Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Как решить проблему оружия в США

И вот это происходит снова — неминуемо, предсказуемо, с роковой неизбежностью: в воскресенье вооруженный человек застрелил 26 прихожан техасской церкви. Такого рода происшествия являются типично американскими трагедиями, и особенно печально в них то, что они никого не шокируют. В любой точке мира человек может прийти в ярость и попытаться навредить другим, однако только в Соединенных Штатах мы с такой регулярностью становимся свидетелями и жертвами массовых расстрелов, только в США в результате насилия с применением огнестрельного оружия каждые 15 минут гибнет один человек.
Два из наиболее смертоносных групповых расстрелов в современной американской истории случились за последние шесть недель. Поэтому давайте не просто оплакивать погибших, приспускать флаги и произносить исполненные скорби речи. Пора извлечь из этих трагедий уроки, чтобы впредь их было меньше. В частности, я предлагаю опробовать новый подход к сокращению насилия с применением огнестрельного оружия — стратегию общественного здравоохранения.

В Америке больше оружия, чем в любой другой стране
Первый шаг заключается в том, чтобы понять масштабы проблемы, с которой сталкивается Америка: США имеют более 300 миллионов единиц огнестрельного оружия — примерно по одной на каждого гражданина страны — а также отличаются наиболее высокими показателями смертности в результате насилия с применением оружия. Совершенно иначе дела обстоят в Японии, где на сто человек приходится менее одной единицы оружия, а в результате перестрелки как правило умирает менее 10 человек в год.
Среди развитых стран США занимают исключительную позицию по количеству огнестрельного оружия на долю населения (88,8 единиц оружия на сто человек), на втором месте — Швейцария (45,7), затем следуют Швеция (31,6), Франция (31,2), Канада (30,8), а последнее место в этой группе стран принадлежит Японии (0,6). По числу убийств с применением огнестрельного оружия США в шесть раз превосходят Канаду и в 30 раз — Австралию.
У нас есть образец для регулирования числа огнестрельного оружия: автомобили
Защитники огнестрельного оружия часто возражают: автомобили убивают столько же людей, сколько умирают от выстрелов, но ведь мы их не запрещаем! Не запрещаем, между тем именно автомобили являются образцом того подхода, связанного с общественным здравоохранением, который я предлагаю.
Мы не запрещаем автомобили, но упорно работаем над тем, чтобы их контролировать — ограничивать к ним доступ и тем самым уменьшать число жертв, которые они вызывают. Сокращение смертности на 95 процентов с расчетом на сто миллионов миль, которое наблюдается с 1921 года, можно назвать впечатляющим успехом.
Взгляните на историю безопасности транспортных средств со времен Второй мировой войны:
1946 год — показатель смертности составлял 9,35 человека на сто миллионов миль пробега
1950 год — американским водителям впервые предлагается использовать ремень безопасности
1968 год — приняты первые федеральные стандарты безопасности для автомобилей
1974 год — в национальных масштабах введено ограничение скорости до 55 миль в час
1978 год — штат Теннесси первым ввел обязательное использование детского автокресла
1984 год — штат Нью-Йорк первым стал требовать использование ремней безопасности
1993 год — разработаны категории безопасности автомобилей
1999 год — изобретенная в 1951 году воздушная подушка безопасности становится обязательной для всех автомобилей
2000 год — автопроизводители обязаны сообщать о фабричных дефектах
2016 год — показатель смертности составил 1,18.

