Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

История, язык и вера: у Зеленского не получится то, что не получилось у Порошенко

«112 Украина»: Добрый вечер.
Виктор Медведчук: Добрый вечер.
— Итак, та информация, с которой я как раз и начал этот информационный час, вчера телеканал «Ньюсуан» заявил об отмене телемоста под названием «Надо поговорить». И телеканал обнародовал заявление, в котором указал, что причиной отмены стали угрозы в адрес непосредственно телеканала и журналистов со стороны политиков и радикально настроенных организаций. Пожалуйста, ваша точка зрения на эту ситуацию, сложившуюся вокруг телемоста?
— Вы знаете, я лично считаю, да и наша партия «Оппозиционная платформа — За жизнь» по этому поводу вчера высказалась о том, что мы приветствовали такую инициативу канала «Ньюсуан» и канала «Россия 1» по поводу телемоста, особенно если учесть то, что содержанием этого телемоста должны быть встречи и дискуссии людей, далеких от политики и власти, это — людей, которые представляют народ. Это тот народ, который, согласно Конституции Украины, является единственным источником власти. И, думаю, что в той ситуации, которая сложилась за последние пять лет, разговаривать по поводу того, как исправить ситуацию, как к перейти в другую стадию развития взаимоотношений, как прекратить боевые действия, установить мир, изменить ситуацию в стране, было бы очень важно, и поэтому я всячески приветствовал и приветствую эту инициативу, и объективно понимаю, что отказ от этого телемоста со стороны ваших коллег с «Ньюсуан», он был обусловлен тем, что была реальная угроза физической расправы, которые начали звучать, угрозы начали звучать еще накануне в воскресенье вечером, когда прозвучал анонс об этом телемосте. К сожалению, власть поступила неправильно, власть поступила пренебрежительно по отношению к телеканалу и, главное, журналистам, потому что вместо того, чтобы защищать журналистов, вместо того, чтобы дать оценку действиям национал-радикалов, которых она, власть, я имею в виду, господин Зеленский и его команда испугались, потому что Зеленский и его команда испугались национал-радикалов, испугались тех угроз, того ультиматума, а Зеленскому дали, как вы помните, сутки для того, чтобы принять меры, — и этот телемост не состоялся. Ничего не сделали, кроме того, что через очередное фейсбучное обращение в соцсетях господин Зеленский набросился на собственника, набросился на журналистов, которые собирались принимать участие в этом телемосте, и высказал различные свои позиции по отношению к тому, исходя из общей такой тенденции «как бы чего не вышло». Вот это руководство было в тех словах, которые были произнесены. Не наведя порядок, не приняв никаких мер со своей стороны, как президент, он, на мой взгляд, идет по пути, как и его команда, узурпации власти уже сегодня. Потому что то, что мы сегодня услышали, и то, что прозвучало в вашем анонсе, по поводу того, что надо изменить закон и дать Нацраде сегодня полномочия без проверок привлекать к ответственности телевизионные каналы и другие СМИ, лишать их лицензии, — это означает только одно: это узурпация власти одним или другим государственным органом, это установление диктатуры и это, самое главное, будет способствовать, что органы СМИ и в том числе и ваш телеканал, и «Ньюсуан», и многие другие станут ручными. И вы хорошо знакомы с практикой, которая имела место по отношению к вам многие годы, как вас пытались сделать ручными, вот эта банда Порошенко, которая, к счастью, канула в Лету, в историю ушла. Сегодня приходят другие, которые претендуют на те же полномочия. И заявление СБУ, и заявление генерального прокурора, никак не могущего уйти в отставку, и действия его, направленные на возбуждение уголовного дела по непонятным, надуманным основаниям, — все это звенья одной цепи, это то, что власть пытается установить контроль над СМИ, пытается противодействовать инакомыслию, пытается противодействовать тому, что им на сегодняшний день не подходит. Иначе оценивать это нельзя.
— Вы сказали, как бы чего не вышло. А что должно бы случиться?
— Представляете, национал-радикалы, которые выдвинули требования г-ну Зеленскому навести порядок, не допустить телемост, пошли бы в атаку, например, или предприняли противоправные действия в отношении администрации. Более того, они бы будоражили то население, которое живет в Западной Украине, настраивая против Зеленского. А Зеленского и его партию ждут выборы 21 июля. Зачем ему сейчас вносить диссонанс в эти вопросы, надо ведь переждать, надо дожить до 21 июля. Надо максимально сохранить рейтинги, пройти как можно большим количеством в парламент. Более того, без создания коалиции создать коалицию на базе одной фракции. Тогда действительно можно устанавливать диктатуру. И тогда можно идти по пути узурпации власти. Тогда можно и этот закон принять, и многие другие. Например, запретить дышать, запретить чем-то пользоваться, запретить высказывать. У нас практика есть, но она не узаконена. Сейчас можно узаконить — если получить большинство голосов в парламенте и сделать его в виде своей фракции и будущей коалиции ручными.
— Вчера генпрокурор Юрий Луценко выразил сомнения относительно прозрачности собственности телеканала «Ньюсуан» и также отметил, что полученная им информация, цитирую, «является достаточной для созыва СНБО и введения санкций». В ответ народный депутат Тарас Козак обнародовал заявление, к которому приложил выписку из государственного реестра о его единоличном участии как владельца канала. Значит ли это, что в заявлении генпрокурора прозвучали недостоверные данные? Чем это можно объяснить?
