Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

КАТОЛИЧЕСКОЕ МАСОНСТВО: ТАМПЛИЕРСТВО И ИЕЗУИТСТВО

Организованное соединение духовно единых католическо-протестантской, преимущественно англо-саксонской, элиты (костяка будущего правительства антихристианской державы «морского зверя») и элиты талмудической (жрецов и костяка партийного политбюро этой державы) начинает происходить задолго до современной католическо-протестантской «теологии» постмодернизма и экуменического слияния в одну церковь Антихриста. Организационным воплощением этого объединения стала исторически развивающаяся система тайных орденов, общая сущность которых выражается названием масонства.

Масонство рождается в недрах самого католицизма как строго логичное воплощение его изначального духа со всеми его пороками и, хотя вначале и испытывает на себе вражду со стороны папского Рима, но, как и в случае с протестантизмом, по мере духовной деградации Костела принимается своим родителем-гонителем и далее поглощает его собой. Масонство несет в себе тот же самый земной дух, который породил католицизм, приведя к расколу от Церкви Ее западную часть, – исповедует его цели и методы. Масонство духовно вызревало в недрах католического социума, религиозная и политическая элита которого претерпела отчуждение от простого народа, самопревознеслась над ним, возомнила себя достойной богатства, власти и «высоких» знаний, недоступных «простым смертным». А непосредственное его рождение произошло как закономерный итог католического блудодеяния – ритуальных «крестовых походов», которые заменили христианскую смиренную проповедь любви и борьбу со своими страстями насильственным насаждением «веры», за которым скрывалась низменная жажда господства и наживы.

Направленные римскими папами в «освободительные» походы в Святую Землю «благородные» католические рыцари, объединенные в ордена во главе с великими магистрами (гроссмейстерами), обуянные изначально псевдохристианским духом жестокости, не нашли у Креста и Гроба Господня ничего, что было бы близко их духу. Зато они нашли это у местных талмудических каббалистов – потомков тех самых фарисеев, которые и распяли Христа на этом Кресте и запечатали от человечества в этом Гробе. Заумные гностико-схоластические мудрования, магические формулы вавилонского чернокнижия, техники трансовой медитации, ритуалы тайного посвящения во все более высокие чины, новый талмудический взгляд на Священное Писание, как якобы данное для «второсортной черни» и над которым находятся «недоступные для быдла» тайные эзотерические знания, и на мироустройство, в котором перед англо-саксонской элитой открывалась перспектива «господства избранных» над всем человечеством, с полной свободой предания себя плотским удовольствиям и стяжанию богатства – всё это не могло не очаровать расхристанное рыцарство. Как закономерный итог, Орден тамплиеров, созданный католическим «святым» Бернардом Клервосским, организатором «крестового похода против славян» под красноречивым лозунгом «Крещение или смерть», вместо охраны от магометан храма Гроба Господня и паломников в Палестину оказался орденом «освобождения» от магометан (длящегося по сей самый день) ветхозаветного храма Соломона для совместного с талмудическими каббалистами поклонения и служения в нем «богу». Признав именно в нем источник знаний и «благодати» (к слову, с одобрения самого клервосского родоначальника бернардинцев), они закономерно преклонились и перед жрецами ветхозаветной блудницы – талмудической церкви.

