Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Как Россия на своем Дальнем Востоке балансирует между Китаем, Японией и Южной Кореей

Дальний Восток России остается депрессивным регионом с убывающим населением. На фоне внешнеполитических амбиций Москвы он является болезненной проблемой. Стоит вопрос о том, как Россия вообще может претендовать на что-либо в этом мире, когда она не способна обеспечить развитие своих территорий на Тихом океане?

Этот вопрос усугубляется соседством с огромным Китаем. Однако в отличие от агрессивного поведения в отношениях с Западом, на своих тихоокеанских границах Россия может придерживаться лишь консервативной стратегии. Поэтому она делает ставку на формирование классического баланса сил, в центре которого — ее собственные территории.

Цель здесь очевидна: если Москве не хватает способностей включиться в дела Тихоокеанского региона, то пусть ее туда включат соседи — Китай, Япония и Южная Корея, которые при этом уравновесят друг друга в отношениях со слабеющей державой.

Китайские инвесторы где-то рядом

С 2014 года в связи с известными событиями Москва всячески старается показать urbi et orbi, что Запад ей не особенно нужен, когда есть Восток и, в частности, Китай. Предыдущий опыт взаимодействия с ним включал территориальные уступки по реке Амур, получение кредитов на нефте- и газопроводы из Восточной Сибири, поставки российских вооружений и т.д. Но статистика инвестиций опровергает мечты о российско-китайском альянсе:

Таблица 1. Прямые инвестиции из Китая и России в экономики друг друга в 2010–2016 гг.: остатки на начало каждого года, $ млн. (по данным ЦБ РФ)

 

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

Китай

1251

1985

1385

1987

4547

2843

1693

Россия

78

108

114

249

186

191

174

Пик китайской инвестиционной активности пришелся на 2013 год, а российской (гораздо более скромной) инвестиционной активности в Китае — на 2012 год. Другими словами, несмотря на все декларации о стратегическом сотрудничестве, китайские инвесторы склонны снижать свои вложения в Россию, а у российских инвесторов просто сократились возможности для вложений в Китай.

В такой ситуации Россия пошла на серьезные изменения своего политического подхода. Если раньше инвестиции из Китая почти никак не затрагивали российский Дальний Восток, то недавно Кремль решился на привлечение китайских компаний в этот регион. Речь идет о лесной промышленности, сельском хозяйстве и создаваемых там «территориях опережающего развития», в т.ч. о Свободном порте Владивосток с более привлекательными для иностранного бизнеса тарифными условиями.

Свидетельством нового подхода здесь послужили готовность передать китайской компании «Хуаэ Синьбан» 115 тыс. га сельхозугодий в Забайкальском крае в аренду на 49 лет, а также российское предложение о переносе ряда китайских предприятий на Дальний Восток. И хотя сами инвесторы из КНР пока не спешат принимать такие предложения, вектор российских усилий очевиден.

Старые партнеры становятся важнее

На другой чаше «дальневосточных весов» Кремля находятся Япония и Южная Корея. Инвестиции в Россию из каждой из этих стран в целом сопоставимы с китайскими (см. Таблицы 2 и 3), хотя активность российских инвесторов в этих двух странах выглядит очень низкой даже на фоне их достаточно скромного присутствия в Китае.

Таблица 2. Прямые инвестиции из Японии и России в экономики друг друга в 2010–2016 гг.: остатки на начало каждого года, $ млн. (по данным ЦБ РФ)

 

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

Япония

1236

2006

1880

1452

1676

1274

1320

Россия

23

23

20

21

21

29

36

Таблица 3. Прямые инвестиции из Республики Корея и России в экономики друг друга в 2010–2016 гг.: остатки на начало каждого года, $ млн. (по данным ЦБ РФ)

 

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

Республика Корея

1147

1945

1001

2472

1892

1700

1323

Россия

7

17

12

31

32

54

60

Разница здесь в том, что у японских и корейских инвесторов, в отличие от инвесторов китайских, всегда был «зеленый свет» на работу на российском Дальнем Востоке. Речь идет об участии японских компаний в добыче газа на Сахалине, японских и корейских предприятиях в Приморском крае и т.д.

Проблема в том, что японские и корейские инвестиции в Россию также находятся на спаде. Москва пытается переломить негативную тенденцию через тот же механизм «территорий опережающего развития», а также через привлечение азиатских партнеров к собственным дальневосточным проектам. Еще она хочет, чтобы японские компании использовали газопровод «Сила Сибири», который должен поставлять сибирский газ через Дальний Восток в Китай. Понятно, что при хорошем раскладе это должно уравновесить китайскую сторону в столь экономически и политически непростом проекте.