— Во-первых, я хочу дать оценку этим высказываниям г-на Луценко. Это циничная ложь — это первое. Второе — Тарас Козак является моим другом. Он является членом политсовета партии «Оппозиционная платформа — За жизнь». Я хорошо знаю по поводу того, что заявил г-н Козак. И все то, что он заявил, отвечает действительности. Какие-то российские банки, какие-то кипрские компании — это бред сивой кобылы. Не более того. Более того, вы правильно сказали, что были предъявлены соответствующие документы. Но ведь когда генеральный прокурор что-то заявляет, он должен представить аргументы, доказательства, если он заявляет, что есть какие-то сведения, и не заявлять, а действовать. Действовать ему надо, а не рассказывать очередные сказки, популистские, по поводу того, что видите ли там какой-то след российский, там какие-то не те деньги, а человек просто сделал заявление и сказал, что он является единоличным собственником, владеет 100% акций канала «Ньюсуан». И все. Точка. Г-н Луценко хорошо знает, что когда г-н Козак приобретал у г-на Мураева или, точнее, у его отца, то там тоже был 100% собственник. И не было никаких кипрских компаний, российских банков, на которые ссылается г-н Луценко. Зачем же вот нести эту ахинею, зачем излагать вот эту ложь, тем более еще через СМИ?— Для того чтобы бросить тень и получить вот этот аргумент или повод обращения в СНБО. Ведь точно так принималось когда-то решение, в октябре 18-го, в отношении вашего канала и в отношении «Ньюсуан». Т. е. на данных, которые являются просто ложью, просто фальсификатом. Их использовали депутаты, возглавляемые тогда Порошенко, потому что Порошенко и Парубий сделали все, для того чтобы посадить на крючок оба канала, чтобы они были ручными. Но у него это не получилось. Не получилось потому, что этому противостояли журналистские коллективы, которые объективно и сбалансировано давали информацию. Сегодня г-н Луценко, видимо, хочет сделать услугу Зеленскому, но это будет называться «медвежьей» услугой, не более и не менее. Я хочу обратить ваше внимание, вот вы сказали по поводу заявления Козака, а я вам хочу сказать, что еще было заявление редакционного совета канала «Ньюсуан», в который входят три депутата Европарламента. Представители Британии, Германии, кажется. Я видел фамилии и подписи. Заявление транслировалось на вашем канале и на «Ньюсуан». Которые возмущены подобным поведением, которые не понимают, а есть ли свобода слова в Украине. И самое главное — они не понимают действия власти, которые не остановили и не препятствовали национал-радикалам. Которые вместо того, чтобы поддержать журналистов и объективно разобраться, даже если есть какие-то основания или подозрения, которые можно предъявить или акцентировать внимание, а Зеленский уже высказался и по поводу канала, и по поводу собственника. А господин Луценко в контексте медвежьей услуги сразу заявил: «Мы уже вызвали их на допрос». На допрос по поводу чего? На допрос на основании чего? В соответствии с каким законом? Какие полномочия есть у г-на Луценко сегодня что-либо предъявлять или что-либо говорить, когда только собирались что-то делать, но еще не сделали. Еще раз повторяю, как человек, не имеющий юридического образования, — он такими тонкостями не владеет. Поэтому, с одной стороны, ему это простительно, а с другой — за державу обидно, что у нас должность генерального прокурора занимает такой человек.
— Вот члены Международного редакционного совета «Ньюсуан» вчера также отреагировали на ситуацию вокруг этого телеканала. В своем заявлении они осудили давление со стороны радикалов и запугивание журналистов в связи с исполнением ими своих профессиональных обязанностей. Я здесь добавлю, что в редакционный совет телеканала входит ряд депутатов европейского парламента, в частности Нейтан Хилл, Дэвид Коберн, Арне Герике. И вот поэтому вопрос: каким образом ситуация вокруг «Ньюзвана» повлияет на имидж Украины за рубежом, ведь свобода слова и уважение прав журналистов являются как раз одной из базовых ценностей в большинстве стран мира?
— Вы знаете, во-первых, Павел, я думаю, это не последнее звено реакции Запада, на который сегодняшняя власть равняется, по поводу вот этого события, связанного с телеканалом «Ньюсуан». Я думаю, что будет точка зрения и в Европарламенте, и в других европейских структурах, потому что то, что происходит уже при новой власти… Это к старой, прежней, привыкли, к этим выкрутасам и прямым нарушениям законов и преступным действиям Порошенко и его команды, но я не думаю, что как граждане Украины, так и представители сегодня Европы ожидали, что такие действия будут уже при новом президенте и он позволит таким образом поступать и генеральному прокурору, и СБУ, и многим другим, и, самое главное, что он позволит так поступать национал-радикалам, которые атаковали канал, которые подвергли опасности жизнь и здоровье журналистов, которые угрожали физической расправой журналистам. Это не может быть терпимо в демократическом правовом государстве. И если раньше это все отводилось за счет того, что господин Порошенко, который занял определенную нишу и вел своеобразную политику, за которую он и получил результат на выборах, особенно во втором туре, когда победил господин Зеленский, то это одно, а когда пришел новый президент при уровне такой поддержки и который сегодня акцентирует внимание не на том, с чем надо бороться и чему надо противостоять, а рассказывает по поводу журналистов и по поводу собственников канала, то это уже совершенно другое.
