Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Javan: коронавирус спутал Трампу козырные карты

Разворот к национализму и правому экстремизму в США и странах Евросоюза становится чрезвычайно большой дилеммой для этих стран в последнее время. Эта дилемма превращается фактически в уже непреходящее наследие стран ЕС и вызывает большие опасения во всех государствах данного экономического и политического блока, наряду с прочими неблагоприятными явлениями и последствиями, с которыми сталкиваются в старой Европе в последнее время.
С другой стороны, возвышение Китая как крупнейшей политической силы и экономического локомотива современного мира также бросает вызов гегемонизму США, которые, казалось бы, совсем еще недавно безраздельно господствовали в мире; поэтому можно сказать, что основной политической проблемой в современном мире для США становится Китай, и не только в настоящем, но и в будущем. Разные заявления и документы современного западного мира, в том числе резолюция недавно прошедшей Мюнхенской конференции по безопасности называет главной угрозой безопасности как раз Китай, а заодно с ним, и России. И главный вопрос сейчас — окажется ли в нынешних условиях Вашингтон способным обуздать Китай?
Но помимо вышеозначенных проблем, для современного мира, в том числе и США с их гегемонизмом, главным вызовом становится ситуация с коронавирусной инфекцией — не сколько с ней самой, сколько с ее экономическими последствиями, которые, как уже сейчас ясно, будут огромны и уступят, разве что, экономическим последствиям Второй мировой. Мы решили упомянуть коронавирус в данной связи еще и потому, что существуют угрозы, с которыми, казалось бы, гораздо легче справиться благодаря сотрудничеству разных стран, а не в разобщенном состоянии. Но как раз сотрудничество в условиях пандемии становится чрезвычайно большой проблемой, решить которую будет весьма трудно, если вообще возможно в сложившихся условиях.
Журналисты обсудили данные вопросы в беседе с профессором международных отношений Мехраном Камрава. Мехран Камрава — руководитель Центра исследования международных и региональных проблем университета Джордж-Таун. Он получил докторскую степень по отрасли общественных и политических наук в Кембриджском университете, является автором множества статей и ряда книг. Среди них, в частности, есть работы с весьма многообещающими названиями, в частности — «Катар: маленькая страна и большая политика», «Ближний Восток и политическая история после Первой мировой войны» и «Иран: революция мысли».
Итак, первый вопрос, который мы задали нашему гостю — в чем причины того, что национализм и праворадикализм начал цвести пышными цветами в сегодняшних Америке и Европе?
Мехран Камрава: Рост проявлений национализма и правого радикализма в современных США и Европе — результат стечения многих факторов. В современном мире, на самом широком уровне, национализм можно объяснить реакцией одной конкретной нации или даже конкретной местности на негативные последствия глобализации. Однако в то же время приходится признать, что от глобализации никуда не деться, ведь, так или иначе, человечество всегда в своей истории сталкивалось с взаимозависимостью разных обществ и взаимовлиянием культур. Все дело в силе и пропорциях этого влияния.
Но сейчас, с распространением социальных сетей — этого нового явления в виртуальном пространстве, с мгновенным доступом к разного рода информации, в том числе нефильтрованной, из самых разных, самых отдаленных уголков планеты, мы наблюдаем реакцию на местном уровне на какое-то событие мирового, глобального значения, или же видим неверное, искаженное понимание этих самых событий. Разумеется, это неверное понимание используют в своих политических интересах разного рода группировки.
Все эти факторы значительно облегчают задачу политикам популистского плана, способствуют распространению популистских лозунгов (которые могут иметь уклон либо в сторону национализма, либо в сторону социальной справедливости). Популисты всячески способствуют разжиганию страхов и опасений, возникающих в том или ином обществе в результате прихода «чужих» или «не своих». И самое печальное и опасное — когда эти страхи, волнения и опасения еще и накладываются на экономическое неблагополучие, кризис безработицы и социальной занятости, падение покупательной способности, переживания относительно перспектив на будущее. Все эти факторы собираются вместе и начинают работать на рост правого крыла на политическом фланге и в Европе и в Америке. Но приходится признать, что во всем этом нет и ничего нового. Все это Европа и США уже проходили в 30-е годы прошлого века: только тогда благополучных европейцев пугали «призраком коммунизма», а сейчас их пугают «нашествием мигрантов» с Ближнего Востока.