Поклонение Третьему храму, с восстановлением которого связано установление кратковременного царства Антихриста на земле, поставило тамплиеров в масонской преемственности впереди своих старших собратьев из Орденов госпитальеров и святогробцев. Поскольку сущность строительства Третьего храма (с развернутым на Запад алтарем) у самих талмудистов заключается в незаконном, противном Божественной воли стремлении собственным произволением возвыситься до небес – в отличие от богоугодного возвышения, которому служил Первый и Второй Храмы, разрушенные по Божьей воле за вероотступничество Израиля (3 Цар.9:6-9), и служат распространившиеся по земле православные храмы «поклонения Отцу» на всяком месте (Ин.4:21), – это строительство было справедливо воспринято тамплиерами-масонами в качестве продолжения строительства Вавилонской башни, а также подобных допотопных каинитских (атлантистских) сооружений, следы которых до сих пор разбросаны по всей земле в виде «египетских» пирамид, зиккуратов «ацтеков» и прочих. По мере осознания восстановления храма Соломона и связанной с ним гностической религии Талмуда в качестве своей религиозной цели, постановки себе этого строительства выше потребностей собственных государств и их народов, а себя – выше законной государственной власти, тамплиеры под видом «простых и смиренных» строителей-каменщиков автоматически превращались в очаг будущих «вольного» франкмасонства и его тайных орденов. Главными же врагами данного строительства с тех самых пор и по сей день для масонов стали арабские мусульмане и их государства (политически) и, разумеется, Церковь и государства православных народов (духовно). Попутно заметим, что и созданный непосредственно для блюдения Гроба Господня и веры на Ближнем Востоке «Орден Святого Гроба Господнего Иерусалимского» также со временем эволюционировал в закрытую организацию с тайным членством, включающим в ряды своих «Рыцарей и Дам Цепи» представителей западной финансово-политической элиты.

По отношению же к самой талмудической элите это означает полное осознанное или неосознанное покорение ей как «старшим братьям» и «учителям». И даже если разнородные масоны во все времена и мнили себя равноправными элитарными участниками «нового мирового порядка», то самими потомками фарисеев, строго по крови разделяющими «сверхлюдей» и «недолюдей», они видятся не более чем шабесгоями («шабатными слугами») – то есть, гоями, верно служащими своим хозяевам, пригодными для всякой грязно-черновой работы, недостойной «избранных рук», и которыми можно легко пожертвовать при необходимости, что, как показывает опыт английской, французской и российской «либерально-демократических» революций, обычно и происходит.

От самого своего тамплиерского рождения масонская иудеокатолическая церковь воспринимает в себя горделивый дух клеветы, самонадеянности, властолюбия преклонения перед внешними талантами, техническими достижениями и, конечно, талмудический культ золотого тельца: в шестистах шестидесяти шести талантах золотых, ежегодно приходивших Соломону в качестве дани (3 Цар.10:14), ими было небезосновательно узрено сакральное число, символизирующее земное богатство и власть, – число человеческое, которым с тех пор жрецы масонского «зверя от земли» вознамерились духовно и физически запечатать себе в рабство все человечество (Откр.13:16-18). Любовь к богатству и завоеваниям земель – первое, что родоначальники масонства, лицемерно носившие имя «Орден бедных рыцарей Христа и храма Соломона», унаследовали от своих старших талмудических братьев. Уже в скором времени, лишенные как католики Божьей благодати, тамплиеры забыли о своей миссии «бедных охранителей», разрослись крупными землевладениями на Ближнем Востоке, а после изгнания крестоносцев из Палестины – по католической традиции не исчезли с упразднением уставной задачи организации, а ушли в тень, переключившись на международные политические задачи (сходящие к воскрешению пораженного «зверя из моря» в его шестую голову) и активно занялись хазарским ростовщичеством и торговлей. За несколько столетий орден превратился в крупнейшего кредитора всех общественных слоев Запада вплоть до королей и выстроил внутри себя обширнейшую банковскую структуру, ставшую впоследствии общеевропейской. Коварный удар в спину Четвертым «крестовым походом» с разграблением Константинополя, который софинансировали тамплиеры, приняв затем усердное участие и в дележе захваченного, позволил наполнить эту банковскую систему избыточными активами – строительным материалом будущего капиталистической строя неоязыческой Европы. Неудивительно, что, возникнув вначале во французской среде чуть ли не как национальный орден, вскоре тамплиерство заняло наиболее прочные позиции во флагмане золотого идолопоклонства и элитарной сегрегации, передовике культа превосходства и коварства – Великобритании, в которой (особенно в горах Шотландии, родине первых масонских орденов) тамплиерская элита (как и хазарская) и затаилась после жестокого истребления самого ордена во Франции и по сей день имеет свой главный Темпл в Лондоне.