И самое главное, Павел, заключается в том, что вот этого диалога, вот этих прямых дискуссий требуют граждане Украины, большинство, потому что сегодня 70% говорят о том, что Зеленский должен наладить прямой диалог по вопросам мира с президентом России, господин Зеленский, 55% считают, должен наладить прямой диалог с Донецком и Луганском по установлению мира и прекращению боевых действий. Это же требование большинства людей. Поэтому телемост не политиков и чиновников, а людей, он был бы тем элементом, который мог бы помочь создать фундамент, базу, заложить основу того, что можно сделать для того, чтобы изменить ситуацию. Противодействовать этому, спорить с этим, запрещать — это я считаю преступлением против свободы слова и против прав наших граждан.
И то, что прозвучало в обращении господина Зеленского, который ничего лучшего не нашел, как предложить диалог и с господином Путиным, и с президентом США, и премьером Великобритании, и руководителями Франции и Германии через, опять-таки, фейсбучные обращения, — оно тоже является пиар-ходом, популизмом. Почему популизм? Да потому, что когда один глава государства предлагает встретиться с другими, то он должен знать точку зрения этих других на подобную встречу в таком формате. Потому что если говорить о представителе и президенте Франции Макроне или канцлере Германии Меркель, то они высказались по поводу «нормандского формата», да, они не возражают, но обратите внимание, господин Макрон в разговоре и беседе при встрече с Путиным сказал: «Ну нам же не нужна встреча ради встреч». Надо выполнить домашнее задание, которое было дано еще в 2016 году, при последней очной встрече глав государств «нормандского формата», надо знать, по поводу чего мы встречаемся.
А господин Путин заявил о том, что надо знать позицию господина Зеленского по отношению к минским соглашениям. А ведь его позиция заключается в том, что он их не поддерживает, он же не поддерживает особый статус, амнистию, он не поддерживает диалог и прямые переговоры с представителями Донецка и Луганска. О каком же «нормандском формате» может идти речь, о встрече в «нормандском формате»? Нет. А расширение «нормандского формата» — может, надо спросить Россию, Францию, Германию? Я, например, очень хорошо знаю эту ситуацию, знаю позицию той же Германии, которая возражает против участия США. А по поводу Великобритании — вопрос вообще не обсуждался. Это что за предложения? Это просто для того, чтобы сказать, заявить, сделать пиар-ход, что это стремление к миру? Нет. Это завуалирование реальных действий, которые должны быть направлены со стороны главы государства в вопросах мира и который не собирается этот мир устанавливать, как и не собирается прекращать боевые действия. Как минимум это свидетельство о его действиях.
Но телемост каналов, прямой диалог и прямые переговоры наша «Оппозиционная платформа — За жизнь», наша партия будет продолжать. Мы будем вступать в диалог и с представителями Донецка и Луганска, независимо от угроз и возбуждения уголовных дел, как это уже было после переговоров с Медведевым и Миллером, председателем «Газпрома», как это было второй раз после встречи с председателем «Газпрома». Мы будем встречаться и с представителями Донецка и Луганска, потому что перед нами стоит стратегическая задача: мир в Украине, прекращение боевых действий, изменение тарифов жилищно-коммунальных услуг, уменьшение цены на газ, изменение экономической ситуации, которая может положительно повлиять на ситуацию в стране. Мы, наша партия, это будем делать, несмотря на угрозы национал-радикалов, мы это будем делать, несмотря на угрозы власти, несмотря на те незаконные, противоправные действия, которые власть предпринимает по отношению к нашим представителям через возбужденные уголовные дела, через их расследование. Этим они нас от прямых переговоров, от диалога не остановят.
— Давайте об этом телемосте подробнее. По вашему мнению, мог бы такой телемост помочь в поиске путей урегулирования конфликта на Донбассе?
— Павел, мы ведь не знаем сегодня. Ведь есть надежда. Если вы б меня спросили: «Виктор, а ты уверен в том, что это дало бы положительный результат» — я бы ответил, что не знаю. Это правда. Но если не пробовать и ничего не делать, если не вступать в дискуссии и переговоры, то ничего не будет. Я приведу вам простой пример: ведь обмена и освобождений в Украине не было с декабря 2017 года, полтора года. Я несколько раз встречался с представителями Донецка и Луганска, первыми лицами. Те, которые принимают решение по вопросу освобождения. Обратите внимание — не обмена. Я не занимаюсь вопросами обмена, в обмене должна участвовать власть, ее полномочия и ресурсы. Я говорю об освобождении. Ведь мои переговоры привели к результату. Был совершен гуманитарный акт, наши четыре гражданина вернулись домой, в семьи, к родным. Это что? Это результат переговоров, дискуссий. Так может их надо продолжать?
