Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Какого рубля нам еще надо?

Почему не радует укрепление национальной валюты
Алексей Подымов
       

Прошлый год российский рубль завершал «униженным и оскорбленным»: почти двукратное падение национальной валюты по курсу. Однако, это не стало причиной глобальных потрясений.


В России не случилось финансового коллапса, которого все опасались после введения Центробанком запретительной ключевой ставки. Не случилось даже сопоставимого с падением национальной валюты скачка инфляции (хотя цены, скорее всего, просто не могут сильно повышаться в условиях заметного падения потребительского спроса). И теперь специалисты уже больше озабочены тем, как жить в условиях неожиданно уверенного роста рубля.

Да, почти весь 2015 год рубль растет. И перемирие на Украине здесь вовсе ни при чем. Ведь и санкции никуда не делись, и нефть не думает сильно дорожать. Но наша валюта растет настолько последовательно, что это уже ударило по реальному сектору экономики, особенно по отраслям, ориентированным на экспорт. Тем не менее, тревогу забили не нефтяники не металлурги, которым не привыкать к постоянно меняющейся конъюнктуре и к тому, что правила игры могут измениться в любой момент в любую сторону.

Заволновались машиностроители, которые едва ли не впервые после уже почти забытого дефолта получили шанс восстановить позиции внутри страны не столько за счет политики импортозамещения, которую надо еще прочувствовать, сколько благодаря полученным от ослабевшего рубля конкурентным преимуществам.

Центробанк продолжает манипулировать кредитными ставками, грозится начать массово скупать валюту. Хотя многие ждут от ЦБ, скорее всего, другого – рублевой эмиссии, для которой сейчас наступил самый подходящий момент.


И все же, думается, что слишком уж «лихачить» Банк России не станет. Как бы не перегнуть рублевую палку: напечатаешь лишних рублей, а положение дел резко изменится.


На рынке нефти ничего хорошего ждать не приходится, санкции не отменят, по крайней мере, в обозримом будущем, давление на наш финансовый рынок не ослабеет.

К тому же рубль, скорее всего уже исчерпывает потенциал роста, спрос на него вряд ли будет расти дальше.

Мы помним, что Россия уже не раз проходила испытание «сильным рублем». Сильным по курсу он был незадолго до дефолта, и чем это все кончилось? Колоссальными потерями для населения, серией банкротств, предложениями снова наступить на грабли приватизации и… невиданным восстановлением экономики на базе антикризисной программы кабинета Примакова-Маслюкова. Но тогда доля реальной экономики, работавшей на внутренний российский рынок, была намного выше, чем сейчас, хотя из-за санкций все идет к тому, что можно и вернуться в «лихие девяностые».

Довольно сильным по курсу рубль стал ближе к осени 2008 года. После 30 и больше рублей за доллар в начале «нулевых» курс на уровне 23-24 рубля при совершенно ином уже уровне потребительских цен опирался только и исключительно на резко подорожавшую нефть. Но - грянул мировой кризис, обанкротились американские фонды «Фанни Мэй» и «Фредди Мак», и у России не осталось иного средства против кризиса, кроме девальвации рубля.

Раздача олигархам антикризисных миллиардов по сравнению с очередным поголовным финансовым обрезанием – это уже так, мелочь. Тем более что олигархам, в ответ на милости Кремля, было жестко рекомендовано не нарушать социального равновесия и не проводить массовых увольнений. Они и не проводили, поскольку опять неплохо заработали на кризисе и девальвации, получив в очередной раз немалые экспортные преимущества. Теперь почему-то мало кто интересуется, а кто из олигархов и как вернул «антикризисные» кредиты…

Про то, что к концу 2013 года рубль тоже оказался слишком сильным, точнее, переоцененным, не говорил только ленивый. Но потом случилось, сами знаете что, хотя по рублю ударило только уже ближе к осени. И тогда почему-то ни у кого не возникло вопроса: так ли уж нужен отечественной экономике сильный рубль? Страна, точнее, наделенные доступом к средствам массовой информации финансовые эксперты были в панике, рубль превращается в ничто!


Хотя в «ничто» превратить рубль не удастся даже Джорджу Соросу при всем желании – слишком уж крепок у нашей валюты фундамент.


Слишком уж Россия богата, и не втянут ее финансы в виртуальные манипуляции настолько, чтобы их можно было обрушить, как когда-то Сорос обрушил английские с их «сильным фунтом стерлингов».