Не менее ожидаемо увлекшиеся земными благами первопроходцы католического иудомасонства, отставив первые тамплиерские обеты «строгости и послушания», низринулись и в бездну распутства, дойдя до мужеложества, которое с духовной точки зрения является одновременно жертвоприношением сатане и преданием себя в его власть: с тех пор мужеложество (часто педерастическое) стало обязательным мистическим ритуалом посвящения членов тайных масонских орденов в высокие степени и их периодических ритуалов жертвоприношений дьяволу. Именно поэтому нынешняя тамплиерско-масонская элита Запада, прочно взявшая власть в странах возрождаемой языческой Римской империи-Евросоюза (седьмой главы «морского зверя») в результате буржуазно-антимонархических революций и изваяв «Новую Атлантиду» в виде США и создаваемой на ее основе глобальной империи Запада (восьмой главы зверя), не просто защищает содомский разврат под видом ценностей либеральных прав человека, но насаждает его во всем человечестве как свою религиозную (сатанистскую) ритуальную практику и норму.

Развращение плотскими пороками, богатством и безотчетной властью (1 Ин.2:16) по уже накатанной колее ввергло тамплиеров и в самое идолопоклонство. Насколько верно свидетельство «святой инквизиции» (а ей не было смысла клеветать на полностью подчиненный папе орден), тамплиеры создали свое тайное поклонение как «спасителю» истукану в виде «Головы» с четырьмя ногами (которая приводила в ужас присутствующих рыцарей) и ее копиям как представителям «бога». В знак подчинения последним они носили на своей шее связанные вокруг «Головы» веревки, легшие в основании дресс-кода современного «цивилизованного мира» в виде галстуков. По тем же свидетельствам за ними числилось и увлечение гностическим оккультизмом, алхимической магией и прямое поклонение козломордому Бафомету. И хотя эта религиозная часть тамплиеров является наиболее сокрытой от истории, сам культ таинственной скрытности в мистической практике (а за ней – и политической), напрямую отметавший христианскую открытость и доступность, утверждался на богоотступническом католическом Западе именно тамплиерством и был положен в основу западной цивилизации лжи, лицемерия и заговора – коварства «морского и земного зверей» вкупе.

Разгром ордена тамплиеров, замашки которого были еще слишком революционны для новозаветной Вавилонской блудницы в XIII веке, не упразднил, однако, самого тамплиерства. Большинство его членов ушли в тень либо перешли в союзный католический Орден госпитальеров, трансформировавшийся позже в Мальтийский орден, – ровесник и старший брат-близнец тамплиеров, зачатый в «крестовом походе», – сохранив и накопленные веками богатства, и сформированные тайные политические и финансовые связи, и гностико-эзотерические предания и практики. На территории же Португалии тамплиеры сохранились собственной персоной, переименовавшись в «Орден Христа», и, испытывая теоретическое влияние халифатских талмудистов, пронесли свое масонское наследие вплоть до XVI века, передав его возникнувшему здесь же ордену иезуитов.Госпитальерский орден прошествовал тем же тамплиерским путем: не свернувшись с утратой целевого предмета своего существования в виде Святой Земли, он переориентировался на закулисную борьбу за власть в многочисленных раздробленных государствах Запада, а также на добычу богатств, которая, помимо сбора ренты с владений по всей Европе, дошла до превращения ордена (уже в его бытность Мальтийским) не только в торговую Мекку, но в бастион работорговли, наёмничества и грабительского пиратства (легендарного корсарства), которое своим разбоем и мародерством наводило ужас на мореплавателей всего Средиземноморья. Одновременно повседневная жизнь и рыцарей Мальтийских рыцарей-монахов, протекавшая рядом с ренессансной Италией, стала прогнозируемо утопать в жутком разврате. Утратив в войнах и в результате эпохи секуляризации свое открытое политическое могущество, госпитальеры, как и тамплиеры, возродились в XIX веке в виде уже откровенно масонских структур «Суверенного Военного Мальтийского Ордена» в Риме и на Мальте и откровенно межконфессионального масонского«Ордена святого Иоанна» – конечно, в Великобритании и США.