Вести дискуссии с Донецком и Луганском, вести дискуссии г-ну Зеленскому с г-ном Путиным, потому что мы знаем, что мир на Донбассе зависит от России. Договариваться, пытаться договориться, а не заниматься тем, что сегодня делает г-н Зеленский, когда на каждой международной встречи он ставит вопрос о сохранении санкций, усилении. Извините, но ведь это история. По поводу санкций — она имеет продолжительный период, лаг времени, действие с 2014 года. Напоминаю, ровно пять лет. Скажите, Россия изменила свою позицию? Она изменила свое отношение по поводу Украины? Это подействовало на Россию? Да, санкции повлекли определенные последствия для России, но Россия не изменила свою политику. Это означает, что санкции контрпродуктивны. Значит, этот путь не работает, значит, надо избирать другой. Какой? Давление наших партнеров международных, Вашингтона, Брюсселя, Страсбурга, Парижа, Берлина, Лондона на Россию? Мы же знаем этот результат. Если мы знаем и мы хотим мира, потому что мир нужен в Украине. Когда-то г-н Лукашенко, вначале этого года, в марте, проводил так называемый «Формат «Большой разговор со СМИ». Ему задали вопрос по Украине, кстати, журналисты вашего канала. И он ответил, ну, у кого должна быть инициатива — у президента Украины. Где боевые действия — в Украине, на Донбассе. Где нужен мир — в Украине. Кто должен быть инициатором — президент Украины. Тогда это был Порошенко, он не собирался этого делать, ему не нужен был Донбасс. Но Зеленскому то он нужен. За него же на контролируемой территории Донбасса, на юго-востоке проголосовало 86-88%. Он же должен идти навстречу этим людям и всему населению Украины. Потому что 80% (по социсследованиям) хотят мира, прекращения боевых действий. Почему он этого не делает? Вопрос. А есть ответ — нет ответа.
— Тогда, возможно, есть ответ на вопрос: можно делать вывод, что в большинстве украинские политики не готовы к диалогу, и вообще, возможно ли без такого диалога достичь мира?
— Ну, вы знаете, Павел, ведь действительно вчера только одна политическая сила «Оппозиционная платформа — За жизнь» поддержала телемост, поддержала канал и поддержала, главное, журналистов и их безопасность. Одна политическая сила, значит, другим это не надо. А мир то надо 80% наших граждан. Как же с этим быть. Я понимаю, что отчасти, может быть, г-н Зеленский занял выжидательную позицию, ожидая 21 июля, для того чтобы любые его действия не повлияли на рейтинги партии «Слуга народа». Может быть, хотя я считаю это неприемлемым и неправильным для главы государства. Есть партия, это партия, которая его поддерживает и будет поддерживать, есть руководство партии, и они избираются, а г-н Зеленский уже избран. Он глава государства и несет ответственность за все государство. Он несет ответственность за всех граждан, и он должен действовать, а не ожидать и создавать благоприятные условия для очередной избирательной кампании, где политическая сила, которая является для него родной, победит. Дай Бог, пусть она побеждает, но глава государства ни в коей мере не освобождается от своих обязанностей и функций. И он должен это делать, и этого ждут люди, потому что зашкаливают высокие ожидания от г-на Зеленского, когда за него проголосовало такое количество людей. И они ждут, что это изменится. И последние социологии говорят, чего ждут люди в течение 100 дней.
Первое, чего ждут, — это уменьшение тарифов на жилищно-коммунальные услуги. А где это уменьшение? Один представитель его команды говорит: «Это он пошутил». Вторые говорят: «А мы этого не обещали». Это правда — действительно не обещали, но от тебя же этого ждут. Ты должен что-то делать. Вы задаете вопрос: он ничего не может делать. Вранье — президент станы может сделать, и мы неоднократно об этом говорили, что он может сделать для уменьшения тарифов. Второй раз вранье — мы договаривались еще при Порошенко о снижении цены на газ. Подтвердили эти договоренности уже при г-не Зеленском в Санкт-Петербурге, когда вместе с Бойко встречались с г-м Миллером. Эту договоренность о снижении цены на газ подтвердил президент РФ Путин. Почему вы это не используете? Почему вы не ликвидировали до сих пор схему, преступную схему, на которой наживется бизнес, который был в окружении Порошенко — «Дюссельдорф+». Почему вы до сих пор ее не отмените? Почему вы не ломаете эту коррупционную схему, рассказывая сказки про борьбу с коррупцией? Почему так происходит до сих пор? Ответов на эти вопросы нет. Мы говорим о мире — мы предложили мирный план-концепцию. Мы его согласовали в Донецке, в Луганске, в Москве — поддерживают как переговорную позицию, как площадку.
Вот последняя встреча в Минске тоже это подтвердила. Почему же мы не идем этим путем? Кто-то должен идти? Кто? Президент Франции, канцлер Германии, президент США? Они должны идти договариваться за мир, вместо Украины и ее президента, с Донецком и Луганском? Нет. Это должны делать украинцы, потому что по ту линию соприкосновения тоже живут украинцы. Но этого ничего нет. И вот это вызывает сегодня серьезное расстройство и серьезное ожидание того, а что же будет дальше. Будут ли какие-то изменения в этих вопросах, которые являются главными для граждан и для общества. А это вопросы мира, вопросы с окончанием тарифного геноцида. И в тех же ожиданиях, в 100 дней, в тройку входит вопрос проведения прямого диалога с Донецком, Луганском и Москвой. Три вопроса: изменение, уменьшение жилищно-коммунальных тарифов, внесение в ВР законопроектов о снятии неприкосновенности с народных депутатов, президента и судей. Кстати, они внесены? Нет. А что стоило внести, если от тебя ждут люди? И если ты обещал это? По тарифам я уже сказал: ничего не делается. По прямому диалогу, наоборот, есть категорический отказ. И на встрече с г-м Макроном, и на других международных встречах, где прямого диалога г-н Зеленский и сегодня с Донецком и Луганском не видит. Вот и все — вот ситуация. И эту ситуацию должны оценивать люди — наши граждане.
