается необходимость или желательность знания китайского языка, истории и культуры КНР. В этом деле мощным инструментом выступает институт Конфуция, деятельность которого в последние годы в Центральной Азии заметно активизировалась, открываются его филиалы (к примеру, в последние месяцы наиболее активно такая работа проводилась в Узбекистане).

Турция действует в республиках Центральной Азии по различным схемам. В частности, Анкара активно демонстрирует странам этого региона пример успешного функционирования светской политической системы с элементами демократии западного типа, которой удалось в условиях доминирования в обществе приверженцев ислама провести рыночные преобразования. Однако присутствие Анкары в регионе ограничено вследствие слабого инвестиционного потенциала. Тем не менее не связывая себя в Центральной Азии крупномасштабными проектами, Турция предпочитает продвигать – с использованием элементов «мягкой силы» – коммерческие, культурные и образовательные программы. При этом она опирается на формально негосударственные, но активно поддерживаемые турецким правительством структуры. Так, в Центральной Азии действуют созданные Парламентская ассамблея тюркоязычных стран, Совет старейшин, Всемирная ассамблея тюркских народов, которая занимается изучением общих исторических корней тюркской культуры. Международная организация по совместному развитию тюркской культуры и искусства (ТЮРКСОЙ), основанная в 1993 г. в Алма-Ате, однако, не ограничивает свою деятельность культурно-просветительской сферой, занимаясь также вопросами политических и торгово-экономических отношений между тюркоязычными странами Центральной Азии, проникая не только в культурную и экономическую, но и в идеологическую сферу жизни Центральной Азии. Такая деятельность в ряде стран ЦА вызывает тревогу, так как она ассоциируется с угрозой распространения смешанных с исламизмом идей пантюркизма, что представляет вызов устоявшейся во всех центральноазиатских государствах светской парадигме. С учетом критики Анкары властями Узбекистана за прошлое активное распространение идей пан-тюркизма, в этой республике Турция действует через другие страны ЦА (Казахстан, Киргизию) для продвижения своих культурно-гуманитарных устремлений.

США и ЕС проецируют свою культурную экспансию, прежде всего через призму политики. Англия, например, активно использует Британский совет.

США в т.н. «гуманитарном аспекте» сформулировали свои интересы в ЦА весьма привлекательно — «Расширять постоянную поддержку демократических институтов, местных неправительственных организаций и независимых средств массовой информации». Для достижения этих целей Вашингтон пытается реализовать соответствующие грантовые программы и проекты, пропаганду американского образа жизни и ценностей, основанных на свободе личности, путем оставления «следа» в любых, даже весьма малых публичных мероприятиях этой направленности в республиках ЦА. Особое внимание ими уделяется работе со СМИ, проведение медиа-форумов на темы «повышения роли и места СМИ в системе институтов гражданского общества» и т.п.

Немаловажным аспектом закрепления своего информационно-гуманитарного присутствия в ЦА Вашингтон считает особо тщательный подбор руководителей американских дипломатических миссий в странах Центральной Азии, которые смогли бы активно реализовывать поставленные Белым домом задачи. Характерным подтверждением этому может служить уже неоднократное направление в регион заместителя госсекретаря Виктории Нуланд, устанавливающей «неформальные связи» с представителями национальных СМИ и оппозицией в странах ЦА, а также особо положительно зарекомендовавших себя в Белом доме в создании архитектуры и идеологии «цветных революций» на постсоветском пространстве таких послов, как Ричарда Майлза, и Шейлу Гуолтни в Киргизию.

В ноябре 2014 г. новый региональный проект USAID «Поддержка доступа к информации» в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане запущен Internews Network в Центральной Азии. Стоимость этого трехгодичного проекта составляет 3,8 млн. долларов и он реализуется совместно с двумя киргизскими организациями — Институтом Медиа Полиси и фондом «Клооп Медиа». Бюджет проекта соответственно распределяется между странами ЦА следующим образом: Киргизия — 35% суммы, Казахстан — 30%, Таджикистан — 20%, региональные мероприятия — 15%.

Однако, помимо указанных выше стран, в условиях изоляции со стороны Запада следует ожидать и наращивание информационно-гуманитарного присутствия в ЦА со стороны Ирана. В частности, помимо увеличения своего участия в региональных энергетических проектах, Тегеран может попытаться оказать давление на некоторые страны региона (Узбекистан, Туркменистан и Таджикистан).

В противовес усилению позиций Китая и растущему экспорту радикального исламизма из Афганистана и Пакистана будет возрастать активность Индии, которая уже пытается институционально закрепить свое присутствие в регионе, в том числе и военное (например, в Таджикистане).

Совершенно очевидно, что за наращиванием информационно-гуманитарного присутствия в ЦА со стороны указанных выше стран стоят иные, более земные интересы. Основными из которых являются контроль над добычей и транспортировкой нефти и газа из бассейна Каспийского моря, а также контроль над месторождениями урана и других полезных ископаемых. При этом Запад и, в особенности, США, стремятся стать «гарантом безопасности» для государств ЦА региона, получают возможность оказывать давление на Китай, Иран и Индию, не говоря о создании определенных неудобств для России, для которой Центральная Азия является сферой ее традиционного влияния.

Источник новости

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

612
Похожие новости
20 августа 2017, 07:01
20 августа 2017, 09:30
17 августа 2017, 19:00
17 августа 2017, 09:01
17 августа 2017, 09:02
19 августа 2017, 08:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 августа 2017, 23:01
16 августа 2017, 08:15
18 августа 2017, 09:45
19 августа 2017, 20:30
17 августа 2017, 11:15
18 августа 2017, 23:00
17 августа 2017, 09:01