Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

К чему приведет «развод» Польши с Германией и Евросоюзом

Канцлер Меркель говорила в Варшаве о будущем Европейского союза и положении немецкого меньшинства

Канцлер Германии Ангела Меркель провела вчера, 7 февраля, насыщенный день в Варшаве. Она встретилась практически со всеми ведущими польскими политиками — премьер-министром Беатой Шидло и президентом Польши Анджеем Дудой, президентом правящей партии «Право и Справедливость» (PiS) Ярославом Качиньским и сопровождавшими его депутатами Европейского парламента от PiS Рышардом Легутко и Здзиславом Краснодембским, лидерами оппозиционных партий «Гражданская платформа» (РО) Гжегожем Схетыной и Польской крестьянской партии (PSL) Владиславом Косиняком-Камышем, а также представителями немецкого меньшинства в Польше. Ряд вопросов, которые обсуждала Меркель, не получили новой интерпретации, например, в оценке санкций против России, необходимость сохранения которых подтвердили обе стороны. Но прозвучали и своего рода сенсации. Немногим ранее, в ходе неформальной встречи глав государств Евросоюза, который прошел 3 февраля на Мальте, немецкий канцлер обозначила тезис «Европы двух скоростей», предполагающий создание высокоинтегрированного ядра, с которым будут менее тесно связаны страны, желающие большей самостоятельности. Как сообщает варшавское издание Gazeta Wyborcza, на закрытой встрече с немецкими журналистами премьер Шидло заявила, что Польша не будет противодействовать реализации данной концепции, а это уже — «серьезное изменение в польской внешней политике».

Судя по всему, о практических шагах по выстраиванию новых отношений по линии Варшава — Берлин и Варшава — Брюссель говорилось во время переговоров Меркель с Качиньским. По их итогам президент правящей партии проинформировал, что оба лидера обсуждали, главным образом, будущее Европейского союза и того, что будет после Brexit. Варшава выступает за ограничение роли Еврокомиссии, предлагая передать больше полномочий Европейскому совету, который мог бы определять направления развития унии, а также усилить роль стран-членов ЕС. «В Германии с этой идеей не согласны, — сообщает Deutsche Welle. — «Если мы начнем с одной страны, то тем самым откроем ящик Пандоры», — объяснил немецкий дипломат корреспонденту DW на условиях анонимности. Осложняет совместную работу Берлина и Варшавы и то, что польская сторона редко формулирует конкретные предложения. Это касается, например, идеи европейской армии, которую в разное время выносили на обсуждение как Качиньский, так и венгерский премьер Виктор Орбан. Однако вопрос, чего же в итоге хочет Вышеградская четверка (Польша, Чехия, Словакия, Венгрия), так и остался открытым». Позиция Берлина осталась неизменной и сейчас. По словам депутата Легутко, присутствовавшего на переговорах между Меркель и Качиньским, канцлер «говорила о важной роли национальных государств, но это не привело к выдвижению какой-либо конкретной организационной идеи».

Как констатирует немецкая радиостанция Deutschlandfunk, мир стал более сложным — даже для польской правящей партии «Право и Справедливость». Когда PiS выиграла парламентские выборы полтора года назад, курс внешней политики казался четким. Варшава хотела создать и возглавить альянс стран Восточной Европы и вместе с Великобританией противостоять дальнейшей интеграции Евросоюза. Германия должна была потерять влияние как в Польше, так и в ЕС в целом. НАТО — нести ответственность за польскую безопасность и гарантировать традиционно тесный союз с США. Но все изменилось после выборов американским президентом Дональда Трампа, который посылает очень много сигналов, трудно поддающих расшифровке, однако заставляющих задуматься Европу о жизни после Соединенных Штатов. Реформа ЕС выглядит неизбежной, вопрос в том, кто останется в союзе, а кого-либо брутально попросят на выход, либо переведут в вагон второго класса. Бельгийский политик, премьер франкоязычной провинции Валлония Поль Магнетт ждет вслед за Brexit последующих Polxit, Hongrexit, Bulgxit и Roumaxit, что создает вызовы для Польши, Венгрии, Болгарии и Румынии. Однако Варшава, считают в Берлине, нуждается в европейских деньгах, а значит, — нуждается в Германии. Ведь переговоры по выделению финансовых траншей после 2020 года будут трудными, поскольку Лондон, один из прежних ведущих доноров, покидает Евросоюз, что не может не сказаться на бюджете ЕС. В случае с НАТО, лоббируя подтверждения дополнительных войск на так называемом восточном фланге, Польша в свое время постоянно твердила, что она не «второй сорт». Готова ли в ситуации трансформации Евросоюза Варшава поступиться своими требованиями и принять немецкие условия, чтобы сейчас остаться «первым сортом»?

