Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Иранский атом возвращается?

Иран впервые после выхода США из сделки по атомной программе публично и вполне официально озвучил свою готовность вернуться в положение страны, которая реализует собственную ядерную программу, не обращая внимания практически ни на какие международные договоры и обязательства.
В Тегеране достаточно логично сослались прежде всего на выход из сделки США, осуществлённый в мае этого года, а также на политику двойных стандартов, которой после этого придерживалась Великобритания. Соответствующие заявления сделал секретарь Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана адмирал Али Шамхани на встрече с главой МИД Великобритании Джереми Хантом.
Позиция Тегерана в отношении атомного развода с США стала известна практически сразу – Исламская республика выразила готовность продолжать выполнение положений так называемого Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД – JCPOA). Но при условии, что и остальные участники сделки «шесть плюс один» займут схожую позицию. Однако, в отличие от Китая и России, которые скрупулёзно придерживаются договорённостей 2015 года, со стороны трёх европейских участников сделки, никаких реальных шагов к продолжению сотрудничества в атомной сфере до сих пор не сделано.
В мае этого года, когда американский президент Дональд Трамп всё же решился на выход США из соглашения по атомной программе Ирана, в Тегеране были приятно удивлены неожиданным демаршем европейских партнёров Вашингтона. При этом твёрдое «нет» от старого континента, в том числе и от такой боевитой совсем незадолго до этого Франции, явно стало полной неожиданностью и для Белого дома. Но, судя по всему, на обработку союзников у американского госдепа ушло не так много времени.
Для европейцев всё очевиднее становилась перспектива загнать под жернова американских санкций слишком много своих компаний и банков, которые всерьёз рассчитывали продолжать торговлю и сотрудничество с Ираном, причём не только в атомной сфере.
Однако Франция, Германия, а главное, Великобритания, всё внимание которой, казалось, отвлекал Brexit, попытались хотя бы ради приличия сохранять лицо. Причём сохранять как можно дольше. Тегеран тоже выжидал, и довольно долго, тем более, что Вашингтон ещё на выходе из ядерной сделки давал ему на приведение атомной программы в «надлежащий» вид чуть ли не полгода. Но, когда последовала очередная порция американских санкций, в Иране, похоже, поняли, что реально в соглашении по иранскому атому готовы оставаться только Россия и Китай.
В деловом плане для Ирана этого, по большому счёту, на сегодня вполне достаточно. Сколько-нибудь значительные атомные проекты на его территории реализуют только эти две страны. И хотя им достаточно сложно заменить европейские компании в сопутствующих сферах, прежде всего, в сфере высоких технологий – IT, автоматике и контрольно-измерительных приборах, реализации действующих атомных проектов это всерьёз помешать не может. Весь вопрос лишь в цене.
Сама же идея выхода Ирана из СВПД демонстрирует, в первую очередь, стремление Тегерана не подставлять своих партнёров под удар США.
Недавнее решение международной конторы SWIFT, которая занимается трансграничными электронными банковскими расчётами и зарегистрирована в Бельгии, исключить из сферы своего обслуживания Иран, лишний раз подтверждает такие опасения.
Характерно, что и в мае, и позже, когда обострился конфликт Ирана с Саудовской Аравией, и даже накануне ирано-турецкого наступления в сирийской провинции Идлиб, казалось, что три европейских участника СВДП вовсе не считают его «стратегической ошибкой», в отличие от американского президента и его окружения. Лидеры Франции и Великобритании Э. Макрон и Т. Мэй вообще периодически цитировали предшественника Трампа в Белом Доме Барка Обаму, который отметил, что «есть несколько вопросов, более важных для безопасности Соединенных Штатов, чем потенциальное распространение ядерного оружия или потенциал для ещё более разрушительной войны на Ближнем Востоке. Именно поэтому США в свое время, в первую очередь, договорились о совместном всеобъемлющем плане действий СВПД - JCPOA».