Восприятие тамплиерского и мальтийского наследия зрелым масонством открыто засвидетельствовано созданием в XVIII веке в структуре его тайных ответвлений объединенного ордена «Тамплиеры» с подчинением ему рыцарей Мальтийского ордена как одной из высших масонских лож, причем с принципиальной «христианской» принадлежностью его членов, стоящих над своими собратьями низшего уровня посвящений, исповедующими неопределенную «Высшую сущность», что превращает его в действенный инструмент создания экуменической церкви Антихриста под водительством его Антипредтечи – Ватикана. Рыцари масонского тамплиерско-мальтийского сверхордена в последние столетия приняли видное участие в организации антихристианских революций в Европе и прочно вошли в элиту строящейся всемiрной державы Антихриста.

Когда разложение католической церкви-блудницы, создававшей западную цивилизацию, достигло реформационного архипелага протестантизма, на качественно новый уровень вышло и становление в нем тайной орденской организации, в недрах которой вызревал современный Ватикан (по имени языческого божка, отвечающего за первый крик новорожденного язычника) – новозаветная церковь-блудница антихристовой эпохи, – и происходило ее соединение с ветхозаветной блудницей и с вольным порабощением себя ей. Внутренний протестантский надлом римо-католической церкви привел по старой дьявольской диалектики к рождению не менее безбожной реакции – особого католического ордена с сугубо антихристианской доктриной – иезуитов, кощунственно и цинично названных «Обществом Иисуса» и в полной мере олицетворяющего собою «зверя, выходящего из земли, имеющего два рога, подобные агнчим, и говорящего как дракон, действующего перед ним со всею властью первого зверя и заставляющего всю землю и живущих на ней поклоняться первому зверю, у которого смертельная рана исцелела» (Откр.13:11-12), а потому завершающего в себе и собою становление новозаветной Вавилонской блудницы – католического Костела с его протестантскими метастазами.

Иезуитский орден был создан на пике ренессансного развращения католического Костела в разгар революционно-протестантской Реформации папой Павлом III, все свои решения основывавшим на советах гадателей-звездочетов, когда католицизм как религиозная вера, имевшая духовную власть над европейскими государствами, уже умерла. Умирала и сама квазидуховная католическая церковь по мере того, как Реформация захватывала собой все европейские страны, включая Польшу (почти всю ее аристократию) и саму Италию, происходиласекуляризация – изгнание церковности из государственной жизни (вера переходила на индивидуально-психологический уровень), закрытие монастырей, конфискация церковных имуществ. Растерзанная новозаветная Вавилонская блудница, лишившаяся способности поить народы божественным вином Святого Духа, могла «воскреснуть» только как зомби, «яростным вином блудодеяния своего напаивая все народы» (Откр.18:2), – в качестве чисто политической организации, лукаво прикрывающейся маской христианской церкви и соответственно действующей насилием, подкупом и всяким обманом (лестью, клеветой, сговорами): вначале как самостоятельная государственная сила, а по мере хирения Папского государства – как международная партийная организация, проникающая в местные элиты, – идеологически подстраиваясь под них, но вынашивая собственные замыслы, – либо готовящая и проводящая революции в недружественных для себя государствах.