— Еще один нюанс, вы уже вспомнили о 21 числе этого месяца, этих трех требованиях, а каким образом, по вашему мнению, вот на процесс освобождения граждан Украины могут повлиять результаты парламентских выборов?
— Вы знаете, я вам хочу сказать, что результаты парламентских выборов могут повлиять на выполнение минских соглашений в целом. Я хочу напомнить, что мы живем в парламентско-президентском государстве, с формой правления парламентско-президентской. Это означает о том, что в данной ситуации, да, многое зависит от президента, но когда мы говорим о минских соглашениях, это больше зависит от парламента. И потому мы говорим, что тех, кого изберут 21 июля, — от них будет зависеть мир, от них будет зависеть прекращение боевых действий и изменение экономической ситуации в стране. Почему? Потому что в основе минских соглашений, фундаментом являются законодательные акты, это изменение в Конституцию по особому статусу, это введение в действие остановленного закона об особом статусе, это принятие закона об амнистии и это принятие закона о выборах. Это все Верховная рада Украины.
И поэтому мы говорим, важность выбора 21 июля, потому что в зависимости от того, придут ли представители партии войны, которая господствует и руководит Верховной радой, действующей еще, или придут представители, которые будут реально, не на словах, не через очередной популизм, а реально хотеть мира и прекращения боевых действий. И когда мы говорим об освобождении людей, то одним из пунктов минских соглашений есть обмен всех на всех или, как он трансформирован сегодня, это обмен всех удерживаемых на всех удерживаемых. Это надо делать, и от парламента будет зависеть, насколько инициатива парламента, позиция парламента с использованием законодательного ресурса сможет повлиять в том числе и на этот вопрос. Потому что не во всем главной и во главе угла является политическая воля президента. Есть еще воля парламента, который формирует правительство, который является единственным органом, который принимает законы, который может установить это на законодательном уровне и реализовать то, что уже предусмотрено минскими соглашениями. Я вижу смысл и положительное решение только в этом, в том, что придут люди, которые не на словах, а на деле будут хотеть мира, будут хотеть освобождения и возвращения наших людей домой, к родным семьям. Вот главная задача, которую должны выполнить люди, которые придут на избирательный участок 21 июля.
— Уточнение по обмену «всех на всех» установленных. Скажите, по вашему мнению, с приходом к власти новых политиков, стала Украина ближе к возможности реализации обмена по этой схеме?
— Мы сейчас не можем говорить, какими эти политики будут, когда они придут в Верховную раду, когда получат право и полномочия голосовать, как они будут голосовать. Ведь сегодня все понимают, что 80% граждан Украины хотят мира. Поэтому термин который часто используется, даже чаще, чем в последние годы заевшееся, затасканное слово «реформы». Оно как-то уже поднадоело в своем использовании, сейчас появился термин «мир». Но одни вкладывают в этот «мир» реально мир и прекращение боевых действий, а другие вкладывают в это популизм или бренд, с помощью которого можно получить доверие граждан. В этом проблема. Когда придут, как вы говорите, новые лица и когда придут те, кто будет понимать и осознавать, что мир нужен стране, потому что без мира не будет развития экономики, без мира не будет новых рабочих мест, миллионы наших граждан будут находиться в обнищавшем состоянии, без мира будет продолжаться тарифно-коммунальный геноцид, без мира будет продолжаться преступный произвол. Без мира и без политики законодательной, которая будет направлена на реализацию таких положительных норм Конституции, как то, что предусмотрено в Конституции, в Основном законе, что Украина является демократическим и правовым государством, останется пустым звоном. Почему пустым звоном, эти положения надо реализовывать. И когда национал-радикалы заявляют и дают сутки г-ну Зеленскому, то в нормальном государстве это не возможно. Вот по этому поводу надо возбуждать уголовное дело, вот это надо расследовать, а не расследовать в отношении журналистов, собственников каналов, в отношении канала в целом.
Вот действия национал-радикалов надо расследовать, привлекать к ответственности. Но учитывая, что г-н Порошенко за годы правления, преступного правления, сделал все, что власть решилась своего главного атрибута — монополии на применение физической силы, то сегодня и г-н Зеленских продолжает эту политику, когда думает, как угодить, а не как навести порядок. При этом сделать так, чтобы быть хорошим и любимым, и красивым для всех. Так не получится! В Украине так не бывает. Или надо поступать по закону, или действовать в интересах тех или иных людей. Вы же помните, как действовал Порошенко? Он пытался навязать в вопросах идентификации точку зрения определенного количества людей всей стране. И в вопросах языка, и в вопросах веры, и в вопросах истории. Он посчитал, что есть люди, которые так считают. Да, они действительно есть, они имеют право так считать. Но это не означает, что в этом ракурсе, в этом фарватере должна жить вся страна. И вся страна должна уподобляться тем, кто так считает. В Украине так не получится. Не получилось при Порошенко, не получится при Зеленском. Надо думать, что он глава государства, и он должен выполнять свои функции, он должен ставить интересы всех граждан, делать так, чтобы Украина действительно была правовой и демократической.
