Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Иран: новые стратегические горизонты

«Мы — не игрушки ни в чьих-то руках, включая США» — заявил шах Ирана Реза Пехлеви в начале 1970-х гг. В этих словах, высказанных в эпоху «холодной войны», когда мир был разделен на два лагеря, присутствовала определенная нота пафоса. Это было время, когда две могущественные монархии Персидского залива — Иран и Саудовская Аравия — взяли на себя ответственность за поддержание стабильности в регионе. Однако амбициозному шаху так и не удалось насладиться своим могуществом, он был свергнут аятоллой Хомейни во время Исламской революции в 1979 г. Свержение Пехлеви — начало истории Исламской Республики Иран (ИРИ). Последовавшие за ним события имели весьма плачевные последствия для страны, сравняв с землей все достижения шаха. Открытая конфронтация с Соединенными Штатами, некогда важнейшим экономическим и военным партнером, усугубила и без того сложное (после провальных реформ и безрассудного расточительства шаха) положение в экономике, нанесла серьезный ущерб репутации страны.

Затяжная война с Ираком морально истощила Иран, усилив религиозный антагонизм во всем регионе, а расторжения крупнейших контрактов по поставкам вооружений из России в 1995 г. могли бы лишить ИРИ также военного преимущества в Персидском заливе, что и стало поводом для запуска собственной ядерной программы и испытаний ракет различной дальности. Действия Тегерана спровоцировали очередной виток гонки вооружений в Заливе и вызвали серьезную озабоченность мирового сообщества. Санкции Совбеза ООН, ЕС, США и других стран против ядерной программы ударили по многим ключевым секторам иранской экономики.

Новое лицо Ирана

Угроза международной изоляции, сложная военно-политическая обстановка на Ближнем Востоке, снижение доходов государства и растущее внутреннее недовольство, которое вылилось в серию протестных движений после президентских выборов 2009 г. — вот тяжелое наследие, доставшееся президенту-реформатору Хасану Рухани.

С новым президентом иранцы связали свою надежду на долгожданные перемены в стране. Политика Рухани должна стать тем поворотным пунктом, с которого начнется новая история Ирана. Ставки в этой игре высоки, причем для всех, начиная с аятоллы Али Хаменеи, заканчивая интересами, казалось бы, далекого Китая. От Рухани потребуется изрядная доля политической ловкости для того, чтобы соблюсти баланс интересов как традиционно противоречивых внутренних, так и весьма влиятельных внешних сил в поисках выхода из сложившейся ситуации. В этом контексте, трудно переоценить значимость переговоров с шестеркой международных посредников по ядерной программе Ирана, так как от них зависит очень многое, даже политическая судьбапрезидента. Эти переговоры — лишь эхо тех тектонических изменений, которые на наших глазах происходят в мире и на Большом Ближнем Востоке, в частности. Несмотря на всю сложность ситуации, именно сейчас у президента Рухани есть реальный шанс завоевать обратно некогда потерянные позиции своей страны и даже больше: достичь той относительной свободы, о которой почти полвека назад мечтал Пехлеви.

Времена великих возможностей

Первое, что приходит в голову, когда речь заходит о Ближнем Востоке — война и нефть. Вряд ли можно оспорить значимость ближневосточных нефтегазовых запасов для мировой экономики, равно как и факт бесконечной борьбы за обладание ими.

Долгое время США были единственным гегемоном в регионе, особый «мандат» которых не осмелился бы оспорить никто. Вторжение в Афганистан, а затем в Ирак после печальных событий 11-го сентября, были призваны восстановить пошатнувшуюся репутацию Соединенных Штатов как самой могущественной державы в мире. Однако неудачные военные кампании как в Ираке, так и в Афганистане, а затем поспешный вывод войск не только не повысили авторитет США, но и создали опасный вакуум власти, который быстро заполнили радикальные силы. А так называемая «Арабская весна» распространила огонь нестабильности и радикализма по всему региону. Создание «Исламского государства» на севере Сирии и Ирака — явный пример разгула анархии и террора, прикрытого идеологией фундаментального исламизма.

Очевидно, что ситуация на Большом Ближнем Востоке, если полностью не вышла из под контроля США, то по крайней мере близка к этому. Причина тому — малодейственные меры и непонятные союзники США в регионе. О связях Саудовской Аравии и Катара с различными террористическими организациями, в том числе и ИГ, известно уже давно. Еще один союзник — Турция — не прочь разобраться с непокорными курдами с помощью тех-же боевиков ИГ. Вызывает опасение и ситуация в Персидском заливе, в самом сердце Ближнего Востока: нет никаких гарантий того, что «арабская весна» с успехами ИГ на севере в конце концов не придет в КСА и другие благополучные монархии Залива, особенно в условиях низкой цены на нефть и при огромных социальных обязательствах.

Иран нужен Западу

Если Запад пока не готов к полному переформатированию отношений с королевствами Персидского залива, это ни в коей мере не мешает подготовке «Плана Б» на кризисный случай: например, резкое снижение или полное прекращение поставок нефти из Саудовской Аравии, крупнейшего экспортера нефти в мире. Этим «Планом Б» может быть Иран с его колоссальными запасами нефти и природного газа. Помимо этого, отношения с ИРИ могут стать весьма эффективным рычагом воздействия, в частности, на монархии Залива и даже Израиль. Тем более что нельзя исключить потенициальную возможность поставок иранского трубопроводного газа в ЕС. Иран вполне вписывается в проект Европы «Южный газовый коридор». Азербайджанский трубопровод, даже с учетом дополнительных мощностей из Туркменистана, не в состоянии обеспечить достаточный объем газа в случае масштабного энергетического кризиса в Европе. Это — первый комплекс факторов, работающий в пользу Ирана.