В этих условиях на свет из преисподней и вылезает самый приближенный доселе к образу антихристовой церкви орден иезуитов. Создан он был в Португалии, ставшей прибежищем для распущенного Ордена тамплиеров, унаследовав все «достояние» его богатого организационно-технологического, политического и финансового опыта. Как и при становлении ордена почитателей «Третьего Храма» особую роль в создании иезуитства исполнили талмудические иудеи, вес которых в землях недавнего Халифата был огромен. Направленная после Реконкисты в Испанию «святая инквизиция», подвергнувшая иудеев-сефардов террору, «оставила» для тех лазейку в виде «принятия» католической веры. К тому времени Талмуд уже давно позволял «принимать» чужую веру для конечного торжества иудаизма, поэтому на Пиренейском полуострове быстро образовалось сообщество марранов – иудеев, внешне исповедующих католичество, но, как правило, втайне отвергающих, ненавидящих и воюющих против него (подобно секте жидовствующих, примерно также действовавшей в то же самое время по отношению к христианству на Руси). Именно марранами во взаимодействии с близкими им по духу тамплиерами и был создан иезуитский орден, унаследовавший все тамплиерские и талмудические цели и средства – захват государственной, а затем и всемiрной власти путем клеветы, интриг, подкупов, убийств, террора, ростовщичества и искусных финансовых махинаций, лицемерной «благотворительности», закулисной дипломатии и интриг – только уже для вящей власти папы Римского, который, в свою очередь, как лжепророк и предтеча Антихриста, должен принести ее к ногам Антихриста и, вероятно, по образу святого Иоанна Крестителя лишиться головы, а вместе с ней – надежды быть соправителем своему антикрестнику. И в отличие от XIV века папизм уже не видел в этой ереси никакого противоречия своей вере, а потому с удовольствием и использовал иезуитство для «воскрешения» католицизма уже в рамках квазирелигиозного государства (будущего Ватикана).В свою очередь была впервые преступлена граница между духовных влиянием талмудизма на новозаветную церковь-блудницу и их организационным объединением: талмудисты впервые вошли в нее, пусть пока и тайно. Скорой канонизацией основателя Ордена И.Лойолы и его сподвижников Ф.Ксаверия и П.Фавра весь католицизм был окончательно переведен римскими папами в иезуитскую стадию.

Иезуиты обрели поистине геростратовскую знаменитость и сделали нарицательным свое имя, символизирующие безмерное коварство, подлость, двуличие, ложь, лицемерие, предательство, жестокость, то есть, антихристианство.Сатанистский принцип «цель оправдывает средства», озвученный в скромном политическом памфлете Н.Маккиавелли, всемiрно прославился взявшими его на вооружение иезуитами. Именно ими впервые в послеантичный период были «оправданы» софистические приемы спора, когда под нужный сомнительный или заведомо ложный тезис подводятся всевозможные «оправдания» и «доказательства», а также утилитарная мораль, когда выгодное в «неоднозначных» случаях (которыми софистическая логика позволяет сделать абсолютно любые случаи) объявлялось истинным. Иезуитами была разработана особая система «птичьего языка» с максимально размытыми и обтекаемыми фразами с подлинным смыслом, доступным только «посвященным»: такой язык, ставший языком современной политики, дипломатии и гуманитарной науки, позволяет постепенно внедрять в душу (сознание и подсознание) людей незаметно для них самих самые безбожные и саморазрушительные идеи (пресловутыми «окнами Овертона»). Фарисейская философия предполагала и соответствующий тип поведения: «для блага нашего дела» (cosa nostra)папский устав иезуитов одобрял светский характер членов ордена, тайное и ограниченное по численности элитарное членство в нем. Наконец, уставом предполагался хасидский закон слепого и абсолютного подчинения низших членов общества высшим, а вместе – папе Римскому (вплоть до самых греховных и безумных приказов), окончательно упраздняя церковную соборность и христианскую личную ответственность каждого человека перед Богом за свои поступки. Как видим, иезуитам принадлежит «честь» создания прототипа масонских лож и международной тоталитарной секты как костяка будущей антихристовой церкви.

Целью создания иезуитского ордена было объявлено оздоровительное обновление в католической церкви и осуществление контрреформации – противодействия распространению протестантизма и обращения его адептов обратно в католицизм.Однако в «лучших» католических традициях иезуитство вскоре отошло от уставных целей. После некоторого оживления нравственная деградация католического Костела продолжилась, протестантизм был побежден в ряде стран (резней как во Франции или натравливанием на Русь как в Польше), а в других с ним был заключен «пакт о ненападении» (Вестфальский мир), который в условиях изживания религиозности у европейских народов уже не нарушался. Однако, по плану врага рода человеческого, иезуитство умирать в Вестфальском мире не собиралось и обратилось всей своей мощью против его главного врага – православной Церкви и единственной оставшейся к тому времени державной силы на пути ее уничтожения «зверями из моря и от земли» – православной Руси.