— Конечно, дождемся результатов подсчета голосов, уже после 21 июля. А вот на прошлой и текущей неделе, и мы это тоже давали в своем эфире, целый ряд социологических компаний обнародовали новые рейтинги, и там все без исключения опросы фиксируют рост электоральной поддержки «Оппозиционной платформы — За жизнь». Вот с чем вы связываете такой рост?
— Вы знаете, такой рост, который имеет место, объективно, согласно социологическим исследованиям, он связан с нашей позицией. Если мы говорим о мире, то в отличие от других, которые говорят о мире, но мы пока не понимаем, как я уже говорил, что эти люди, которые говорят об этом, вкладывают в смысл и содержание, — мы вкладываем план-концепцию мирного урегулирования. И не просто план-концепцию, а мы вкладываем то, что обсуждалось в Донецке и в Луганске и обсуждалось в Москве. И все эти стороны, которые непосредственно связаны с этим конфликтом, они изложили свою позицию и готовы взять это как фундаментальную переговорную позицию для установления мира. Потому что этот план-концепция построен на минских соглашениях. Есть процедура, есть законодательные акты, есть принципы и порядок разрешения всех этих вопросов, направленный на реализацию минских соглашений.
Если мы говорим об изменении борьбы с тарифным геноцидом и уменьшением коммунальных тарифов, то мы поехали и договорились за стоимость газа. Что ни прежней, ни настоящей властью не воспринято и не взято на вооружение. Хотя это подтвердили руководители Российского государства и указали, что можно сделать для того, чтобы эта стоимость была ниже. Если мы говорим об освобождении, а не об обмене, потому что мы не можем заниматься обменом, то мы договорились и освободили четырех граждан Украины, которые вернулись домой и в семьи. Т. е. это не слова — это конкретные дела. И кто теперь может сомневаться в том, что мы и дальше этим будем заниматься? Точно так же, как мы будем дальше продолжать диалог и прямые переговоры. Потому что это не в наших просто интересах, это в интересах наших людей, это в интересах большинства. А я уже вам сослался на социологию, чего ждут от власти, чего хотят люди. Люди хотят мира и прекращения боевых действий. Люди хотят уменьшения тарифов, люди хотят, чтобы были рабочие места, чтоб не скитаться по всему свету в поисках работы, а жить в своей стране, а жить в семьях, получать достаточную зарплату, т. е., другими словами, мы нацелены и делаем все для создания успешной страны. Успешной страны на нашей Родине. Не где-то, не в Европе, куда кто-то идет и кто-то тянет — Европу надо создавать здесь. Мы — за сотрудничество с ЕС, за сотрудничество в рамках ассоциации — мы против зоны свободной торговли с ЕС, которая является для Украины унизительной, губительной, уничтожающей и уничтожившей нашу экономику по итогам трех последних лет. Мы против этого выступаем. Мы выступаем за изменение радикально экономического курса. Мы не просто говорим, а мы делаем. И своими действиями подтверждаем, что мы уже сегодня это можем сделать. Значит, и сможем, но с большим успехом, с большими возможностями, находясь при власти, находясь в парламенте.
— Ну, в таком случае, какие задачи вы уже ставите перед фракцией «Оппозиционная платформа — За жизнь» в будущем парламенте, ну и, возможно, можете рассказать, какие законопроекты фракция будет готовить и подавать в первую очередь?
— Я вам хочу сказать, что наша задача, стратегическая задача партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» заключается в том, чтобы в первую очередь решить самую главную проблему в Украине, это установить мир и прекратить боевые действия, для этого надо выполнить минские соглашения. И вся наша деятельность по законопроектам будет связана в первую очередь с теми законами, которые прописаны в минских соглашениях, утверждены странами и главами государств «нормандского формата» и утверждены резолюцией Совета безопасности ООН, и превратили этот документ в международно-правовой. Это главная задача, первая. Вторая задача — это то, что связано с изменением экономического курса в страны. Мы должные изменить экономическую ситуацию, мы должны пересмотреть сегодня зону свободной торговли с ЕС, мы должны идти по пути отмены взаимных санкций между Россией и странами СНГ, мы должны восстановить экономические отношения, открыть дорогу нашему экспорту.