Если да, то ей придется отказаться не только от части своего суверенитета, но и пожертвовать межрегиональными объединениями типа Вышеградской четверки. В старом Евросоюзе, нацеленном на формирование общеевропейской идентичности, все должны были придти к общему знаменателю. Для стран Центральной и Восточной Европы это, среди прочего, означало отказ от националистической политики, примирение по сложным историческим вопросам. Так, Варшаву, Будапешт и Прагу не должно было разделять участие довоенных Польши и Венгрии в 1938—1939 годах в разделе Чехословакии. Стирание национальных границ в перспективе могло привести ЕС к появлению новых субъектов-членов унии, помимо государств, отдельных провинций и даже городов. Однако если сейчас Евросоюз начинает «сжиматься», для стран Центральной и Восточной Европы наступает момент истины, им предстоит выбрать, в каких интеграционных объединениях, каких «двух скоростях» они хотят быть. В этом случае Чехия или Словакия могут предпочесть приблизиться к Берлину или Вене, а Варшава и Будапешт, напротив, отдалиться, что разведет тогда этих участников Вышеградской четверки по разным углам еще дальше. Это первое.

Второе. Ревизии способны подвергнуться и двусторонние польско-немецкие отношения. Во время визита в Варшаву канцлер встретилась с делегацией немецкого меньшинства в Польше, которое представляли депутат от немецкого меньшинства Рышард Галла, президент Союза немецких социальных и культурных ассоциаций в Польше Бернард Гайда и президент Социально-культурного общества немцев в Ополе Рафал Бартек. Одной из обсуждаемых тем стало решение Кабинета министров Польши (принято 19 июля 2016 года) о расширении с 1 января 2017 года границ города Ополе за счет четырех соседних муниципалитетов, где проживает немецкое меньшинство. Как ранее писало ИА REGNUM, город поглотит несколько деревень, где проживает немецкое меньшинство (до 20% жителей поселений). В результате немецкоязычные граждане утратят возможность обращаться в органы власти на родном языке и будут ликвидированы двуязычные указатели улиц, так как в самом Ополе слишком мало этнических немцев. Против этого решения выступили организации немецкого меньшинства, а также епископ Ополя Анджей Чайя. «Канцлер начала разговор с того, что проинформировала нас, что в ходе встречи с госпожой Беатой Шидлой поставила вопрос о расширении Ополя и соблюдении прав меньшинств, — рассказал Бартек. — Мы ответили, что этот случай является симптомом определенной атмосферы, которая создается не только по этому вопросу, но и по другим. Откровенно говоря, мы были удивлены тем, что канцлеру эта тема была известна».

В ответ Меркель может рассчитывать на поддержку немецким меньшинством в Польше ее партии на предстоящих в августе-сентябре этого года выборах в бундестаг. По словам Бартека, «мы говорили, что тоже имеем право голоса». Он отметил, что немецкие консульские службы выдали в Польше около трехсот тысяч немецких паспортов. По мнению Бартека, часть этих людей может участвовать в выборах в бундестаг по почте, даже живя в Польше. Интересно, что, как информирует польский портал Onet. pl, по данным последней переписи населения, в стране насчитывается около 150 тысяч граждан немецкой национальности. И это ставит вопрос, откуда же взялись еще 150 тысяч обладателей паспортов. Схожая история происходит в украинской Закарпатской области, где свои паспорта раздает Венгрия. В феврале прошлого года посол Венгрии на Украине Эрно Кешкень в интервью киевской газете «Экономические известия» подтвердил, что Будапешт продолжит политику предоставления гражданства украинцам венгерского происхождения. При этом, комментируя замечание издания о том, что двойное гражданство на Украине запрещено, посол отметил: «Что касается земель, населенных закарпатскими венграми, то они исконно там жили (ранее это была территория Венгрии). Просто границы изменились». Решит ли Германия разделить этот подход при обновлении содержания польско-немецких отношений? По словам советника по внешней политике президента Польши Кшиштофа Щерского, во время встречи с канцлером Германии Дуда заявил, что польско-немецкого конфликта не существует, а «есть различия в некоторых областях, таких, как энергетическая политика или взгляд на взаимную историю». Различия в вопросах «взаимной истории», между тем, уже сопровождают (хотя и не определяют) «развод» между Варшавой и Киевом. И здесь Польше стоит еще раз оценить, к чему приведет продолжение ее курса на «большую самостоятельность» в Европе.

Станислав Стремидловский

Источник: regnum.ru

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

943
Похожие новости
14 сентября 2017, 17:30
19 сентября 2017, 22:30
05 сентября 2017, 23:30
05 сентября 2017, 23:30
11 сентября 2017, 19:30
07 сентября 2017, 03:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
21 сентября 2017, 08:45
18 сентября 2017, 13:45
23 сентября 2017, 01:15
20 сентября 2017, 18:00
22 сентября 2017, 22:00
17 сентября 2017, 19:30
22 сентября 2017, 00:15