Либеральный подход неэффективен. Обращаемся к методам общественного здравоохранения
Честно говоря, либеральная оппозиция огнестрельному оружию зачастую неэффективна, а порой и контрпродуктивна. Десятилетний запрет на боевое оружие мало что дал отчасти потому, что касался косметических функций, таких как байонетные оправы (а отчасти потому, что еще до запрета такого рода оружие использовалось только в двух процентах совершаемых преступлений).
Левые иногда делают упор на «контроле за оборотом оружия», тем самым отпугивая владельцев оружия и приводя к росту продаж. Лучше выбрать формат «безопасного использования оружия» или «сокращения насилия с применением оружия», а в качестве образца использовать требования безопасности для вождения автомобилей — речь идет о постоянных и целенаправленных мерах по обеспечению большей безопасности продуктов и ограничению доступа к ним людей, которые, вероятнее всего, будут использовать их ненадлежащим образом.
Как будет выглядеть подход общественного здравоохранения к оружию, если выстроить его по модели автомобилей? Он будет включать следующее:
— проверку биографических данных: 22 процента оружия приобретается без предоставления последних;
— безопасное хранение, которое предусматривает наличие предохранителя спускового механизма и раздельное хранение оружия и патронов, особенно когда в доме есть дети;
— необходимость покончить с привелегиями, предоставляемыми компаниям, реализующим огнестрельное оружие. Речь идет о государственных дотациях для конкретной отрасли;
— охранный ордер: лишить прав владения оружием лиц, получивших охранный ордер в связи с бытовым насилием;
— ужесточение законов в отношении покупки оружия через подставных лиц, а также введение ограничений на количество приобретаемого оружия;
— запрет на подвижную ложу для скоростной стрельбы из полуавтоматического оружия, какая использовалась нападавшим в Лас-Вегасе для имитации автоматического открытия огня;
— запрет на приобретение оружия лицам моложе 21 года (уже введен в ряде штатов);
— эксперимент с единовременной проверкой биографических данных желающих приобрести боеприпасы;
— исследование возможностей «умного» оружия, которое стреляет только после идентификации отпечатка пальца или введения ПИН-кода либо находясь в непосредственной близости к специальному браслету.
Если кто-то крадет у меня iPhone, от него уже нет никакой пользы, то же самое должно быть верно и для огнестрельного оружия. Производители изготавливали оружие с защитой от неумелого обращения еще в XIX веке (прежде чем бросить это производство), настало время перейти к новому типу технологий. «Умное» оружие нового поколения в сочетании с безопасным хранением также сократит количество ежегодно похищаемого в США оружия, сегодня это число доходит до 200 тысяч единиц, которые находятся в руках преступников.
Нам также необходимо выяснить, является ли программа выкупа оружия, часто проводимая отделениями полиции, экономически эффективной и способствует ли снижению насилия. Мы также можем больше экспериментировать с инициативами по борьбе с бандами, такими как Cure Violence, которые добиваются неплохих результатов в деле уменьшения случаев стрельбы.

Меньше оружия — меньше смертей
Похоже, что в воскресенье в Техасе один человек, живущий недалеко от церкви, схватил свой пистолет и попытался остановить нападавшего после того, как он вышел из храма. Возможно, такое использование оружия для самообороны и спасает жизни, и Национальная стрелковая ассоциация (НСА) часто аппелирует к мнению о том, что оружие необходимо для сдерживания насилия с применением оружия.
Но так ли это на самом деле? Может ли кто-нибудь признать случившееся в Техасе успехом такой политики?
Не станем отрицать, что оружие периодически используется для самообороны. Одно из исследований Центра по борьбе с насилием установило, что в 2012 году частными лицами было совершено 259 убийств с использованием огнестрельного оружия в целях самозащиты.
В среднем в Соединенных Штатах владельцами огнестрельного оружия являются 32 процента семей. Средний показатель смертности в результате насилия с применением оружия составляет 10,5 жертвы в расчете на сто тысяч человек.
Правовой центр по предотвращению насилия с применением огнестрельного оружия считает, что в тех штатах, где введены более строгие правила пользования оружием, наблюдается тенденция к снижению числа соответствующих смертей. Согласно введенной ими шкале уровень контроля над оружием варьируется от самого усиленного «A» (в таких штатах, как Гавайи, Массачусетс, Нью-Йорк), до самого слабого, «F» (в штатах Миссисипи, Луизиана, Аляска).
Однако проблема в том, что либеральные законы слишком часто облегчают процедуру приобретения оружия не только хорошим, но и плохим парням. Доказательств того, что в целом большее количество оружия и более мягкие законы в отношении их использования приводят к более жестоким смертельным случаям и ранениям, хватает с избытком. В одном из исследований, опубликованном в Annals of Internal Medicine, было обнаружено, что наличие в доме огнестрельного оружия связано с повышенным риском смерти, в частности, самоубийства, не исключая, по-видимому, и сами убийства.
В 2015 году губернатор штата Техас Грег Эбботт написал в твиттере, что его «привело в замешательство» то, что его штат занял второе место (после Калифорнии) по запросам на покупку нового оружия, хотя таковых насчитывался один миллион. «Прибавим шагу, техасцы», — написал он. Видимо, Эбботт наряду с НСА полагает, что владение большим количеством оружия обеспечивает обществу большую безопасность, но статистика эту позицию явно оспаривает. Эбботту не мешает взглянуть на наши графики.
Массовые расстрелы — не основная причина смертей
Критики скажут, что меры, на которые я ссылаюсь, едва ли значительно сократят стрельбу. Так, резню в Лас-Вегасе, возможно, нельзя было предотвратить ни одним из предлагаемых мною способов.
Это правда, и у нас нет волшебной палочки. Но надо помнить, что массовые расстрелы, которые в первую очередь привлекают наше внимание, не являются основной причиной гибели людей. Гораздо чаще бывает так, что один приятель стреляет в другого, муж убивает жену — или, самый распространенный случай, человек убивает сам себя. Скептики скажут, что если человек собрался покончить жизнь самоубийством, тут уже ничего не поделаешь. Но на самом деле оказывается, что, если сделать самоубийство немного сложнее, их количество снижается.
Собранные нами данные показывают, что групповые расстрелы составляют лишь скромную долю от общего числа убийств (1,2 процента), и то же самое справедливо в отношении самообороны (1,6) — несмотря на все заверения НСА.

