Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Interia: Турцию ждет пессимистический вариант развития событий? Россия не уступит

Интервью с сотрудником Варшавского Центра восточных исследований Матеушем Худзяком (Mateusz Chudziak).
Interia.pl: Какие цели в контексте российско-турецкого конфликта в Идлибе на севере Турции ставит перед собой Москва? Очевидно, что в этом столкновении Кремль дергает за ниточки.
Матеуш Худзяк: Цель России состоит в том, чтобы оказать давление на Турцию. Анкара не может позволить себе, чтобы последний анклав оппозиции в Сирии, которую она поддерживает практически с самого начала войны, пал. Почему Турции так важно, чтобы Идлиб сохранили за собой противники Башара Асада? Она не может принять новую огромную группу беженцев, ведь это серьезно отразится на внутритурецкой ситуации и пошатнет действующий турецкий режим. Москва использует это, оказывая на Анкару давление.
Кремль понимает, что охваченная кризисом Турция станет серьезной угрозой для европейского порядка. Россия опосредованным образом оказывает давление также на Европейский союз, стремясь к тому, чтобы важнейшие государства сообщества, то есть Германия и Франция, одобрили ее политику в Сирии. Какие требования выдвинет Москва Берлину и Парижу, мы пока не знаем, но можно предположить, что она хочет признания режима Башара Асада и, возможно, согласия Европы выделить средства на послевоенное восстановление Сирии.
— Выгоден ли какой-нибудь другой стране российско-турецкий конфликт в Сирии?
— Я так не думаю. Здесь мы наблюдаем столкновение интересов Москвы и Анкары. Вторая с самого начала сирийского конфликта выступала в роли покровительницы всех сил, принимавших участие в «арабской весне». То, что мы видим, это трагический финал событий, которые начались на рубеже 2010 и 2011 годов и охватили весь Ближний Восток и Северную Африку. Силы, которые должны были сместить режим Асада, близки к поражению. Турция была не только их покровительницей, но и цивилизационным ориентиром для демократических сил ближневосточного и североафриканского региона.
Сейчас Турция больше не олицетворяет собой демократическую модель, более того, она сейчас делает нечто противоположное и старается обезопасить себя от негативных последствий войны в Сирии. Они могут оказаться трагическими для ее экономики и пошатнуть позицию президента Эрдогана. По этой причине Анкара делает все возможное, чтобы избежать падения Идлиба, на который наступают войска Асада. Здесь турецкие интересы очень сложно согласовать с российскими. Москва покровительствует сирийскому режиму, а Анкара считает его основой причиной всего плохого, что в последнее десятилетие происходило в Сирии. Этот конфликт — исключительно российско-турецкое дело.
— Всего несколько месяцев назад казалось, что Россия и Турция — союзники. Было заметно, что Анкара отдаляется от Соединенных Штатов и переориентируется на Москву, символом этого выступала закупка российских вооружений. Сейчас мы видим, однако, вооруженный конфликт.
— Российско-турецкое сотрудничество не оформилось в официальный союз, не вышло на уровень институциональных глубоких отношений. Оно всегда касалось текущего политического взаимодействия. Самой важной была, конечно, наделавшая шума история с закупкой Турцией российских зенитных ракетных систем С-400. С одной стороны, такой шаг объяснялся внутренними причинами, с другой — разочарованием в США. Американцы, с которыми Турция тесно связана в рамках НАТО, не смогли сделать ей предложения, которое бы ее удовлетворило, хотя раньше именно они выступали для турок основными поставщиками вооружений.
Есть еще один аспект. Негативным следствием войны в Сирии стало появление курдской автономии на сирийско-турецкой границе. Анкара выступает против создания парагосударства курдов, но в этом вопросе ее не поддержали ни США, ни Западная Европа. Создание в Сирии курдской автономии турки считают экзистенциальной угрозой для своего государства. В итоге единственным партнером, который мог сделать выгодное предложение по продаже оружия, а одновременно сформулировать устраивающее Анкару временное политическое решение в Сирии, оказалась Россия.
Москва и Турция пошли на сотрудничество тактического характера, позволяющее нивелировать угрозы, проистекающие для турок из сирийского конфликта. Тем не менее ключевая проблема, то есть разный подход к оценке ситуации в Сирии, друзей и союзников, не исчезла. Анкара не отказывается от требований сместить Асада, а Россия продолжает его защищать. Здесь мы видим, что долгосрочные цели двух стран расходятся, сейчас это расхождение стало особенно заметным.
— Какие шаги Турция способна предпринять в отношении России? Все задаются вопросом, может ли вспыхнуть открытый российско-турецкий конфликт.
— Единственное, что в силах сделать (и делает) Анкара, это нарастить военное присутствие в районе Идлиба и стараться отразить наступление сил Асада, которым оказывает поддержку Россия. Таким образом она хочет укрепить свою позицию накануне политических переговоров, которые ведутся и будут вестись. На четверг запланирована встреча Путина и Эрдогана.