— Важным фактором, влияющим на современный Ближний Восток, несомненно одну из самых горячих точек современного мира, являются неоднократные заявления США о выводе оттуда своих вооруженных сил. Но заявления звучат уже даже не первое десятилетие, а на практике этого не происходит. По Вашему, в каком же случае США реально ведут свои военные силы из региона?
— Как во многих других странах мира, когда дело касается внешней политики вообще, какого-то единого мнения даже на официальном уровне нет. Но что же касается Ближнего Востока и военного присутствия там США, то тут в самой Америке высказываются даже три опции.
Первая точка зрения заключается в том, что США пора прекратить политику дорогостоящего военного присутствия в Европе в виде блока НАТО и участия в военных конфликтах на Ближнем Востоке. И похоже, именно эта точка зрения оказывает наибольшее влияние на внешнеполитическое видение действующего президента США Дональда Трампа.
Вторая точка зрения заключается в том, что США необходимо продолжать защищать свои национальные интересы (а они, согласно приверженцам данного видения, существуют в любой точке земного шара), защищать, в том числе, при помощи своего оружия и своих военных, а, кроме того, необходимо активно поддерживать своих союзников и партнеров. Говоря о Ближнем Востоке, таковыми являются Израиль и Саудовская Аравия, которых, как полагают приверженцы этой точки зрения, надо защищать и которым надо помогать в любом случае, помогать им противостоять уже их противникам и конкурентам, которых, прежде всего, конечно, представляет Иран и поддерживаемые им группировки типа «Хезболла». Приверженцами этой точки зрения являются, очевидно, госсекретарь США Майк Помпео и еще ряд влиятельных республиканцев в Конгрессе. Среди них есть даже такие, которые настаивают на необходимости не информационной, не экономической, не психологической, а именно реальной войны против Ирана.
И третья точка зрения, как и всегда, лежит где-то посередине. То есть, это сохранение статус-кво, продолжение долгосрочного присутствия американских войск в разных регионах мира, сохранение всех военных баз, реальное задействование их для поддержки союзников США и защиты американских национальных интересов, но только в случае необходимости. Эту точку зрения в американском политическом истеблишменте отстаивают почти все демократы и влиятельные представители Демпартии в Конгрессе.
Отвечая на вопрос, лично мне не представляется вероятным «реальный» вывод американских военных и прекращение военного присутствия США на Ближнем Востоке. По крайней мере, сейчас. По крайней мере, накануне президентской кампании. Ведь вывод войск — дело тоже довольно дорогостоящее, и не менее, чем текущие расходы на военное присутствие американских военных где-либо.
Единственная вероятность ухода американских военных с Ближнего Востока связана со способностью самого Дональда Трампа убедить американский народ, то есть своих избирателей, в том, что это действительно будет им на пользу, на пользу не Америке вообще, а на пользу каждому конкретному американскому налогоплательщику. Но это вряд ли возможно, так как абсолютное большинство республиканцев и их приверженцев, как и подавляющее большинство из противоположного лагеря — демократов, с этим не согласны. Поэтому приходится констатировать, что, по крайней мере в обозримом будущем, американские военные продолжат присутствовать в регионе Ближнего Востока.
— Конечно, главной политической проблемой для США и сейчас, и на ближайшую перспективу, является Китай. В итоговом документе недавно прошедшей Мюнхенской конференции по безопасности Китай, вместе с Россией, даже назвали главным вызовом безопасности современного мира. Как Америке удастся обуздать Китай и удастся ли вообще? Будет ли работать такой традиционный для США механизм внешней политики, как сдерживание?
— Дать ответ на этот вопрос сложно, поскольку, по большей части, это зависит от особенностей той политики, которую проводит каждая из сторон. Объектом противостояния двух сил в настоящий момент является даже на экономика, а вопросы торговли. В настоящее время, кажется, Вашингтон, как и прежде, представляет собой все же более мощную и влиятельную в экономическом плане силу, чем Китай, хотя бы в вопросах финансов, но при этом несомненно, что США за последнее время утратили многие господствующие высоты в мировой торговле. В соответствии с этим, следует заметить, что в торгово-экономическом противостоянии играет роль то, насколько и до какой степени каждая из двух противоборствующих сторон готова терпеть боль, пока не поставит на колени другую сторону. Сейчас, в нынешних условиях, осложненных пандемией коронавируса, это определить очень сложно. На мой взгляд, в обозримом будущем, торговое противостояние между сторонами продолжится, благо, у обеих сторон есть достаточно ресурсов для его продолжения.
