Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Иран между прошлым и будущим: США или Россия?

Конфронтация Вашингтона и Тегерана длится 36 лет — со времён исламской революции 1979 года. Сейчас Америка и Иран впервые сумели договориться. Совет Безопасности ООН единогласно одобрил венские соглашения по иранской ядерной программе (ИЯП), означающие отмену семи предыдущих резолюций СБ ООН по санкциям против Тегерана. День спустя аналогичное решение принял и Евросоюз. Началось разрушение всей архитектуры антииранских санкций, которую Вашингтон создавал десятилетиями. Что это означает? Действительно ли иранцы уступили американцам и отказываются от курса на укрепление сотрудничества с Россией? Разменяет ли Иран свою независимость на выгоды от восстановления экономического сотрудничества с США и ЕС?

Санкции против Ирана могут быть сняты уже через 90 дней после принятия резолюции Совбеза. Однако это в самом лучшем для иранцев случае. В Тегеране считают, что большинство ограничений, наложенных на Иран, прекратят своё действие не раньше 2016 года. По крайней мере, экономика ИРИ ориентируется на то, что к следующему иранскому году (начинается 21 марта 2016 г.) впервые за последние три года будет принят обычный, а не санкционный бюджет.

Ранее сообщалось, что Иран получит доступ к 100 млрд. долларов с замороженных счетов. Сейчас глава ЦБ ИРИ В.Сеиф говорит лишь о 29 млрд., из которых 23 млрд. являются средствами банка, а еще 6 млрд. принадлежат иранскому правительству. Для восстановления пострадавшей иранской экономики этих средств явно недостаточно, поэтому пока приоритетными направлениями финансирования избраны нефтегазовая отрасль и нефтехимия. Для развития других ключевых областей экономики правительство Ирана склонно рассчитывать на зарубежные инвестиции. «Мы сможем освоить в пределах 200-300 миллиардов долларов зарубежных капиталовложений», — считает глава ЦБ ИРИ.

Однако, на наш взгляд, сейчас более целесообразно говорить не о том, сколько сможет освоить иранская экономика, а о том, где и как найти крупных зарубежных инвесторов, заинтересованных в скором и масштабном подъеме иранской экономики. Другими словами, на что реально может рассчитывать Тегеран в ближайшее время. Кто готов вкладывать миллиарды в укрепление Ирана в существующей международной обстановке?

После заключения 20 июля венских соглашений баланс сил на Ближнем Востоке склоняется в пользу Ирана. При этом сделка Ирана с Америкой мало что меняет: антиамериканизм остается неизменным и важнейшим элементом государственной идеологии Исламской Республики. Верховный лидер аятолла Хаменеи пояснил, что позиция США в отношении Ближнего Востока «отличается на 180 градусов» от иранской политики, что Иран не изменит своего отношения к Сирии, Ливану, Ираку, а также будет и дальше поддерживать палестинцев, шиитов Йемена и Бахрейна. То есть ожидать кардинальных изменений в иранской региональной стратегии не приходится. Добавим к этому, что достигнутое соглашение по ядерной программе нравится в иранских политических кругах далеко не всем. К примеру, советник аятоллы Хаменеи и человек консервативных взглядов Хосейн Шариатмадари заявил, что Иран обменял свою «готовую к скачке лошадь на негодную узду».

В Белом доме понимают, что Иран и после сделки продолжает ставить необходимость решения внутренних задач социально-экономического развития выше интересов отдельных лиц и компаний, желающих восстановления экономических связей с Западом. Так или иначе, отказ политического руководства Ирана от своих стратегических целей в обмен на иностранные инвестиции не произойдёт.

Как могут повести сейчас себя Америка и Европа?

Для Вашингтона и его европейских союзников стратегические соображения также будут перевешивать экономические выгоды. Запад не откажется от поддержки своих союзников в их региональном соперничестве с Тегераном, оставаясь на стороне Израиля, не признающего состоявшуюся ядерную сделку, и будет всеми доступными средствами продолжать тормозить развитие иранской экономики. Главная причина давления США на Иран, а именно стремление вернуть утраченный с падением шахского режима контроль над этой страной и не допустить потерю монопольного влияния в регионе, остаётся неизменной. Ядерное соглашение эту причину не устраняет.

Едва состоялась «сделка века», как госсекретарь США Джон Керри вновь заговорил о возможности применения американцами военной силы против Тегерана. В ответ глава МИД Ирана Мухаммад Джавад Зариф подчеркнул, что подобные «пустые угрозы» при общении с Ираном бесполезны. Стороны не прекращают обмениваться недружественными заявлениями. В США прошли массовые демонстрации против заключенной сделки, на улицах Тегерана скандируют «Смерть Америке!». Ирано-американское противостояние не прекращается, Иран, как и прежде, нуждается в международной поддержке.

Сразу же после решения СБ ООН, одобрившего венские соглашения, заместитель министра иностранных дел Ирана Аббас Арагчи объявил, что Тегеран получит российские зенитно-ракетные комплексы С-300. Иранцы, несмотря на договоренность об ограничении иранской ядерной программы и подтверждение запрета на экспорт в Иран ракетных технологий и баллистических ракет, в этом вопросе спешат. Они полагают, что в принятой Совбезом резолюции нет запретов, касающихся экспорта российских противовоздушных ракетных комплексов. Заявление о приближающихся поставках российской военной техники в Иран снова дало толчок обсуждению вопроса о том, что может выиграть Москва в результате отмены предыдущих резолюций СБ ООН по Ирану.

Так, американский журнал The National Interest пишет: «В силу разных причин соглашение между Ираном и Западом, на первый взгляд, не удовлетворяет интересам России. Скорее наоборот». Появление Ирана в качестве экспортера нефти, настаивает автор статьи, нанесет непоправимый ущерб российскому экспорту нефти. Это мнение растиражировано не только в американских СМИ. Что касается нефти, то отметим, что Иран и до санкций никогда не был прямым конкурентом России. У Тегерана другая, не пересекающаяся с российской география экспорта. До санкций, введенных в январе 2012 года, Иран производил 4,4 млн. баррелей в день нефти, а экспортировал 2,4 млн. баррелей в день. Сейчас Иран производит только 3,4 млн., экспортирует 1,4 млн. баррелей в день. В ближайшие несколько месяцев возможно увеличение экспорта до прежнего уровня, но появление одного-двух млн. баррелей иранской нефти на рынках, где российские компании не работают, не затрагивает российские интересы, а в понижении цены Иран, как и Россия, не заинтересован.

На экспорте С-300 российская оборонная промышленность может выручить 2-3 млрд. долларов, но важнее другое: восстановленное политическое доверие в деловых отношениях Москвы и Тегерана позволит российским компаниям занять ведущее место среди иностранных корпораций, которые захотят заключить выгодные сделки в Иране после отмены санкций. В соответствии с подписанными осенью 2014 года соглашениями, Россия берет в свои руки создание атомной энергетики Ирана. Есть и другие проекты, где у российских компаний уже парафированы контракты на миллиарды долларов.

Николай Бобкин 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1057
Похожие новости
13 августа 2017, 13:00
13 августа 2017, 13:01
13 августа 2017, 15:00
13 августа 2017, 15:30
12 августа 2017, 14:30
12 августа 2017, 14:31
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 августа 2017, 14:15
10 августа 2017, 09:31
12 августа 2017, 11:45
10 августа 2017, 22:33
12 августа 2017, 18:30
13 августа 2017, 13:00
12 августа 2017, 14:45