Америка движется в неверном направлении
Однако, в то время как нам следует двигаться к разумному регулированию, мы в действительности движемся в прямо противоположном направлении. По всей стране наблюдается смягчение законов об оружии. С 1991 года число штатов, разрешающих скрытое и открытое ношение легкого огнестрельного и длиннноствольного оружия, все время растет.

Ужесточение законов об оружии снизило показатели убийств с использованием огнестрельного оружия
Скептики, считающие, что законы об оружии ничего не меняют, пусть посмотрят на то, что произошло в двух штатах, Миссури и Коннектикуте. В 1995 году Коннектикут сделал обязательной проверку биографических данных желающих приобрести оружие, в то время как Миссури в 2007 году смягчил соответствующие законы.
В результате? После ужесточения законов число убийств с использованием огнестрельного оружия в штате Коннектикут упало на 40 процентов. Между тем как в Миссури эти показатели выросли на 25 процентов.
Один из уроков, который усваиваешь при исследовании оружия, состоит в том, что мы часто фокусируем внимание только на самом огнестрельном оружии, тогда как, возможно, было бы продуктивнее сосредоточиться на тех, кто получает к ним доступ. Автомобиль или пистолет как правило безопасны в руках 45-летней женщины, не имеющей судимостей, но они могут представлять опасность, когда оказываются в руках 19-летнего преступника, за плечами у которого серия правонарушений, связанных с алкоголем, или охранный ордер из-за случаев бытового насилия.
Тем не менее наши законы часто уделяют больше внимания самому оружию (взять тот же запрет на боевое оружие), а не доступу к нему. Во многих местах проводится более тщательная проверка среди тех, кто хочет завести собаку, чем среди тех, кто намерен приобрести огнестрельное оружие.
В двух рассмотренных нами штатах законы коснулись доступа к оружию, и, хотя на ситуацию в Коннектикуте, по-видимому, также повлияли другие факторы (и соотношения не доказывают причинную связь), данные результаты заслуживают того, чтобы над ними поразмыслить.

Исследований, касающихся оружия, катастрофически мало
Сегодня наблюдается просто вопиющая нехватка исследований случаев насилия с применением огнестрельного оружия. Во многом это происходит потому, что НСА относится к ним крайне враждебно, а Конгресс ей в этом уступает. Когда Центры по контролю и профилактике заболеваний пытались провести свои исследования, Конгресс ответил на это сокращением финансирования.
Приводим данные об американских потерях в результате четырех болезней и использования огнестрельного оружия в период с 1973 по 2012 год — и количестве грантов, предоставленных за это время Национальным институтом здравоохранения на изучение каждой из проблем: бешенство (65 случаев, 89 грантов), полиомиелит (266 случаев, 126 грантов), холера (400 случаев, 212 грантов), дифтерия (1337 случаев, 56 грантов), огнестрельные ранения (более четырех миллионов случаев, 3 гранта).
Правильный тип обучения может сыграть важную роль
Один из способов сократить случаи злоупотребления оружием — предоставлять более эффективное обучение. Еще 13-летним подростком, живя на ферме в штате Орегон, я ходил на организованные НСА занятия по безопасному использованию оружия (это предполагало однолетнее членство в НСА, в результате чего я стал выпускником организации, к которой сегодня испытываю нескрываемое презрение). Эти занятия могут быть весьма полезными, и исследования показывают, что более 80 процентов из них уделяют внимание таким вопросам, как проверка пистолета на наличие заряда, удерживания пальца вне спускового крючка, пока оружие не готово к стрельбе, и уверенность в прицеле.
Тем не менее проверяющие также предполагают, что тренеры с большей вероятностью будут выступать в поддержку НСА или ношения оружия, чем, скажем, отстаивать безопасное хранение. Это упущенная возможность, поскольку на всех занятиях должно сообщаться о рисках, связанных с оружием и алкоголем, рисках злоупотребления суицидом и семейным насилием, о необходимости безопасного хранения и т. д. Вот какие темы, по результатам исследований, на самом деле затрагивались на занятиях по правилам использования оружия. Большинство преподавателей таких курсов выступали в защиту ношения (81 процент) и владения оружием (76 процентов), призывали использовать оружие для самообороны (69 процентов) и вступать в соответствующие группы (56 процентов). А вот такие темы, как техника снижения угрозы, необходимость сообщать об украденном оружии, выявление суицидальных наклонностей у членов семьи или риски бытового насилия обсуждались значительно реже (10-15 процентов).

