Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Karar: Путинский кинжал в Сирии

Россия ликвидировала одну за другой зоны деэскалации, созданные в Астане совместно с Турцией, под предлогом «присутствия террористических групп» в этих регионах. Вместе с сотнями тысяч мирных жителей, бежавших из кровавой осады, террористы тоже были направлены в Идлиб. Но, выдвинув то же основание, Путин начал наносить удары и по последней зоне деэскалации, в которой проживает 3,5 миллиона мирных жителей.
7 сентября все внимание было сосредоточено на трехстороннем саммите, состоявшемся в Тегеране для решения кризиса в Идлибе, ставшем узловой точкой гражданской войны в Сирии. Однако настойчивые призывы к «срочному перемирию», которые президент Эрдоган озвучил на критически важной встрече, остались без ответа. Был лишь выражен призыв ко всем сторонам прекратить огонь. Россия, блокировавшая невоенное решение, которое предлагалось с выражением гуманитарных тревог, минувшим днем тоже продолжила наносить авиаудары. Будучи гарантом зон деэскалации, созданных за астанинским столом совместно с Турцией и Ираном, Кремль, сославшись на террористические группы в этом регионе, свел на нет предпринимавшиеся усилия. В результате ряда проведенных операций оппозиционные элементы сосредоточились в Идлибе. Теперь Путин ударил и по этому региону, подняв в воздух самолеты для заключительного этапа. Из города, в котором находится 3,5 миллиона мирных жителей, хлынула волна беженцев. Был проложен путь к новым гуманитарным трагедиям.
Россия наносила удары по трем из четырех созданных на астанинской встрече в 2017 году зонам деэскалации на основании присутствия «террористических групп», а затем отправляла находившиеся там группы в Идлиб. Сейчас Путин в соответствии с тем же сценарием бомбит Идлиб, в котором укрывается более трех миллионов мирных жителей.
Мы проходим через критически важный период астанинского процесса, начатого Турцией в 2017 году совместно с Россией и Ираном с целью положить конец кровавой гражданской войне в Сирии. На данный момент эта война продолжается уже семь лет и унесла жизни сотен тысяч мирных жителей. Проект зон деэскалации, которые решено было создать на встрече в Астане по предложению президента Эрдогана и российского лидера Путина для прекращения кровопролития, постепенно рухнул. Из четырех зон деэскалации, созданных 4 мая 2017 года, осталась провинция Идлиб, в которой проживает около четырех миллионов человек.
Зоны деэскалации в Сирии
Реализация плана, который Россия шаг за шагом претворяет в жизнь, началась 4 мая 2017 года. Тогда некоторые районы Хамы, Алеппо и Дамаска, а также Идлиба были объявлены зонами деэскалации — так на первом этапе планировалось остановить кровопролитие. Но Россия никогда не соблюдала этот план. Всегда по одной и той же причине — на основании «присутствия террористических организаций» Россия атаковала одну за другой зоны деэскалации сначала в Эль-Кунейтре, затем в Деръа на юге Сирии и, наконец, в Хаме. В качестве единственного пути выхода из смертельной осады как для загнанных в угол членов оппозиционных и террористических организаций, так и для сотен тысяч мирных жителей, не принимающих режим Асада, был обозначен Идлиб.
На сцене в Идлибе был представлен тот же сценарий, что и в других зонах деэскалации. Сначала в качестве целей были намечены организации, нападавшие на базы России и сирийского режима, а затем регион был взят в окружение. А за 48 часов до критически важного саммита в Тегеране был дан старт активным действиям. Российская авиация и артиллерия Асада начали интенсивно обстреливать регион. Даже в те часы, когда лидеры проводили встречу в Тегеране, эти атаки продолжались. Основания и тезисы России были теми же, что и в отношении трех других зон деэскалации. Сейчас турецкая граница — единственная дверь выхода для четырех миллионов мирных жителей и около 100 тысяч вооруженных лиц, в том числе террористов, собранных в Идлибе со всей Сирии. А вероятность того, что в качестве последнего пункта плана, который Путин шаг за шагом претворяет в жизнь с 2017 года, силы Дамаска атакуют Идлиб при поддержке России и Ирана, и миллионы людей стекутся к турецкой границе, предвещает крупную гуманитарную катастрофу.
Самую отчетливую картину этой ситуации представил президент Эрдоган на историческом тегеранском саммите. Эрдоган, рассказавший о последовательно применяемом плане, отметил: «Важнейшим шагом, претворенным в жизнь в рамках астанинского процесса, стало создание зон деэскалации. Но со временем они прекратили свое существование под разными предлогами. Сегодня из зон деэскалации остался только Идлиб. Оппозиция, которая находится здесь, чувствует себя обманутой из-за событий, которые происходили вслед за созданием зон». И эти слова обнаружили всю серьезность ситуации.
Похожие оценки озвучил и министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу (Mevlüt Çavuşoğlu) на совместной пресс-конференции с министром иностранных дел Германии Хайко Маасом (Heiko Maas), посетившим Анкару за 48 часов до тегеранского саммита. Чавушоглу подчеркнул, что в Астане были определены четыре зоны деэскалации, но из них остался только Идлиб. «Очевидно желание режима атаковать Идлиб и завладеть этими территориями, — отметил он. — Но есть страны-гаранты — Россия и Иран. Здесь никто никого не должен вводить в заблуждение. Мы все сходимся во мнении относительно того, что радикальные группы должны выйти отсюда или отделиться. Но цель этих атак — завладеть Идлибом. Это несет в себе серьезный риск. Это будет катастрофой со всех точек зрения. С точки зрения и безопасности, и гуманитарного аспекта. Эти радикальные, террористические группы были доставлены сюда не Турцией. Если мы против этих групп, тогда почему мы привели эти террористические группы в Идлиб из Алеппо, Восточной Гуты, Хомса и даже юга страны? Или почему мы открыли коридор и позволили им прийти сюда вместе с вооружениями? План с самого начала был ясен: "Отправить эти группы сюда, а затем атаковать и захватить эти земли под предлогом присутствия этих групп"». Таким образом министр намекнул, что главным планом России с самого начала было загнать Турцию в угол в этом регионе.
Остался только Идлиб
Идея создания зон деэскалации впервые возникла на повестке дня на саммите президентов Эрдогана и Путина в Сочи. Затем на очередной встрече стран-гарантов, проведенной 3-4 мая 2017 года в казахстанской столице Астане при участии в том числе Ирана, Турция, Россия и Иран решили создать «зоны деэскалации» на тех территориях, где столкновения между Сирией и джихадистами были особенно интенсивными.
Исходя из этого, было образовано четыре зоны деэскалации. Первая зона: провинция Идлиб, северо-восток Латакии, запад Алеппо и север Хамы. Вторая зона: населенные пункты Эр-Растан и Тель Биса на севере провинции Хомс. Третья зона: Восточная Гута на севере Дамаска. Четвертая зона: районы провинций Деръа и Эль-Кунейтра на юге страны у границы с Иорданией.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

712
Похожие новости
25 сентября 2018, 01:45
24 сентября 2018, 23:00
24 сентября 2018, 14:45
24 сентября 2018, 12:00
24 сентября 2018, 12:00
24 сентября 2018, 23:00
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
20 сентября 2018, 22:45
21 сентября 2018, 07:00
20 сентября 2018, 14:30
21 сентября 2018, 20:15
19 сентября 2018, 16:00
24 сентября 2018, 03:45
22 сентября 2018, 10:00