Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Иран без Рафсанджани. Что дальше?

Обзор основных тем иранской внутренней политики

Главным событием наступившего 2017 г. в Иране стала смерть председателя Совета по определению политической целесообразности, экс-президента и спикера парламента Али Акбара Хашеми Рафсанджани. Он был одним из столпов исламской республики, сыграл важную роль в становлении постреволюционного Ирана и входил в ближний круг основателя лидера исламской революции имама Хомейни. Вечером, 8 января, он умер от сердечного приступа в одной из больниц Тегерана. Правительство объявило трехдневный траур.

На следующий день в мечети Джамаран, расположенной на севере иранской столицы, почтить память Рафсанджани собрались священнослужители, военные и политики, включая президента Ирана Хасана Рухани, экс-президента Мохаммада Хатами, внука имама Хомейни Хасана Хомейни, главу Генерального штаба Мохаммада Багери, командующего Корпусом стражей исламской революции (КСИР) Али Джафари и командира элитного подразделения КСИР «Аль-Кудс» Касема Сулеймани.

Церемония прощания с Рафсанджани прошла 10 января в Тегеранском университете. В ней приняло участие все высшее руководство исламской республики. Джаназа-намаз (похоронную молитву) прочел духовный лидер Ирана Али Хаменеи. Проститься с Рафсанджани на улицы Тегерана вышли более 2 млн человек. Похоронили его в Мавзолее имама Хомейни.

Похороны и политика

Иранская политическая элита с глубокой скорбью восприняла известие о кончине Рафсанджани. В своем послании Али Хаменеи подчеркнул, что «их сотрудничество и дружба продолжалась на протяжении 59 лет, но разногласия в подходах в решении задач, стоящих перед страной, не стали препятствием для дружбы». В день похорон Хасан Рухани написал в Twitter: «Сегодня мы готовы проводить в последний путь человека, творившего историю. Давайте используем эту возможность для дружбы, примирения и национального единства. Вместо стен построим мосты». Генерал КСИР Касем Сулеймани посетил родных покойного экс-президента. «Господин Рафсанджани с самого начала и до конца своей жизни придерживался жесткой позиции. В разные периоды он придерживался той или иной тактики. При этом всегда выступал против американского экспансионизма и сионизма», — приводит слова генерала агентство Tasnim News.

Похороны Рафсанджани не обошлись без скандалов и провокаций. Проводить в последний путь экс-президента на улицы Тегеран вышли более 2 млн иранцев. Естественно, что различные политические силы попытались использовать массовое скопление людей в своих интересах. В социальных сетях Facebook и Twitter распространили видео, на которых группа из 15−20 человек скандировала лозунги «Смерть России» и называла российское посольство «логовом шпионов». Этот ролик подхватили израильские и арабские медиа. Акция была призвана продемонстрировать антироссийские настроения в Иране и подорвать союзнические отношения между Москвой и Тегераном.

Центральной темой западных СМИ стало участие в похоронах оппозиционных сил, представленных сторонниками «зеленого движения». Дочь Хашеми Рафсанджани Фаезе, проезжая сквозь толпу собравшихся на бронированном автобусе с гробом своего отца, приветствовала собравшихся жестом «виктория». Напомним, что именно Рафсанджани стал символом протестов 2009 года, поводом к которым послужило его несогласие с результатом президентских выборов. Он активно поддерживал демонстрантов.

На траурной церемонии оппозиционеры выкрикивали лозунги в поддержку Мир-Хосейна Мусави, Мехди Карруби и Мохаммада Хатами — лидеров протестного движения 2009 г. Двое из них до сих пор находятся под домашним арестом. Их сторонники скандировали: «Домашний арест нужно отменить. В этом наша позиция», «Я — Мир-Хосейн Мусави», «Совет Хашеми. Поддержка Хатами», «Привет Хашеми, привет Хатами», «Хатами вместо сегодняшней пустоты». Помимо этого, предпринята попытка расколоть иранское общество. Сторонники рахбара выкрикивали: «Все мы пришли из-за любви к рахбару (прим. Хаменеи)». А их оппоненты: «Все здесь собрались из-за любви к Акбару (прим. Рафсанджани)».

Вице-спикер Меджлиса Али Мотахари, выступающий за отмену домашнего ареста Мир-Хосейна Мусави и Мехди Карруби, прокомментировал в своем Twitter лозунги оппозиционеров. «Лозунги на похоронах Хашеми Рафсанджани свидетельствуют о необходимости решить проблему домашнего ареста лидеров протестов 2009 г.», — написал политик.