А мы потеряли экспортный потенциал, и экспорт уменьшился на 25% за эти годы преступного правления Порошенко, ВВП упал на 32% за эти годы, стоимость на газ и коммунальные услуги повысилась на сотни процентов, до 1000-1200%, цены на продукты выросли на 300-400%, кредитные ставки и учетная ставка Нацбанка увеличилась с 6,5 до 17,5%, это что означает? Что кредиты сегодня не могут потянуть ни один субъект хозяйства, ни физические, ни юридические лица. Брать кредит при учетной ставке 17,5 — это значит надо платить 23-25-28% годовых. Как же при этой кредитной политике Нацбанка, при этих условиях будет развиваться бизнес? Как будут открываться новые рабочие места? Как придут в страну инвестиции? А здесь надо законодательно закрепить то, что может создать условия и климат для инвестиций. Инвестиции за эти годы уменьшились, прямые инвестиции в страну с 53 до 32 миллиардов, ежегодные поступления уменьшились с 5,5 до 2,9 миллиарда по году.
Вот это же и есть десятки тысяч закрытых предприятий, ушел бизнес иностранный, ушли инвестиции, убежали из Украины, почему? Да потому, что здесь идут боевые действия, да потому, что здесь политика административного ресурса, отсутствие судебной защиты, отсутствие защиты прав и свобод граждан не позволяет им развиваться, защищать вложенные действия, развивать бизнес и получать прибыль, а в другом противном случае люди, которые занимаются предпринимательской деятельностью, работать не будут, а по-другому мы ничего не можем сделать и изменить экономическую ситуацию. И если Порошенко, который занимался верой и армией, и историей — он уже дозанимался до ручки, то сегодня надо заниматься теми вопросами, которые объединяют страну. Мы предложили и будем на законодательном уровне делать и реализовывать формулу национального успеха, сшивания страны. Мы это провозгласили в своей программе, утвердили на съезде, сшивание страны — это когда вопросы веры, языка, истории будут вынесены в числитель, а в знаменателе будет то, что нас объединяет, — это уровень жизни, уровень доходов, уровень и совместное управление страной. Вот это может объединить всю страну, а все остальные вопросы — за скобку и решать с учетом интересов всех, и не раздирать страну, а сшивать ее. Вот задачи, которые мы будем выполнять в парламенте.
— Каким образом парламентская фракция «Оппозиционной платформы — За жизнь» будет продвигать идеи, заложенные в вашем мирном плане? Можете сказать несколько слов об идеях, которые готовят заложить в законодательные изменения?
— Несколько слов, Павел, с удовольствием скажу. Безусловно, мы хорошо понимаем о том, что та ситуация, которая сегодня складывается, говорить о том, что «Оппозиционная платформа — За жизнь» будет в коалиции — это вряд ли. Но мы говорим об интересах страны, наших людей. Когда говорим, что надо снизить жилищно-коммунальные услуги, так об этом говорят многие — фактически все политические силы. Если у нас есть вариант, возможность договориться о снижении цены на газ — неужели нас не поддержат другие политики или другие политические силы, которые расходятся с нами в идеологических вопросах, но объединятся в том, что мы уже сказали и что утверждено нашим съездом в программе под названием «Формула национального успеха». Ведь уровень доходов и благосостояния — это главное. А то, в чем мы не сходимся (в оценках исторических фактов, вопросах языка, вопросах оценки истории, веры), это можно оставить за скобками. А надо объединяться здесь. Поэтому понимая то, что много союзников по идеологии у нас не будет или, точнее, может вообще не быть, но в тех вопросах, которые объединяют страну, позволяют ее сшить, я думаю, у нас обязательно должны быть союзники. Мы должны найти этот общий язык в этом, а во всем остальном будем жить, работать, пытаться добиться успеха. Сделать так, чтобы мы жили в Украине как в успешной стране. У нас это цель, для нас это задача, и мы считаем, что можем ее реализовать.
— Ну вот относительно оценок истории, прежде всего новейшей истории. На днях в итальянском городке Таормина прошел один из самых старых международных кинофестивалей в Европе. Там высшую награду этого фестиваля, Гран-при, получила лента всемирно известного американского режиссера Оливера Стоуна. Она называется «Нерассказанная история Украины». Мы знаем, что в этом фильме вы были главным спикером. Расскажите об этом фильме, какие-то детали, которые, возможно, будут интересны нашему зрителю.
— Я думаю, что нет смысла рассказывать детали, тем более, я слышал о том, что этот фильм будет показан в Украине, и тем более вашим каналом. Я думаю, что зрители сами посмотрят и дадут оценку. Чтобы я хотел сказать, и очень важное, на мой взгляд, в отношении этого фильма «Нерассказанная история Украины» Оливера Стоуна, обладателя трех «Оскаров», человека, который является и известным международным документалистом и человеком, который как продюсер создавал многие произведения, признанные во всем мире. Более того — это американец. И вот это глазами американца ситуация в Украине, что является очень важным. Он попытался раскрыть ситуацию, связанную с участием США, влияние США на те события, которые имели место в Украине, начиная с конца 13-го года. Как США влияли на ситуацию в стране, какие задачи стояли перед американцами и как они их реализовывали и продолжают реализовывать. И вот этим является ценным этот фильм, потому что события в Украине толкуются глазами американиста. Гражданина той страны, которая, как я твердо убежден, ввела внешнее управление в Украине в 14-м году, и это внешнее управление, к моему огромному сожалению, продолжается. Он анализирует события в треугольнике: Украина — Россия — США. Из этого фильма видно, что США используют Украину в интересах противостояния с Россией. И цель США заключается в том, чтобы добиться от России определенных уступок или повиновения в чем-то, с помощью того и тех событий, которые, к сожалению, имеют место на нашей родине, в Украине. И вот повествование этих событий, оценка этих событий сводится к тому, что в 14-м году представители демократов США помогли Майдану и прийти к власти тем людям, которые управляли страной пять лет. Потом, когда уже были выборы в США, в 16-м году, президента Трампа, то Украина, в лице представителей власти, начиная от президента Порошенко, г-на Сытника, вашего коллеги, а сейчас народного депутата г-на Лещенко, вмешивались в президентскую кампанию Трампа.