В целом же дальше идей, деклараций и меморандумов новые инвестиционные проекты с участием японских и корейских инвесторов пока не двигаются. Все это создает не только экономические, но и политические проблемы. Одна из них – российская концепция «поворота на Восток» на фоне конфронтации с США и Европой никак не согласуется с реальностью. Но главная проблема состоит в том, что снижающиеся инвестиции со стороны восточных соседей означают, что Россия останется глубокой периферией Азиатско-Тихоокеанского региона.

Баланс торговой депрессии

Если обратиться к статистике российской внешней торговли, то картина станет еще более четкой (см. Таблицу 4). Товарооборот страны с Китаем, Южной Кореей и Японией с 2014 года переживает спад. И если в масштабах России, бесспорно, преобладают торговые связи с КНР, то главным торговым партнером регионов российского Дальнего Востока долгое время остается именно Япония. Важным фактом также является и то, что положительное внешнеторговое сальдо Россия имеет именно с Японией и Кореей, в то время как в делах с КНР преобладает импорт.

Таблица 4. Товарооборот России с Китаем, Кореей и Японией в 2010–2015 гг. и 1 полугодии 2016 г., $ млн. (по данным Министерства экономического развития, Федеральной службы государственной статистики и Федеральной таможенной службы)

 

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

(I полугодие)

Китай

59361

83232

87571

88798,5

88389,1

63552,2

28292

Республика Корея

17708

24942

24868

25172,5

27311,2

18060,6

6568

Япония

23136

29660

31266

33228

30797,2

21312

7334

Вместе с тем, нынешние объемы торговли России со своими ключевыми соседями на Тихом океане сопоставимы с тем, что было в 2010 году, а по итогам 2016 года, возможно, окажутся еще ниже.

Негативный тренд в торговле еще больше обостряет для Москвы необходимость любыми способами завлечь на Дальний Восток инвесторов, которые построят ориентированные на внешние рынки предприятия. И, судя по всему, Кремль считает, что это более простая задача, нежели проведение серьезных внутренних преобразований — от комплексного снижения налогов и таможенных пошлин до развития транспорта.

Курилы как ключ к решению

Инвестиционный и внешнеторговый спад поставил вопрос о том, что Россия без преувеличений становится «навсегда отставшей» страной в АТР. Однако Кремль видит возможность изменить ситуацию без того, чтобы менять собственный неэффективный политико-экономический порядок. И эта возможность — решить проблему мирного договора с Японией и, разумеется, проблему спорных Курильских островов.

С весны 2016 года Владимир Путин уже три раза встретился с японским премьером Синдзо Абэ, который также заинтересован в мирном договоре и понимает, что Кремль готов к торгу. Плюсы договора для России очевидны:

  1. повышение лояльности японских инвесторов;
  2. улучшение международного имиджа Кремля и наращивание его дипломатического капитала в регионе;
  3. возможность вбить клин между Японией и остальными членами G7 (в первую очередь США) по вопросу санкций;
  4. укрепление противовеса в отношениях с Китаем.

И если раньше Россия настаивала, что ни один из спорных островов возврату не подлежит, то теперь ее поведение изменилось. С одной стороны, она укрепляет свое военное присутствие на Курилах (только на островах Итуруп и Кунашир, но не на Шикотане и группе Хабомаи). С другой стороны, российский министр иностранных дел сказал, что после заключения мирного договора Россия готова рассмотреть вопрос о передаче Шикотана и Хабомаи Японии в порядке жеста доброй воли. А сам Путин высказался в том духе, что передача островов не обязательно должна означать изменение суверенитета над ними.

Именно здесь и кроется вероятный сценарий заключения российско-японского мирного договора. Главное в этом сценарии — долгосрочная концессия или аренда. По сути, Россия в обмен на мирный договор и инвестиции готова предложить Японии на Курилах то же самое, что она предложила Китаю в Забайкальском крае. Если Япония на это пойдет, то Кремль будет считать партию выигранной. Если нет — будет искать другие способы навязать себя японцам.

Важно понимать, что у Москвы попросту нет другого способа включиться в АТР, кроме как въехать туда через российский Дальний Восток на спинах Китая, Японии и Кореи. А без такого включения российский упадок становится слишком очевидным и обостряет неприятный для Кремля вопрос о власти.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

657
Похожие новости
07 декабря 2016, 13:30
09 декабря 2016, 17:00
09 декабря 2016, 12:00
08 декабря 2016, 11:15
06 декабря 2016, 18:00
07 декабря 2016, 13:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
08 декабря 2016, 18:15
08 декабря 2016, 06:45
07 декабря 2016, 10:00
06 декабря 2016, 23:15
04 декабря 2016, 17:45
08 декабря 2016, 14:30
05 декабря 2016, 22:45