Вначале иезуитский орден внедрил своих агентов в Польское королевство и оказал достаточно слабой Польше всевозможную помощь (военную, дипломатическую, финансовую) для военного завоевания Малой Руси, а затем и Руси Белой и Литвы (под видом Люблинской унии), ослабленной борьбой местного православного русского населения с ополяченной литовской шляхтой за выход из Кревско-Городельской унии и воссоединение с восточными братьями из Московской Руси и войнами с последней, которые вела его телами католическая литовская знать. После этого слугами дьявола была поставлена цель упразднить на Западной Руси православное Христианство, для чего ими была разработана адская стратегия: на место терпимой к Православию литовско-русской династии на трон в Варшаве был возведен венгерский иезуит Штефан Баторий; начали массово открываться иезуитские польские коллегиумы во главе с Виленским иезуитским университетом, куда чуть ли не насильно загонялись дети западнорусского дворянства; города были массово заселены и наделены привилегиями гонимые по всей Европе иудеи для подрыва главного оплота местного русского населения – городов и православных городских братств (в XVII веке западные русские были окончательно изгнаны из своих городов вплоть до советского времени). И, наконец, к жизни был вызван старый католический демон, которым была уничтожена Византийская империя –униатство. Для этого при помощи верных талмудических инструментов симонии было произведено развращение и отрицательный отбор архиереев и игуменов монастырей, к которому добавилось и кощунственное марранское наследие: иезуиты лицемерно «принимали» православный сан, чтобы при поддержке развращенных «архиереев» и польско-литовских штыков ввести от имени православных безбожную Брестскую унию, после чего создали «униатский» орден базилианцев и приступили через него к невообразимому террору против православного населения западной Руси, продолжающийся в лице украинских бандеровцев по сей день.

Последним этапом иезуитско-марранского коварства была агрессия Речи Посполитой с поддержкой Ватикана, наемников из многочисленных католических стран при финансовой поддержке талмудистов на Московское царство с целью его уничтожения и террористического окатоличивания, воспользовавшись Великой Смутой, раздутой ими же при помощи излюбленной клеветы на царя Бориса Годунова и засыланием в Москву двух Лжедмитриев. Еще ранее иезуитами была развернута многовековая клевета на Русское государство и Русскую Церковь во главе с первопроходцем шпионом-иезуитом А.Поссевином – на благоверного царя Иоанна IV: Русь и ее лучшие сыны отселе изображалась дикой, варварской, кровавой, развратной, грязной, неотесанной, с рабской психологией. А ведь еще при самом Иоанне Грозном поляки настойчиво просили его стать польским королем. Позже иезуиты натравили на Россию Наполеона с вавилонским столпотворением народов «зверя морского» о его «седьмой голове», среди которых до трети вторгшейся армии составляли поглощенная иезуитами польская знать, и приняли активное сопровождение аналогичного похода Гитлера, в котором только догматическая славянофобия Третьего Рейха помешала одержимой экстремистским национализмом Польше выступить главной ударной силой.

Но войной против православного Христианства коварство марранского ордена иезуитов не ограничилось. Был совершен эпохальный шаг на пути к восстанию вавилонского «зверя из земли».Если доселе новозаветная католическая блудница ограничивала свое действие достаточно сжатым пространством европейского континента, при этом ревностно до безрассудности охраняя свои догматы (ложные и сформированные под воздействием неоплатонического гностицизма и талмудизма), то иезуиты как квазирелигиозная спецслужба светского, по сути, государства вознамерились понести католическую ересь, отвергнутую потомками Иафета в Европе, на другие континенты и другим расам, чтобы возродить среди их неискушенного населения новозаветную блудницу уже в совершенной вавилонской «ипостаси». Для этого псевдоапостолы-лжепророки, «приходящие в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные», о которых предупреждал Христос (Мф.7:15), полностью отказались от твердости исповедания веры и начали человекоугодливо принимать всевозможные заблуждения и непотребства местных культур, поскольку иных средств у Рима, утратившего Истину и благодать, а также огонь и меч англо-саксонских держав, перешедших в протестантизм, уже не было.