Волну критики вызвала работа государственного телевидения в дни траура. Их упрекали в недостаточном освещении траурных церемоний, а также замалчивании участия оппозиционных сил. Директору Гостелерадио Ирана «Голос Исламской Республики Иран» (IRIB) Али Асгари пришлось ответить на критику в адрес национальных медиа. «Мы услышали критику и постараемся подкорректировать свою работу», — приводит слова главы Гостелерадио агентство ISNA. Отвечая на вопрос журналистов о том, что госканалы не показывали выступления и комментарии Рафсанджани, а также новости о деятельности Совета по определению политической целесообразности, Асгари подчеркнул: «Мы всегда с большим уважением к нему относились».

С главой национальных медиа во время похорон экс-президента имел место курьезный случай. Дело в том, что иранские власти разрешили Мехди Хашеми Рафсанджани, приговоренному в марте 2015 г. к десяти годам тюремного заключения, проститься с отцом. На странице в Twitter главный редактор информационного агентства Mashregh News опубликовал видео, на котором сын Рафсанджани не пустил Асгари сопровождать гроб с телом своего отца. Во время траурной церемонии толпа скандировала лозунг — «Наш IRIB, наш позор, наш позор». Тем не менее, несмотря на провокации и недовольство части иранского общества, кончина Рафсанджани может консолидировать иранцев и укрепить политический режим.

Кто займет место Рафсанджани?

Рафсанджани занимал особое место в политической системе, которая создана во многом и благодаря ему. Конечно, сложно говорить о том, что удастся найти равнозначную замену. Человека, который обладал бы таким опытом, авторитетом и поддержкой в обществе. Однако политика не предполагает вакуума. Для выживания системе придется сделать выбор. Чем скорее это произойдет, тем лучше.

После себя Рафсанджани оставил три ключевые позиции. От того, кто их займет, будет зависеть многое. Во-первых, предстоит назначить нового председателя Совета по определению политической целесообразности, который на протяжении последних 27 лет возглавлял Рафсанджани. Речь идёт о совещательном органе при духовном лидере Ирана. Задача этого ведомства заключается в разрешении конфликтов, возникающих между Советом стражей конституции и Меджлисом (парламентом).

Согласно иранской конституции, глава и члены совета назначаются рахбаром. По информации информационно-аналитического портала Mihan Emrooz, к числу наиболее вероятных претендентов на этот пост относятся действующий президент Хасан Рухани, экс-председатель парламента (1992−2000 гг.) Али Акбар Натег-Нури, экс-глава судебной системы (1999−2009 гг.) Махмуд Хашеми Шахруди, советник верховного лидера по международным вопросам Али Акбар Велаяти, а также сват рахбара и экс-спикер Меджлиса (2004−2008 гг.) Голям-Али Хаддад Адель.

Во-вторых, место в Совете экспертов. На выборах, прошедших в феврале 2016 г., Рафсанджани избрался от Тегерана. Он набрал наибольшее количество голосов среди кандидатов, прошедших в состав Совета. «В ближайшее время Совет экспертов должен нам предоставить свои предложения по этому вопросу. Совет стражей рассмотрит эту проблему и примет решение», — сообщил агентству Tasnim News пресс-секретарь Совета стражей конституции Аббас Али Кадходаи. Вслед за ним заместитель министра внутренних дел и глава избирательной комиссии Мохаммад Хоссейн Могими предложил совместить выборы на место Рафсанджани в Совете с президентскими, которые пройдут в мае 2017 г.

В-третьих, теперь пустым оказалось место неформального лидера и покровителя умеренных и реформаторских сил в Иране. Портал AsreIran предполагает, что место негласного лидера лагеря умеренных и реформистских сил может занять действующий президент Ирана. «Нет человека, кроме Рухани, который наиболее похож по взглядам и философии на Хашеми Рафсанджани. Именно он был на протяжении долгих лет «тузом в рукаве» четвертого президента. Когда Совет экспертов не одобрил его кандидатуру на президентские выборы в 2013 году, то он представил миру Хасана Рухани и сделал все для его победы. До последних дней Рафсанджани демонстрировал и помогал Рухани, видя в нем своего преемника», — резюмирует иранское издание.

Большинство западных аналитиков сошлись во мнении, что смерть Рафсанджани может ослабить позиции Рухани на президентских выборах, до которых осталось менее четырех месяцев. Однако экс-депутат иранского парламента, политолог Ахмада Саламатян, проживающий во Франции, в интервью Euronews предположил, что «кончина Рафсанджани не окажет негативного последствия на режим в Иране, а необходимость в достижении политического консенсуса в иранской элите только укрепит позиции действующего президента Хасана Рухани». В скором времени мы узнаем кто займет освободившиеся посты. Это станет ответом на вопрос: какой курс избрала для себя иранская элита?