А ведь пресловутый сильный рубль образца «десятых годов», если присмотреться, не дал экономике и людям очень многое из того, на что они вправе были рассчитывать. Он не принес реальному сектору даже низкого кредитного процента, никак он не помог и совладать с девальвацией. Против роста цен «сильный рубль» работал тоже как-то плохо, монополисты с легкостью выбивали для себя год за годом повышение тарифов, раскручивая рост цен по стране.

Самое удивительное, что сила рубля даже не придавала уверенности фондовому рынку. То, что рублевые инструменты стали так привлекательны именно сейчас, объясняется отнюдь не силой рубля, а тем, что он показывает долгосрочную позитивную динамику. И объясняется тут все очень просто: начинался-то рост чуть ли не с нуля, точнее, с того самого «биржевого дна», в поисках которого так мучаются игроки на понижение. Тот, кто покупает что-то рублевое сейчас, уже безнадежно опоздал, надо было делать это намного раньше, сразу после того, как за доллар у нас с легкостью давали почти 100 рублей, а за евро – больше 100. А обещали давать и все 200.

Сегодня прогнозируют укрепление рубля до отметки 50 за доллар. Хороший рубеж, но, с учетом того, что отток капиталов из России сейчас практически сошел на нет – утекать нечему, да и незачем - можно поговорить и про 40. Но это все-таки из той же серии, что и не столь давние 200. Внутри страны доллары и евро никто вообще не покупает. Но и сбрасывают только по нужде, а к тому же публику жаба душит, ведь покупали-то многие, когда евро стоил под 80, а доллар почти 70 рублей. Теперь и получается, себе дороже.

Но и в слабом рубле, за который сегодня ратуют предприниматели, ничего особенно хорошего нет. Даже с учетом выгод для экспортеров. Ведь девальвация - сродни наркотику, девальвируя свою валюту до бесконечности, можно и вовсе без штанов, то есть без валюты остаться. А, пытаясь конкурировать исключительно в ценах, можно, позабыв про качество, в итоге остаться и совсем без рынков сбыта для дешевых, но никому не нужных товаров. «Слабый» рубль – это еще и сильнейший стимул к инфляции, он же толкает более «сильные» капиталы к бегству из страны. Туда, где можно заработать больше.


Главное, обидно - что со слабым, что с сильным рублем нам приходится смириться с самым минимальным ростом зарплат и пенсий, но при этом терпеть плохо прогнозируемый и отнюдь не минимальный рост цен.


Упирается он только в одно – в отсутствие спроса, а экономическая теория, с которой не спорят даже самые упертые либерал-экономисты, говорит, что вот это-то и хуже всего.

Вот и получается, что на руках у сограждан сейчас вроде бы сильные рубли, но «сильно» отовариться на них никому не удается. Никто по этому случаю не призывает срочно дать денег народу и повысить зарплаты.

Центробанку после острой фазы рублевого кризиса удалось, похоже, добиться финансовой стабильности. Даже абсолютной стабильности. Но это стабильность по принципу: нет денег - нет проблем, она сродни покою на кладбище, на экономическом кладбище. Без денег экономика оживать не станет. Со всеми инфраструктурными проектами и даже с сотрудничеством с «третьим миром». А если и попытается, то с какими-то суррогатами вместо денег, впрочем, бартерную экономику мы уже имели все в те же девяностые годы, и разгребать ее завалы пришлось ой как долго.

Россия с нынешним, пока еще относительно «слабым» рублем, активно осваивает новые рынки, на которых главным преимуществом ее валюты может и должна стать отнюдь не ее сила или слабость, а стабильность. Как и стабильность всей экономики в целом, надежность и платежеспособность партнера. Со слабым же рублем нечего и мечтать о вожделенной конвертации, даже на ограниченном едином экономическом пространстве ЕАЭС. Нечего мечтать и о том, чтобы российский рубль стал основой для единой евразийской валюты или хотя бы общего с белорусами «союзного рубля». И вряд ли тут даже самый непатриотично настроенный либерал осмелится спросить, а оно нам надо? По-моему, сейчас даже ребенку ясно – надо!


Алексей Подымов – шеф-редактор информационного агентства «Финансовый контроль – новости»

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

804
Похожие новости
18 августа 2017, 10:00
18 августа 2017, 07:32
18 августа 2017, 17:30
19 августа 2017, 20:30
18 августа 2017, 07:33
18 августа 2017, 09:45
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
19 августа 2017, 21:15
19 августа 2017, 16:30
19 августа 2017, 13:45
19 августа 2017, 16:30
19 августа 2017, 08:30
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 августа 2017, 17:00
17 августа 2017, 09:15
17 августа 2017, 09:01
15 августа 2017, 14:15
16 августа 2017, 10:15
16 августа 2017, 18:00
18 августа 2017, 10:00