Дальнейшие шаги: по некоторым вопросам есть согласие большинства
Порою кажется, что добиться прогресса в борьбе с вооруженным насилием невозможно, особенно когда НСА, по всей видимости, держит в заложниках Конгресс. Но я настроен более оптимистически.
Послушайте, мы все согласны с целым рядом ограничений в отношении оружия. Никто не считает, что люди должны иметь возможность разъезжать по главной улице на танке или хранить у себя во дворе зенитное орудие. Я бывал в некоторых районах северного Йемена, где человек мог купить танк или зенитную пушку, равно как и полностью автоматическое оружие — и эта часть страны сегодня втянута в гражданскую войну — но, к счастью, в Америке мы решили запретить эти виды оружия.
Поэтому вопрос заключается не в том, будем ли мы ограничивать огнестрельное оружие, а в том, где будет проходить граница и какое конкретно оружие подвергнется ограничениям.
Взгляните на приводимые здесь данные опросов как на основание для борьбы за безопасное использование оружия. Американцы, владеющие и не владеющие оружием, выражают единодушие по целому ряду вопросов. Так, за проверку биографических данных желающих приобрести оружие выступают 93 процента владельцев оружия и 96 процентов семей, которые не держат оружия; как те, так и другие отстаивают запрет на продажу оружия психически больным людям (89 процентов), лицам, ранее судимым за совершение насильственных преступлений (88 и 85 процентов соответственно), а также тем, кто числится в розыске и черном списке (82 и 84 процента) и т.д.
Забегая вперед, я должен сказать, что верю в прогресс на государственном уровне и в то, что необходимое финансирование научных исследований станет поступать в том числе из частных фондов. Может быть, некоторые полицейские отделы начнуть вводить в оборот «умное» оружие, способствуя созданию рынка.
Но настоящим стимулом к переменам послужит поддержка общественности. В частности, обратите внимание, что 93 процента людей, включая владельцев оружия, выступают за всеобщую проверку биографических данных, которая должна предшествовать продаже оружия.
Если вам интересно, как нам удалось в кратчайшие сроки подготовить все эти диаграммы и графики после нападения в Техасе, раскроем вам секрет: мы этого не делали. На самом деле мы в течение нескольких недель собирали информацию и готовили наглядные материалы, потому что знали, что рано или поздно случится очередная трагедия, которая сделает все эти материалы актуальными.
Голая и проклятая правда заключается в том, что ужас воскресения был на сто процентов предсказуемым. После каждого такого инцидента мы скорбим о погибших и сочувствуем жертвам, но не предпринимаем никаких конкретных и значимых действий, чтобы снизить нашу уязвимость.
Кто-нибудь, подобно президенту Трампу, возразит, что слишком рано говорить об оружии или что использовать такую трагедию с целью набрать политические очки значит с неуважением относиться к жертвам. Между тем от насилия с применением оружия, включая самоубийства, с 1970 года умерло больше американцев (около 1,4 миллиона), чем во всех войнах в американской истории, начиная с войны за независимость (около 1,3 миллиона). И речь идет не только о членах бандитских группировок: за год в Америке от пуль погибает больше дошкольников (около 75), чем полицейских.
Да, сделать Америку более безопасным местом будет сложно: идеальных решений не бывает. Одним из ограничений выступает Вторая поправка, равно как и наша поляризованная политическая система и сила лоббирования в пользу оружия. Неясно, насколько эффективными окажутся некоторые из моих предложений, и в любом случае это будет долгий, непредсказуемый, сложный процесс.
Но случай с автомобилями остается напоминанием о том, что мы можем избавиться от большой проблемы с помощью подхода общественного здравоохранения: подобно тому, как усовершенствования в сфере безопасности вождения значительно помогли нам в жизни, разумные, политически оправданные меры в сфере здравоохранения со временем могут сократить смертность от огнестрельного оружия в Америке на одну треть, то есть ежегодно спасать более десяти тысяч жизней — целый ряд экспертов в области политики в отношении оружия считают такой сценарий вполне правдоподобным.
Так что давайте не просто проливать слезы по погибшим, произносить исполненные скорби речи и приспускать флаги. Перейдем к действиям и начнем спасать жизни.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

284
Похожие новости
24 ноября 2017, 10:30
24 ноября 2017, 21:00
23 ноября 2017, 18:30
23 ноября 2017, 13:15
23 ноября 2017, 21:15
23 ноября 2017, 18:30
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
24 ноября 2017, 13:15
24 ноября 2017, 13:15
23 ноября 2017, 23:45
24 ноября 2017, 10:15
24 ноября 2017, 10:00
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
21 ноября 2017, 16:15
20 ноября 2017, 11:15
19 ноября 2017, 11:15
20 ноября 2017, 19:00
20 ноября 2017, 13:45
18 ноября 2017, 13:30
21 ноября 2017, 20:15