Хасан Рухани vs. Садег Лариджани

В связи с кончиной Рафсанджани противостояние президента Хасана Рухани и главы судебной системы Садега Лариджани приобретает новый смысл. Скандал между исполнительной и судебной властью в Иране разразился в конце декабря. Поводом стало дело опального олигарха Бабака Занжани, приговоренного к смертной казни по обвинению в коррупции. «Разве мог человек в одиночку украсть $3 млрд? Кто ему в этом помог? Кто были его подельники? Каким образом он получил эти деньги? Куда смотрела судебная власть и почему она до сих пор не ответила народу на все эти вопросы?», — приводит слова иранского президента агентство IRNA, сказанные им на совещании с участием представителей контрольных органов правительства, министерств, областных и муниципальных образований.

В начале 2017 г. противостояние в информационном пространстве продолжилось. С. Лариджани обвинил президента Рухани в получении от Занжани средств на избирательную кампанию 2013 г. Советник иранского президента Акбар Торкан в интервью Jamaran парировал обвинения главы судебной власти. «Информация о том, что Бабак Занджани помогал избирательному штабу Рухани — ложь. Поскольку у нас есть полная финансовая отчетность о деятельности штаба. Мы готовы ее опубликовать, если и другие кандидаты, участвовавшие в выборах, отчитаются о своем финансировании в период кампании 2013 года», — заявил Торкан.

В конфликт пришлось вмешаться верховному лидеру Али Хаменеи. «Все должны считаться с тем, что в Иране независимая и смелая судебная система. Наши враги имеют цель посеять вражду, но им это не удается. Мы смогли создать мужественное правительство и судебную систему. И намерены их укреплять», — приводит слова рахбара IRNA. Это первый случай, когда иранский лидер публично вмешался в спор между руководителями исполнительной и судебной власти. Согласно Конституции ИРИ главу судебной системы назначает верховный лидер на пять лет. Любой удар по С. Лариджани воспринимается как косвенная критика самого духовного лидера.

Конфликт между Рухани и Лариджани — противостояние с прицелом на кресло духовного лидера. Не случайно ираноязычная BBC в своем обзоре о последствиях смерти Рафсанджани затронула тему будущего преемника рахбара. «Если в течении восьми лет с верховным лидером Али Хаменеи что-нибудь случиться, то вероятным претендентом на пост лидера ИРИ будет выходец из лагеря консерваторов. Садег Лариджани имеет все шансы возглавить Иран», — говорится в статье британского информагентства.

Глава иранской судебной системы — не публичный политик. К своим 56 годам он успел 8 лет проработать в Совете стражей конституции, став в 2001 г. самым молодым юристом за всю историю Совета. Лариджани входит в так называемую «иракскую группу», которую составляют его старшие братья — генеральный секретарь Высшего совета по правам человека ИРИ Мохамад-Джавад Ардешир Лариджани и спикер Меджлиса Али Лариджани. Кроме того, тесть Садега Лариджани — великий аятолла Хосейн Вахид Хорасани — влиятельный шиитский богослов, преподает в г. Куме. Все они являются выходцами из священного для шиитов города Наджаф, расположенного в 160 км к северу от Багдада.

Братья Лариджани контролируют судебную и законодательную власть. Поэтому конфликт Х. Рухани с С. Лариджани может испортить его отношения и с Али Лариджани. Это приведет к бойкоту законодательных инициатив правительства.

Уход Рафсанджани — вызов для иранской политической системы. Эта проблема любой власти, пришедшей после революции. Как сохранить стабильность, когда уходят творцы революции и основатели режима? Кто придет им на смену? А главное, как передать революционный авторитет новому истеблишменту? Что касается президентских выборов, которые пройдут в мае, то не стоит переживать о судьбе Рухани и его втором сроке. Поскольку ни один человек в Иране не станет президентом без санкции верховного лидера. А если он уже принял это решение, значит так тому и быть.

Кирилл Джавлах

Источник: regnum.ru

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

674
Похожие новости
18 августа 2017, 23:01
18 августа 2017, 13:00
19 августа 2017, 16:30
19 августа 2017, 16:30
18 августа 2017, 23:00
18 августа 2017, 00:30
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
23 августа 2017, 09:30
23 августа 2017, 10:15
23 августа 2017, 10:15
22 августа 2017, 21:30
23 августа 2017, 12:45
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
16 августа 2017, 18:00
18 августа 2017, 07:33
18 августа 2017, 13:00
21 августа 2017, 10:45
16 августа 2017, 18:00
21 августа 2017, 08:00
21 августа 2017, 15:30