— Проблема вспышки коронавируса напоминает нам всем о том, что с такого рода глобальными трудностями человечеству будет гораздо легче справиться сообща. Но извлечет ли современный мир уроки из тех проблем, которые возникли в результате этого глобального бедствия? Действительно ли мы увидим, что современный мир придет к пониманию того, что необходимо договариваться и начинать сотрудничать, чтобы устранять подобные глобальные угрозы?
— Пока, кажется, еще преждевременно рассуждать о том, какие уроки извлечет человечество и основные игроки современного мира из последних событий. Пока, напротив, ни о каком коллективном противодействии чему-либо речь точно не идет, — для каждой из стран главным вопросом является закрытие границ, и напротив, полная изоляция от всего того, что происходит вне границ.
Мы сейчас видим, что даже морские суда не захотят в порты, чтобы осуществлять посадку пассажиров, в то же время не осуществляются пассажирские авиаперевозки. Многие страны налагают запрет на экспорт лекарств и медицинского оборудования, которое должно использоваться преимущественно внутри страны. В подобных условиях, напротив, всем и в любом месте, национальные интересы кажутся намного выше наднациональных или глобальных.
Как в таких условиях рассуждать о каком-то международном сотрудничестве? Сейчас, более, чем когда бы то ни было, влияние приобретают популисты и националисты разных мастей, но с другой стороны, нет и таких лидеров, которые могли бы иметь глобальный авторитет и возглавить международное сотрудничество для противодействия этому глобальному бедствию. По крайней мере, я не вижу даже возможности для осуществления какого-либо сотрудничества в данный момент.
— Каковы главные экономические последствия пандемии коронавируса в современном мире? Как вспышка инфекции повлияет на мировую экономику? И как эти экономические последствия скажутся на предстоящих президентских выборах в США?
— Вследствие вспышки коронавируса, прежде всего, мы видим, что практически парализована вся международная торговля. Самолеты не осуществляют полеты, пассажиры не летают и даже грузы почти не перевозятся. Механизмы всей международной логистики нарушены. Но и экономика отдельно взятой страны тоже не может нормально функционировать. Крупные торговые центры закрыты, за исключением продовольственных, люди избегают просто выходить из дома, прекратили работу все малые предприятия, рестораны, мелкие торговые заведения и пункты обслуживания. Упали все международные и местные фондовые рынки. Сейчас вообще сложно говорить о том, как все это будет влиять на мировую экономику, потому что сами инструменты этого влияния просто не работают. Равно как сложно сказать что-либо о том, когда и в течение скольких лет все это удастся восстановить.
Относительно же влияния вышеперечисленного на президентские выборы в США также говорить очень трудно. Самый простой ответ, который здесь напрашивается, — такого влияния сейчас просто нет. Большим успехом Дональда Трампа стал рост американских фондовых рынков, но это достижение буквально за пару недель оказалось на грани полного исчезновения. И если это падение продолжится с теми же темпами и дальше, а вместе с тем, и Джо Байден сможет грамотно выстроить свою избирательную кампанию, тогда Трамп столкнется с колоссальными проблемами и весьма сомнительно, что он будет переизбран на новый президентский срок.
— Какое событие международного масштаба стало, по вашему мнению, важнейшим для Европы, Америки, Азии, Ближнего Востока за прошедший год?
— Прежде всего, это, конечно, сама вспышке инфекции COVID-19, и невероятная скорость и методы, с которыми Китай и Южная Корея смогли с этим бедствием справиться. Потом идет Сирия, где полномасштабная гражданская война продолжалась фактически весь год. Для США — это попытка импичмента действующего президента Трампа, которая фактически ни к чему не привела в силу популярности, которую он продолжал сохранять среди американских избирателей. Другое дело, что сейчас ему грозят новые проблемы, но они уже не имеют к импичменту прямого отношения. Кроме того, продолжал набирать политический вес в регионе наследный принц Саудовской Аравии Мухаммад ибн Салман. Ну и ввиду всех последних событий, полное игнорирование всем современным миром проблемы Палестины, государства, судьба которого весьма незавидна в свете, фактически, того согласия, которое мир дал на так называемую «сделку века».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
942
Похожие новости
01 июня 2020, 20:15
01 июня 2020, 16:15
01 июня 2020, 18:15
01 июня 2020, 12:30
01 июня 2020, 16:15
01 июня 2020, 18:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
30 мая 2020, 22:15
28 мая 2020, 11:30
28 мая 2020, 19:00
26 мая 2020, 07:30
31 мая 2020, 02:15
26 мая 2020, 17:30
29 мая 2020, 21:45