Так было положено начало будущему мультикультурализму и толерантности, которые не противоречили, а продолжали европоцентристскую горделивую агрессию Запада, сплетшись с ней. Олицетворением иезуитской миссии стал Маттео Риччи, «проповедовавший» в Китае европейский гуманизм в одежде буддийского монаха, а также организация, созданная папой Григорием XV, канонизировавшим иезуитов, с красноречивым названием «Конгрегация пропаганды веры». Всходы именно от пропагандистских зерен иезуитского миссионерства в Азии, Африке и Латинской Америке в условиях атеистическо-протестантского Запада составляют ныне львиную долю плоти католического Костела, превратившегося в Вавилонскую новозаветную блудницу; то, что вино ее – вино не святости, а блудодеяния, хорошо видно по наиболее религиозным католическим странам Латинской Америки: «христианская вера» там легко уживается с миллионными порнографическими карнавалами (Бразилия), безграничной наркоторговлей (Мексика и Колумбия), проституцией (Куба) и даже каннибализмом (Гаити). Впрочем, аналогичную картину мы видим и в других центрах и плодах иезуитской миссии – эпическим наркопритоном в Филиппинах (до прихода врага иезуитов Р.Дуэрте, симпатизирующего православной России) и родиной мафиозных «крестных отцов» Сицилии.

То зло, которое несли с собою иезуиты, внедряясь в политические элиты государств и разогревая в них антигосударственные революции, вызвало отторжение у католических монархов, вынудивших поставленного ими же главу католического Костела Климента XIV официально «упразднить» иезуитский орден (что не спасло католические монархии от революции, расползшейся от Франции при помощи Наполеона и масонов по всей Европе, нанеся сокрушительный удар по самому католицизму), который вскоре возродился – по традиции, в новом инфернальном качестве.Торжество толерантно-агрессивного миссионерства иезуитства («двурогого зверя из земли»), в которое исторически выродился католицизм, в самой Европе выразилось в «благословении» в XX веке либерализма (в частности, западноевропейской демократии), революционного марксизма (непосредственно заложенного иезуитами в основу южноамериканской «теологии освобождения», включающей вооруженную классовую войну и взгляд на бедность как источник греха) и этнофилетического фашизма (в частности, иезуитами была создана секта хорватских усташей, устроивших геноцид православных сербов). Теология иезуитского «зверя из земли» XX века также претерпела революцию: иезуитом Тейяром де Шарденом была создана богохульная концепция «христианского эволюционизма», отрицающая шестидневное творение Богом мира из ничего, а иезуитский II Ватиканский Собор, положивший начало слиянию католицизма с талмудическим иудаизмом и масонством, открыл двери для принятия в католическое вероучение всех гуманистических философских доктрин современности (аджорнаменто), собранных в постмодернизме, и перехода к доктрине экуменизма – созданию церкви Антихриста.

Усилиями иезуитов в XX веке Ватиканом был совершен еще один решающий шаг на пути к церкви Антихриста – сближение с выросшей из католицизма и единой с ним по духу, но долгое время ему противостоящей, богоборческой силой – масонством. Органом такого сближения стал первый «светский» католический орден «OpusDei», созданный еще одним иудеем-марраном с Пиренейского полуострова Х.де Балагером по строго иезуитским лекалам (по серьезным свидетельством, под контролем самих иезуитов) с тайным членством и рабским внутренним подчинением, добившись потом и экстерриториальности. Орден был создан во время режима Франко и сразу открыто ввел своих членов в фашистское правительство, поспособствовав вместе с иезуитами приведению и утверждению у власти консервативных католиков Франко, Муссолини и Гитлера, которые были одновременно поддержаны еще одной частью Вавилонской блудницы – финансовой элитой США (в основном представляющих тот же талмудический иудаизм). Гитлер никогда не скрывал, что конструкцию своего неотевтонского ордена СС буквально скопировал с устава ордена Иезуитов и принципов ордена «Опуса Деи».