Воспользовавшись смутой, Иран сумел значительно упрочить свои позиции на Большом Ближнем Востоке. В особенности в Ираке, где большинство населения — мусульмане шииты. На центральной площади Багдада, где некогда стояла статуя Саддама Хусейна, по иронии судьбы, сегодня висит плакат аятоллы Хомейни. ИРИ постепенно усиливает свое влияние и на западе Афганистана, преимущественно в приграничных регионах, где сильны культурные и религиозные связи с Ираном.

Маленький культурный нюанс — один из государственных языков Афганистана, дари, на котором говорит половина населения страны, есть не что иное, как афганский вариант персидского языка. Отношение Ирана с Сирией окрепли еще во времена ирано-иракской войны, когда Арабская Республика Сирия поддержала Иран. Поэтому поддержка президента Башара Асада для верховного правителя Хомейни, помимо стратегической важности выхода к средиземноморью, также является делом чести, а значит, иранские войска будут воевать в Сирии до последнего. Напомню также, что через территорию Сирии Иран переправляет оружие в Ливан для шиитской партии «Хезболла». Ее отряды также воюют на стороне правительственных войск в сирийской гражданской войне.

Прошлым летом Тегеран подтвердил передачу ракетных технологий палестинской группировке ХАМАС, воюющей с Израилем. Иран также активно вооружает курдские отряды пешмерга против ИГ и, возможно, Турции. У ИРИ имеется еще и свой «ящик Пандоры» — Ормузский пролив, через который, по данным Forbes, проходит где-то 17 млн. баррелей нефти в день. Угроза перекрытия пролива в некотором смысле поддерживает мир в Персидском заливе, а сам факт перекрытия способен взорвать весь Ближний Восток. На Западе постепенно приходит понимание того, что ни одна серьезная проблема на Большом Ближнем Востоке не может быть решена без участия Ирана. Это подтверждают и сообщения о попытках Вашингтона наладить дипломатические каналы с Тегераном для координации сил по борьбе с ИГ. Усиливающееся геополитическое влияние Ирана — другой веский аргумент в руках президента Рухани в переговорах как с Западом так и с Востоком.

Иран нужен России и Китаю

К счастью для Рухани, есть еще два серьезных игрока, которые в отличие от США и ЕС, уже активно работают с Ираном, это — Россия и Китай. И Россия, и Китай смотрят на Иран, во-первых, как на возможность проникнуть в Персидский залив, во-вторых, упрочить свои позиции в Средней Азии и на Ближнем Востоке и в-третьих, как серьезного игрока на глобальном энергетическом рынке. Возможное вступление Ирана в российско-китайскую Шанхайскую организацию сотрудничества — это шаг на опережение. Равно как и визит главы МИД Китая Ван И в Тегеран, во время которого Иран выразил желание принять участие в крупнейшем экономическом проекте Китая «Новый Шелковый путь». Китай является самым крупным внешнеэкономическим партнером Ирана. А экономика ИРИ уже переориентировалась на Восток: 77% всего экспорта страны приходит на Китай, Индию, Южную Корею и Японию.

В январе во время иранского визита министра обороны России С. Шойгу было подписано соглашение о военном сотрудничестве между странами. Продолжаются переговоры по поставкам в Иран российских ЗРК С-300. Это серьезнейший вопрос, так как С-300 могут лишить Израиль и США преимущества в воздухе в случае военной операции. А возможность такой операции никогда не исключалась, особенно Израилем. Самое главное — в лице России и Китая Иран может приобрести весьма влиятельных политических партнеров, без поддержки которых режим Башара Асада пал бы уже давно. Углубление военно-экономического и политического сотрудничество с Россией и Китаем — великолепная возможность для Ирана.

Наблюдая за развитием событий в исторической перспективе, складывается впечатление, что исторический цикл, начавшийся после свержения Шаха Реза Пехлеви, подходит к концу. Начинается новый цикл, в котором Иран, воспользовавшись смещением центра тяжести миропорядка на Восток, ослаблением американского влияния на Большом Ближнем Востоке, волнениями в арабском мире, укреплением собственных позиций и при поддержке новых могущественных союзников, вернет себе достойное место в большой политике на перекрестке Ближнего Востока и Средней Азии. А между тем переговоры по ядерной программе в очередной раз зашли в тупик, в связи с чем замглава МИД Ирана Аббас Арагчи заявил: «Мы будем продолжать переговоры лишь до тех пор, пока они идут на языке уважения»

Авагян Завен Ашотович — эксперт по вопросам энергобезопасности (Москва), специально для REX.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

662
Похожие новости
19 августа 2017, 16:30
19 августа 2017, 16:31
18 августа 2017, 23:01
19 августа 2017, 16:31
18 августа 2017, 23:00
19 августа 2017, 16:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
20 августа 2017, 09:30
17 августа 2017, 09:01
19 августа 2017, 08:30
19 августа 2017, 16:30
18 августа 2017, 10:00
18 августа 2017, 07:33
20 августа 2017, 07:01