При наиболее благоприятном для Турции развитии событий произойдет модификация зоны вокруг Идлиба, которую она формально контролировала и опекала, что по крайней мере на какое-то время позволит отстрочить поражение сил сирийской оппозиции и наплыв новой волны беженцев на сирийскую территорию. На этот раз эта волна была бы огромной, по разным оценкам, их может быть до миллиона человек. Таков, подчеркну, оптимистический для Турции вариант.
— Как выглядит пессимистический?
— При пессимистическом варианте развития событий Россия не уступит. Падение Идлиба, по задумке Москвы, должно дестабилизировать Турцию, а в итоге создать огромное давление на ЕС. Такой сценарий будет негативным в том числе для Европы, ведь Турция отправит на запад беженцев, и их будет не несколько тысяч, как на прошлой неделе, а миллион. Тогда Идлиб станет не региональной, а общеевропейской проблемой.
— Значит, Европейскому союзу пора вмешаться в ситуацию?
— Сейчас ЕС занят решением проблемы на турецко-греческой границе, где появились мигранты, которых туда отправила сама Анкара. Она хотела оказать давление на европейские государства, склоняя их занять на переговорах с Москвой турецкую сторону. Сейчас все выжидают. Пока сложно предсказать, как отреагирует Европа. Первую скрипку будут играть Германия и Франция, то есть две крупнейшие страны Евросоюза. Вместе с Турцией и Россией они подключатся к так называемому четырехстороннему формату и будут вести переговоры с Путиным и Эрдоганом. Президенты России и Турции стараются использовать ситуацию в своих интересах и выступить на переговорах с позиции силы. Каждый из них хочет убедить Париж и Берлин в своей правоте, заставить их пойти на уступки.
— Турция не входит в Европейский союз, но она — член НАТО. Какое влияние Альянс оказывает на турецко-российский конфликт?
— НАТО считает все военные действия Турции в Сирии инициативой Анкары. В данном случае она выступает не как член Альянса, а как суверенное государство, предпринимающее шаги на свой страх и риск. Разумеется, в ситуации, когда произошла непосредственная конфронтация Турции с армией другого государства (при этом в обстреле турецких позиций, по всей видимости, принимали участие российские силы), он задействовал процедуру, предусмотренную Четвертой статьей Вашингтонского договора. Состоялись консультации на тему оказания военной помощи стране-члену, подвергшейся нападению. При этом можно с уверенностью сказать, что НАТО, как организация, не заинтересована в том, чтобы оказывать Турции в этом конфликте непосредственную военную помощь. Как я уже сказал, Альянс считает эту операцию турецкой инициативой, не согласованной с другими государствами-членами.
— Как отреагируют на конфликт с Россией Соединенные Штаты, которые несмотря ни на что остаются традиционным союзником Турции?
— США заняли сейчас выжидательную позицию. Следует подчеркнуть, что американская политика в отношении Турции и Ближнего Востока очень неоднородна: одного курса придерживается Пентагон, другого — Государственный департамент, третьего — президент Трамп, хотя все они занимаются формированием внешнеполитической стратегии страны. Можно предположить, что вся эта ситуация представляется Вашингтону выгодной, поскольку она позволит в какой-то степени смягчить позицию Турции и склонить Анкару отказаться от развертывания систем С-400. Это оружие уже куплено, но процесс его введения в строй должен завершиться, согласно предварительным планам, только в апреле.
США выгодна российско-турецкая конфронтация, показавшая, что сотрудничество между Москвой и Анкарой не имеет прочной основы, а цена взаимодействия с Россией окажется для турок слишком высокой. Вашингтон может еще раз предложить Турции закупить американские комплексы «Пэтриот», кроме того, у него появится хороший предлог для налаживания отношений с этой страной, которые в последнее время пострадали. Сейчас нормализация контактов между Анкарой и Вашингтоном будет разворачиваться на американских условиях, так как первая поставлена в сложные условия, а у второго появляются новые возможности.
— Все указывает на то, что ключевое значение будет иметь встреча Путина и Эрдогана в Москве.
— Есть вероятность, что произойдет перелом. Однако даже если им удастся придти к соглашению по Идлибу (предметом переговоров станет судьба последнего бастиона сирийской оппозиции), оно в любом случае будет носить временный характер. Расправу режима Асада с его врагами, которых поддерживает Турция, мы просто увидим чуть позже.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
489
Похожие новости
04 апреля 2020, 17:30
03 апреля 2020, 18:45
05 апреля 2020, 01:15
04 апреля 2020, 10:00
03 апреля 2020, 17:00
03 апреля 2020, 18:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
03 апреля 2020, 20:30
01 апреля 2020, 22:45
03 апреля 2020, 14:45
30 марта 2020, 00:45
03 апреля 2020, 11:00
31 марта 2020, 22:30
30 марта 2020, 08:30