Нескрываемой целью «Опуса Деи» стало проникновение его членов в высшие круги различных отраслей общественной жизни и утверждение через это власти Ватикана. Для идеологического прикрытия этого католическо-масонского органа «зверя от земли» его основателями была взята на вооружение протестантская доктрина сакральности будничной бытовой жизни и профессиональной самореализации (с нацеленностью на карьерный успех и вхождение в элиту), позволяющими достичь «святости», дополненная некими тайными «духовными упражнениями». Непосредственным выражением «святых профессиональных занятий» элиты ордена ожидаемо стало изобретенное прежде самими иезуитами создание «независимых» специальных отраслевых некоммерческих (чаще всего, «благотворительных») организаций-фондов, тесно работающих с руководителями соответствующих отраслей и учреждений, а особенно – учебных заведений гуманитарного профиля для подготовки новой западной элиты. Установки ордена позволили превратить его и в организатора активного межконфессионального «диалога»– прежде всего, с родственными ему протестантами, а также иудеями, которых масонский Второй Ватиканский собор объявил «старшими братьями христиан» (после «собора» в число «сотрудников» ордена начали включать маститых раввинов и даже атеистов).

Притом в таком экуменическом ордене сохраняется жесткое подчинение «священникам» Ордена, которые подобно протестантским пасторам также занимаются добычей финансовых средств «сакральной» светской деятельностью: личина предтечи Антихриста вырисовывается все чётче. Подобно тамплиерам и мальтийцам новым Орденом создается обширная транснациональная кредитно-инвестиционная банковская сеть и ряд «независимых, но опекаемых» организаций, позволяющих проникать во все поры общества под вуалью религиозной нейтральности. Заслуги Opus Dei, который признан сектой законодательством разных стран и его собственными бывшими членами, в деле построения церкви «зверя от земли» оказались настолько значительными, что канонизация иудейского создателя ордена произошла через 17 лет после его кончины выдвиженцем Opus Dei и ЦРУ папой Иоанном Павлом II, могильщиком социалистического блока.

В XXI веке мы буквально воочию наблюдаем апогей иезуитского миссионерского аджорнаменто – покорения «зверя от земли с двумя рогами, подобными агнчим, и говорящего как дракон» мiру сему во главе с его князем и его державой («зверю морскому») и «приведения к поклонению ему со всей властью Антихриста» всего неправославного человечества (Откр.13:11-12), – когда пост папы Римского впервые в истории занял открытый иезуит Франциск из той самой Латинской Америки (в частности, из приютившей многих нацистов Аргентины, в активном сотрудничестве с которыми, в особенно униатами-бандеровцами, был замешан сам папа). Его «проповедь» заключается в пропаганде установления мiрового правительства во главе с нынешней масонской либерально-банкирской элитой для обеспечения «общечеловеческой социальной справедливости».Новой иезуитско-схоластической политологии соответствует и новая иезуитская этика: папой Франциском открыто одобрена наркомания, проституция, гендерный феминизм и содомия («квир-теология»), а противодействие им названо грехом нелюбви с осуждением консервативного образа жизни (в частности, многодетных семей). Папа-иезуит Франциск вполне подходит на роль персонифицированного воплощения «зверя из земли с рогами как у агнца» – предтечи и антикрестителя Антихриста, тем более, что почитаемый самими католиками за святого ирландский монах Малахия 900 лет назад предсказал с удивительно точными описаниями 113 будущих пап Римских и указал на нынешнего, как на «черного папу», при котором произойдет пришествие «сына беззакония» (генерал ордена иезуитов как раз официально и называется «черным папой»).

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1492
Похожие новости
14 декабря 2017, 09:45
13 декабря 2017, 07:15
13 декабря 2017, 12:30
12 декабря 2017, 10:00
12 декабря 2017, 10:00
15 декабря 2017, 12:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
14 декабря 2017, 15:30
09 декабря 2017, 13:00
11 декабря 2017, 15:45
09 декабря 2017, 19:00
11 декабря 2017, 23:30
13 декабря 2017, 15:30
11 декабря 2017, 10:15