Тогда Э. Макрон, столь же приверженный к виртуальному общению, как и Дональд Трамп, оперативно пообщавшись со своими европейскими коллегами, поспешил высказаться в Twitter. Он написал, что «Франция, Германия и Соединённое Королевство сожалеют о решении США». Президент Франции с канцлером Германии А. Меркель и премьер-министром Великобритании Т. Мэй даже выступили с совместным официальным заявлением, где было отмечено, что они «полны решимости обеспечить реализацию соглашения путем «сохранения экономических выгод» на благо иранского народа.
При этом ни одна из трёх стран за это время не сделала ровным счётом ничего для того, чтобы ядерная сделка продолжала работать.
Впрочем, надо учитывать, что конкретно от Франции, Германии и Великобритании каких-то особых действий в Тегеране не ждали и не ждут. По всей вероятности, на сегодня вполне достаточно участия европейских специалистов в контроле за движением атомных материалов в Иране со стороны МАГАТЭ. Интересно, что после выступления адмирала Шамхани многие СМИ поспешили с комментариями, что Иран на самом деле выходить из сделки не собирается, а больше всего хотел зацепить лишь одного участника европейской тройки – Великобританию. Этот исторический партнёр Исламской республики, как заметили журналисты, за последнее время несколько раз слишком уж явно проявлял нелояльность Тегерану, продавая оружие саудитам, делая многочисленные комплименты Израилю и т.п.
Подтверждение такой оценки СМИ последовало неожиданно быстро. То ли в Тегеране поняли, что Шамхани погорячился, то ли его выступление было своего рода пробным шаром, но 20 ноября в интервью телекомпании «Россия-24» посол Ирана в России Мехди Санаи отметил, что Тегеран, безусловно, продолжит выполнение своих обязательств по СВПД. Но на всякий случай иранский дипломат допустил и другие сценарии: «На данный момент нет решения (очевидно, озвученного адмиралом Шамхани – авт.), но можно рассмотреть различные сценарии». А уже 22 ноября с таких же позиций в адрес атомной сделки высказался другой, чуть менее высокопоставленный, чем секретарь ВСНБ, иранский чиновник. Это был пресс-секретарь иранского МИД Бахрам Кассеми, который заявил, что слухи о подготовке выхода Ирана из ядерного соглашения, «безусловно, ложные, необоснованные и целенаправленные».
Иранские СМИ сейчас достаточно регулярно задаются вопросом, на основании каких данных американскому лидеру «стало ясно, что мы (США) не сможем предотвратить создание ядерной бомбы в рамках этого разваливающегося, прогнившего соглашения... Если бы я (Трамп) позволил этой сделке продолжиться, мы скоро имели бы дело с ядерной гонкой вооружений на Ближнем Востоке». Американская пресса, даже та, которая традиционно оппонирует президенту, эти слова, наоборот, старается не вспоминать.
Нельзя исключать, что в ответ на громкие заявления хозяина Белого Дома в Тегеране решили просто блефовать, как очень долго блефовали при подготовке того самого плана – «Совместного и всеобъемлющего».
Блефовали до тех пор, пока их не стали прессовать два, вполне лояльных к атомному Ирану, участника сделки – Россия и Китай.
Примечательно, что сегодня в Иране это соглашение по атому иначе как «Иран-шестёрка» никто не называет. А ведь в своё время, когда к европейцам – французам и англичанам ещё не пристегнули Германию, в Тегеране использовали совсем иное краткое наименование – «Три плюс три». Уверенно записав Китай и Россию в «союзники». Есть большие сомнения, что Иран действительно готов сейчас сразу пойти по стопам США, и так запросто этих своих союзников бросить.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

502
Похожие новости
18 декабря 2018, 03:16
17 декабря 2018, 19:45
18 декабря 2018, 15:30
18 декабря 2018, 03:15
17 декабря 2018, 08:45
18 декабря 2018, 03:15
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
14 декабря 2018, 22:15
16 декабря 2018, 13:01
17 декабря 2018, 08:45
16 декабря 2018, 16:15
15 декабря 2018, 03:30
15 декабря 2018, 17:45
12 декабря 2018, 22:30