И серьезно на нее повлияли — так считают в США, и, кстати, так считают в Украине, потому что есть решение Окружного административного суда, который признал действия Сытника и Лещенко незаконными. Он признал эти действия вмешательством в избирательный процесс в США и признал, что эти действия причинили ущерб внешней политике Украины. Обратите внимание на эти формулировки. Потому что мы знаем историю вмешательства якобы России в выборы в Штатах, которая долго дискутируется. И там нет таких аргументов на уровне решения суда, как есть здесь, в отношении США с Украиной. Именно та информация, которая была незаконно распространена в Украине, привела к тому, что был отстранен начальник избирательного штаба г-на Трампа, г-н Манафорт. Я думаю, что этот фильм — еще предупреждение со стороны американского продюсера по поводу того, насколько и кто будет вмешиваться в очередные выборы в США в 2020 году, на которые снова собрался Трамп и на которые идут представители демократов, которые, видимо, снова попытаются использовать украинскую площадку в своих интересах, для того чтобы победить на выборах. Вот в этом плане, мне кажется, этот фильм очень интересен, потому он дает, на мой взгляд, объективную оценку, и все, что зависело от меня, я это сделал. И когда вы говорите о том, что я основной комментатор в этом фильме — это не совсем так. Там очень много людей. Там есть и г-н Трамп, и г-н Обама, и г-н Путин. И многие другие. И поэтому, мне кажется, их позицию и их точку зрения нашим зрителям будет очень интересно узнать. И думаю, что это фильм надо посмотреть, тем более что он будет показан, фактически 70 телекомпаниями мира, после того, как был его фестивальный показ, после того, как он победил Гран-при, и после того, как он выйдет на экраны во многих странах мира. Я думаю, что это будет интересно — оценка того, что произошло в Украине. Безусловно, с ним можно соглашаться, не соглашаться, но будем считать, что это еще один взгляд на то, что происходило в последние годы.
— Кроме того, что это фильм-предупреждение, по вашему мнению, какая была основная задача этой ленты? Справился автор с этой задачей?
— Вы знаете, главная задача была у автора этого фильма — и он мне об этом неоднократно говорил, когда мы встречались, записывали интервью, записывали съемки — это мир в Украине. Он разбирается в причинах того, почему за пять лет мир не пришел на Донбасс, кто в этом виноват, почему нет прекращения боевых действий. Он считает, что война вообще должна быть только в фильмах. А в жизни должен быть мир. Главная задача при оценках этих субъектов внешней политики, этих государственных субъектов, и я уже говорил, этот треугольник Украина — Россия — США. Оценивая, анализируя действия каждой страны, анализируя интересы этих сторон, он пытается найти путь к миру. Он пытается найти рецепт этого мира. Мне кажется, ему это удалось, а тех, кто его посмотрят, дадут свою объективную оценку.
— Тогда насколько вероятным является продолжение этой серии, ведь это не первый фильм Стоуна об Украине. Он уже снимал ленту о ситуации в нашей стране.
— «Украина в огне» называлась.
— Да. Так это дилогия или трилогия?
— Задумка пока неизвестна, я думаю, этот человек, что бы он не делал, всегда делает талантливо и гениально, поэтому он является обладателем трех «Оскаров». Его понимание мира еще ценно тем, что он участник Вьетнамской войны, он сам понюхал порох, он знает, что это такое, и такие люди всегда очень ценностно и чувствительно относятся к вопросам того, что может сохранить мир, что может не допустить этой бойни, кровопролития, как можно установить мир. Будет ли продолжение этого всего — мне это неизвестно, но думаю, что у вашего канала появится возможность взять у него интервью, чтобы он рассказал о своих творческих планах, если это будет интересовать наших зрителей, именно в отношении Украины.
— Для начала мы посмотрим этот фильм, возможно, это станет темой нашего следующего разговора.
— Насколько она будет интересна, естественно.
— Темой нашей следующей встречи, чтобы мы могли какие-то нюансы проговорить, подискутировать — это всегда интересно.
— Думаю, дискутировать надо обязательно, ведь не бывает одной точки зрения, не бывает одной позиции. Тем более в Украине. Я думаю, дискуссия будет в любом случае полезна, с любым результатом.
— Спасибо вам.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
451
Похожие новости
22 ноября 2019, 04:00
20 ноября 2019, 16:15
22 ноября 2019, 01:15
21 ноября 2019, 08:45
20 ноября 2019, 21:45
20 ноября 2019, 21:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
21 ноября 2019, 03:15
15 ноября 2019, 20:15
15 ноября 2019, 17:30
15 ноября 2019, 20:15
16 ноября 2019, 21:00
19 ноября 2019, 15:30
15 ноября 2019, 12:30